Проект Готика

«Varda's Quest». Повесть Варды. Главы 31—35

Автор: Varda
Дата публикации: 09.06.2005
Дата последнего изменения: 15.03.2017

Глава 31. Почти джентльменское соглашение

На пороге «норы» я остановилась… *А что случилось?* Все доступные мне чувства вдруг обострились до предела! Мгновение… одно мгновенье… целую вечность. Что-то в моем теле билось и трепетало, точно птица в силке. Эмоции наперебой устремились в меня… складывалось ощущение, что кровь вот-вот вскипит, а сердце разорвется, не в силах вместить в себе столько. Причина? Запах ветра! Совсем, как тогда… как дома… Не запах чего-то конкретного… а просто ветра, танцующего в траве!..

Поглощенная этим секундным порывом, я стояла едва дыша, боясь вспугнуть ощущение на губах и шее… А когда все прошло, осталась невыносимая, вышибающая тоска… Тоска по Родине. Мне показалось, что кто-то внутри меня выключил свет. Ледяная тьма обжигала…

За всем этим я почти забыла — причину своего прихода.

Основательно потрусив головой, я вошла под свод.

Сагитта сидела в кресле и читала. Женщина подняла на меня усталый взгляд.

— Варда, где ты взяла этого котенка? — вот так, без предисловий и приветствий, начала она.

— В пещере, за Маяком, — машинально ответила я, но быстро добавила: — а что?

— Странный он, — будто отмахнулась от меня ведьма, и сменила тему: — Дивин сегодня молодец… не думала, что он встанет на ноги так быстро. Я не колдунья… просто знаю травы, но никогда не видала, чтоб они действовали так…

— Как? — поинтересовалась я… *О котенке чуть позже…*

— Хм… — протянула Сагитта, — скажем так… Я не могла его вылечить… мальчик умирал. Он с самого рождения такой… его мать так же умерла.

— Ты знала его мать? — искренне удивилась я.

— Ко мне всегда приносили больных детей, — резко ответила ведьма.— И его мать не была исключением. И сама, бедняжка, жила только за счет моих отваров. Но это не могло продолжаться вечно. Иногда я жалею, что не колдунья, как обо мне говорят местные сплетницы.

Женщина отвернулась. Ее глаза впились в огонь под колбой… в них что-то заблестело… В этот момент лицо ведьмы показалось мне высеченным из камня.

— Что с тобой? — я подошла близко-близко…

— Ничего, — поспешила ответить Сагитта, как бы незаметно смахивая что-то с ресниц легким движением пальцев.— Так вот, о мальчике… Он… я не говорила тебе… но он должен был умереть. Его кашель… Я могла только облегчать страдания и научить его, как не причинить вред другим своей болезнью.

*Красивые блестящие глаза… бледность и худоба… а еще тот звук… в ту первую встречу… его легкие…*

— Ты говоришь, «должен был»? — уточнила я.

— В том-то и дело… — Сагитта потерла лоб.— Я не понимаю. Он начал выздоравливать. Сам. И так быстро! Мои травы не дают такого. Я уверена. Где ты его нашла? Ну, тогда?

— В море, — начала я рассказ, стараясь не упустить ни одной мелочи.

— Что за книги он брал у колдуна? — *… А черт его знает! Почему я не посмотрела?*

— Не знаю, тетушка, — от досады я больно щелкнула костяшками… звук был такой, как будто кто-то переломил пучок тонких сухих веточек. Вдруг меня осенило:— Руна. При нем была руна на куске пергамента! У меня ее нет… я оставила рисунок здесь, чтоб не потерять.

Тогда мне это казалось здравым решением. Мы перерыли все… но эскиза нигде не было. Более того, не было даже ничего похожего. Расстроенная Сагитта без сил опустилась в кресло, я плюхнулась на пол. Куда бы не пропала руна Дивина, теперь это было не важно…

— Может, ее по ошибке прихватил Вольф? — предположила ведьма.— И отнес вместе с книгами?

— Гадать бесполезно, — процедила я.

— Правильно, милая, — Сагитта говорила ласково, так, если бы и впрямь была моей тетушкой.— Вот придет наш шалопай завтра, я у него и спрошу. Не расстраивайся, мне и самой прямо так обидно…

— Не то слово, — подтвердила я, хотя настроение у меня поднялось.— А что с котенком-то не так?.. Я хотела сразу спросить…

Ведьма замялась, а когда заговорила, то словно бы нехотя делилась словами:

— Мракорис — зверь красивый, сильный, умный, по-своему, но зверь, — *начала издалека…* — Я не могу избавиться от ощущения… кажется мне… с той минуты, как он глаза открыл… Вот смотрит котенок и все понимает… слушает, следит. Считаешь, я из ума выжила?

— Э-э-э… — *Ну не ответишь же, что «да»…* — Каин, как и любой другой ребенок, увидел впервые новый мир и ему все интересно, движешься только ты, вот он и смотрит на тебя — ему так веселее.

— Я тоже так подумала, — торжествующие нотки сквозили в голосе женщины. — Думала, что он играть хочет. Взяла перышко, и ну у него перед мордочкой водить, а котенок не на перышко, а в глаза мне посмотрел… и так, что у меня душа в пятки ушла!

— Тетушка, а сколько живут Мракорисы? — вдруг спросила я.

— В природе недолго… — неохотно отвлеклась от своих умозаключений Сагитта.— Хоть врагов у них в лесу нет, они друг с другом за территорию воюют. Места им не много надо, но то, что их, будут защищать до последнего. Охотников не боятся… только если шибко много их придет, тогда уйдут в чащу. Каин — нет, не котенок… прадед мой, говорил, что может зверь такой долго прожить…

*Вот значит, как… прадед… а я думала, с чего это она котенка Каином назвала…*

Хорошо так сидеть… но ведь меня ждала куча неоконченных дел! Попрощавшись с тетушкой-землеройкой, я покинула «нору», унося груз новых вопросов…

Первым по плану у меня был Ли.

Ночь уже укрыла собой остров. Я призвала крылья и взвилась в бархатно-черное небо. Мыслям внутри меня было тесно, а крыльям открывался бескрайний простор — от такого противоречия у меня закружилась голова.

Сделав круг, я направилась прямо к окну… к тому самому, откуда выпорхнула тогда. Оно было раскрыто настежь, игривый ветерок трепал занавеску. В синем полумраке угадывался силуэт мужчины за столом. Я напрягла зрение. Сомнений нет, это сам хозяин. И… *о чудо*… там… ДВЕРЬ! Ли закрыл вход в свою комнату дверью… Я опустилась на подоконник.

Мужчина, почти задремавший, поднял голову и посмотрел в мою сторону. Он не видит в темноте… но чувствует мой взгляд… всем телом, и главное — беспомощными глазами.

— Это ты? — *странный вопрос…*

— Это принципиально? — *странный ответ*.

— Это ты, — *стоило спрашивать?*

Я опустила ноги на пол и спрятала крылья. Потом призвала «Стену Забвения», Ли вздрогнул, когда волна бело-голубых искр пронеслась от меня по комнате и застыла на стенах маленькими звездочками. Я прошла к столу, по-кошачьи мягко ступая.

— Прибыла с хорошими вестями, — начала я.

— А я уже устал ждать, думал, ты обманула, — честно признался опальный генерал.

— Я, конечно, обманываю, как и любое живое существо, — почти мурлыкнула я, — но это не тот случай. Я бы назвала это «соглашением». Нам обоим выгодно, чтоб все срослось, как надо.

— Интересно: и в чем твоя выгода? — Ли нагнулся ко мне через стол, так ловко и неожиданно, что я не отстранилась.

— Видимой выгоды нет, — согласилась я.— Но ведь и корабль я добыла не для тебя… а для того парня, о котором я говорила. И ты поднимешься на борт только в том случае, если станешь помогать ему.

— Ты его любишь? — мужчина снова сел ровно.

*Какие же вы примитивные… Когда речь идет о сохранении Баланса… все остальное не имеет значения. Не мой мир, я не имею права вмешиваться. А вмешалась одним своим появлением… теперь расхлебываю…*

— Ты там не уснула? — Ли хлопнул в ладоши.

— Просто задумалась, — быстро ответила я и добавила: — Может, и люблю, а, может, и нет, какое это имеет значение?

— Просто поддерживаю беседу, — смутился мужчина.

— Я с удовольствием поболтала бы с тобой подольше, но у меня есть и другие дела, — неожиданно холодно отозвалась я.— Документ, дающий доступ к судну, в надежном месте. И защищен на случай если кто-то попробует его… получить.

— Я не буду пытаться выкрасть бумагу! — взвился Ли.— Неужели ты думаешь, что я лишен чести?

Даже в темноте лицо мужчины пылало! Я прикусила язык. Не думала я, что это его так взбесит. Хотя говорят: «на воре и шапка горит»…

— Прости, я не хотела, — мягко сказала я.— Не думала, что это прозвучит так.

— Ладно… вспылил, — бывший генерал отвернулся… — А у кого хранится Грамота?

— У Ватраса, Мага Воды, — сообщила я.

— Да… — протянул мужчина, — Это серьезно. А ты уверена, что тот странный товарищ позовет меня?

— Уверена, — отрезала я.— Только он сам еще об этом не знает. Это его судьба. Не торопи его. Но если он придет к тебе и спросит, ты будешь знать, что ответить.

Я поднялась, протянула руку через стол и, зажигая в ней «Свет Надежды», спросила:

— Ты согласен принять мои условия? — голос прозвучал как-то незнакомо…

— Ну что ж… — Ли встал на ноги, — У меня появилась призрачная надежда покинуть этот проклятый богами остров, причем с человеком, за которым идет его слава. Тем более, когда меня просит женщина… Я согласен и молчать, пока он сам не придет ко мне.

С этими словами мужчина вложил свою руку в мою. Нежное пламя скользнуло по нам, будто связывая, и исчезло через мгновение. Для Ли это было магическое действо… а для меня маленькая шалость. «Свет Надежды» — это просто свет… да, красивый, не обжигает… не греет… только разгоняет тьму. Заклятие настолько неустойчивое, что сбивается любым резким движением, а чтоб призвать его… нужно надеяться на что-то… В обычной практике оно не применяется. Это, скорее, тренажер для магов Хаоса — помогает направлять поток эмоций в нужное русло, просто и наглядно. А мне оно нравится: уж слишком красивое.

Долгое рукопожатие и вот мне уже пора… «Стена» снята, мы попрощались… И теплая ночь приняла меня в свои объятья, наполнив мои крылья ветром.

***

*… Пусть Ли не все понимает, сейчас главное, что он сделает так, как мне нужно. Жаль, у меня не будет времени узнать его… Хотя… ладно… «Соглашение» в силе, что мне еще нужно?..*

Глава 32. По дороге в «завтра»

Одна мысль мне не давала покоя… она грызла, сверлила, долбила меня. Я набросила «Большую Невидимость» и, выполнив изящный пируэт, полетела туда, где поднималась крепостная стена Хориниса.

Опустившись на крышу дома судьи, и, обернувшись маленьким зверьком, я спрыгнула вниз. Целью был штаб ополчения и мой «внезапный» благодетель.

Промчалась мимо кальянов и столов, пахнущих пивом… вверх, вверх по лестнице во дворик, туда, где в горел тусклый свет ламп… Времени до рассвета оставалось не более пары часов.

Я вошла, попрощавшись с невидимостью. В комнате было пусто.

*И где Андре? Неужели он пошел спать? А хотя, чего тут удивительного… он же живой.*

Размышления были прерваны самым грубым образом. Моя голова встретила нечто твердое и холодное. Глухой звук удара звоном отозвался у меня в ушах. В глазах заплясали искорки. Я села.

Конечно, я не увидела Паладина, когда вошла. Я же смотрела вверх и по сторонам… А в это время Андре мирно спал на полу — на походной подстилке. *Мило!* Я осторожно потерла лапкой голову, как раз в том месте, где она встретилась с ногой «благодетеля». Шишка стремительно увеличивалась…

Я обежала тело, туда, где, по моему разумению, должно было быть лицо.

— Андре, — позвала я почти шепотом.— Ты меня слышишь?

Ответа не последовало. Я присмотрелась повнимательнее. Ресницы и веки, скрывавшие глаза, едва заметно дернулись.

— Андре, — не унималась я.— Ты спишь?

Опять тишина ответила мне привычным звоном. Я прислушалась. Мое собственное дыхание стало утихать, объем легких кошки несоизмеримо меньше… но я все же вошла с ним в один ритм. От такого глубокого дыхания у меня закружилась голова… Но я уловила. Сердце, его сердце, когда я почти коснулась усами его подбородка… оно забилось быстрее. Не спит. Слышит, но не отвечает.

— Ну и ладно, — тихо фыркнула я.— Можешь спать. Я все равно пришла сказать тебе спасибо. И я скажу. Жаль, конечно, что ты меня не слышишь.

Опять никакой реакции. Он меня игнорирует. Что ж…

— Спасибо тебе за то, что ты сделал для меня, — начала я, усевшись почти перед самым носом парня.— Я хотела сказать больше, но какой смысл распинаться перед спящим. Ты так устаешь днем, я не могу красть у тебя и те немногие часы покоя.

С этими словами я нежно ткнулась мордочкой ему в губы, оставив на них влажный след. И, постояв несколько минут, покинула помещение.

*Глупо получилось… почему он не стал говорить со мной? Почему он сделал для меня то, что сделал… и сделал ли? Может, Ватрас ошибся! Чего гадать. В любом случае, все станет ясно завтра. Нужно просто подождать.*

Столько связано с этим «завтра»…

Я вернулась в «нору», свернулась клубком у Дивина в ногах и уснула. Странный сон терзал меня… я сидела в темноте и громко звала: «Андре… Андре!..» И только тьма колыхалась в ответ. Потом мой голос превратился в крик кошки…

Проснулась оттого, что кто-то трепал меня за ухом.

— Плохой сон? — ласково спросил Волк.— Мне Сагитта сказала, что вы листок пергамента потеряли. Ну, тот, что ты в карман прятала на острове? Может, он все еще там?

— Там ничего нет, — сонная я с трудом покачала тяжелой головой.

— Что у тебя тут? — охотник провел рукой у меня по лбу.

— Ау, — вскрикнула я, — *шишка… почему она не рассосалась за ночь?* — Не смотрела под ноги.

— Ясно, — Волк сел рядом.— Какие у тебя планы на сегодня?

— Хм… До вечера никаких, — честно ответила я.

— У меня сегодня образовался свободный день, — парень широко улыбнулся, — может, проведем его вместе?

— Хорошо, — охотно согласилась я, потягиваясь, — только я хочу котенка «выгулять».

— А я бы искупался, — нотки разочарования сквозили в голосе.

Я поднялась на лапы и зевнула. Действительно, котенку нужно покидать «нору», а то он вырастет слабым.

Приняв облик большой кошки, я, осторожно ступая, подобралась к спящему Каину. Но как только мои зубы прихватили его холку, Дивин открыл глаза.

— Не забирай, — попросил он.

— Котенку нужно гулять, иначе он заболеет, — мурлыкнула я.

— А мне можно с вами? — *наивный вопрос.*

— Не думаю, — Сагитта склонилась над нами, взгляд ее блестящих глаз был строгим.

— Почему нет? — весело спросил Волк.

— Мальчику стоит поберечься, — ответила ведьма.— Теплая постель — лучший способ.

— На улице тепло, я мог бы вынести его вместе с постелью, — *…а парень упрям.*

— Ну пожалуйста! — подгадав нужный момент, взмолился Див.

— Тетушка, вот видишь! — продолжал гнуть Волк.— Ребенку тоже нужен свежий воздух.

— Хорошо, только если он умрет, я не виновата, — Сагитта всплеснула руками.

Но парень уже не слушал, он сгреб с пола Дивина вместе со «всем добром»: подстилкой, одеялом, подушкой… От радости мальчишка сиял, как новенький золотой.

Я с котенком в зубах вышла первой. Волк вынес следом мальчика.

А день действительно был замечательный: ласковое солнышко целовало стволы деревьев и грело землю, ветерок чуть заметно шелестел… Мы устроили ребенка почти у входа: он был так счастлив, что беспрерывно вертелся и галдел.

— Если не уймешься, унесем тебя обратно, — пригрозила я, когда Див разошелся ни на шутку.

— Ну, прости… — мальчик лег и посмотрел вверх.

Мы сели радом с Дивином, котенок упорно продолжал спать. Я зарылась носом в теплый животик и с силой выдохнула.

— Вы только проснулись, — начал Волк, — Может, вы голодны? У меня есть кое-что вкусненькое.

— Чудесная идея! — я просто подпрыгнула от удивления.— Спроси у Сагитты, можно ли нашему мальчику то, что ты принес.

— Сию минуту, — охотник поднялся и скрылся в «норе».

Дивин повернулся на бок и спросил:

— Варда, а что ты чувствуешь, когда превращаешься… в кошку? — глаза мальчика, почти такие же темные, как у Ксардаса, широко распахнуты.

— Э-э-э… я не задумывалась, — честно ответила я.— Просто первое время было больно. Но потом я… привыкла, что ли. Теперь не замечаю. Но если долго не практиковаться — снова станет больно.

— Ты такой родилась? Кошкой? — не унимался ребенок.

— Нет, — я замотала головой.

— А можно спросить, ну, я не обижу? — замялся Див.

— Спрашивай, — разрешила я.

— Как это произошло с тобой? — выдохнул мальчик шепотом.

— Это было давно и не в этом мире… — начала я.— Один ревнивый мужчина не простил мне моего выбора. И чтоб отомстить, превратил меня в чудовище.

— А потом появился прекрасный принц и спас тебя? — Дивин жадно смотрел на меня.— И вы полюбили друг друга и поженились?

— Нет, — рассмеялась я.— Все было немножко по-другому. Меня спасли мои братья. Один нашел меня в трудную минуту, другой выковал амулет, помогающий мне контролировать превращения.

С этими словами я вытолкнула «Глаз Пантеры» из себя. Золотая цепочка блеснула в черной шерсти, а почти перед мордочкой котенка появился зеленый диск в резной оправе. Мальчик немедленно потянулся к нему рукой.

— Нет, — я склонила голову так, что ручка Дивина легла мне на нос.

— Почему? — обиженно протянул ребенок.

— Потому, что эту вещь трогать нельзя, — *зачем я все это рассказываю?* — Она сделана из моей души и крови с помощью очень сильной магии.

— Ладно, не буду трогать, — согласился мальчик, но глаза его загорелись еще ярче.— А «принц» был?

— Был, — неожиданно честно ответила я.— Только спасти его не удалось.

— Он умер? — Дивин привстал.

— Он жив, — *не знаю, что было бы лучше…*

— Расскажи! — просто потребовал Див.

Я физически почувствовала всю остроту момента… Внутренности поссорились между собой… *Невинная просьба, а сколько эмоций. Почему ты не хочешь признаться? Даже самой себе?..* Хорошо, что на кошачьей морде не особо разглядишь эмоции…

— О чем разговор? — Волк вынырнул из «норы» очень вовремя.

— Рассказываю сказки, — ласково улыбнулась я, призывая амулет обратно в себя.

***

*… есть вещи, которые больно вспоминать, не потому, что это было страшно или обидно, а потому, что не можешь себе простить… Видишь выход, которого не видел тогда… Знаешь то, что тогда не знал… а исправить уже ничего не можешь. В довесок к фактическому бессмертию… Может быть, я смогла бы отстоять его, если бы больше ему доверяла? Варда, что с тобой, очнись! Солнце светит, шелестит ветерок… поправляется мальчик… У тебя есть цель — выбраться из этого мира. Встряхнись и расслабься. Уже завтра ты сделаешь еще один шаг к ДОМУ — войдешь в Рудниковую Долину.*

Глава 33. Точки над «е»

Мы провели полдня вчетвером: Дивин, Волк, котенок и я. Смеялись, играли… так, как будто нет ни войны, ни орков, ни Миненталя… как будто ничего нет, кроме нас и «норы». Иногда в голове что-то ломается — и в чужих городах и лицах ищешь то, что потерял много веков назад. Наверное, именно это и произошло сегодня. Опаснее, когда начинает казаться, что нашел… тем больнее видеть различия.

Когда Сагитта в третий раз с кислой миной возникла на пороге, Волк нехотя сгреб ребенка и унес его под свод. Каин ползал по полянке самостоятельно (в пределах видимости, разумеется). Так что я встала на лапы и, осторожно приподняв его с земли, внесла следом. А через пару минут уже только двое из нашей веселой компании стояли и глядели на небо, готовое в ближайшие часы обернуться закатом.

— Может, все-таки пойдем к морю? — спросил охотник, усиленно разглядывая что-то в траве.

— Ненадолго, — хоть согласие и получилось смазанным, менее радостным оно не стало.

— Ты спешишь? — спросил парень, когда я прилаживалась ухватить его покрепче…

*Спешу. Домой. С того самого дня, как появилась здесь…*

Вопрос остался без ответа; я летела так быстро, что свист в ушах и страх захлебнуться ветром не давал Волку приставать с расспросами. Не знаю, почему я не хочу говорить с ним о походе в Рудниковую Долину. А то, что я «не хочу» — сомнений не вызывает. Одно стойкое раздражение, как реакция на невинный вопрос, чего стоило…

Я притащила парня на тот самый пляж. *Ну вот… то, что ты хотел… и что?* Я села на песок, упершись взглядом туда, где перекрещивались мои ноги. Дневное приподнятое настроение резко куда-то улетучилось.

— Что с тобой? — Волк опустился передо мной на колени.— Что не так? Я что-то не то сказал или сделал?

— Ты действительно хочешь получить ответы на все эти вопросы, прямо здесь и сейчас, честно и сразу? — *Волчара, ну скажи — «нет»!*

— Да, — парень продолжал шутить… мое сердце сжалось до размера вишневой косточки… я не хочу делать ему больно.

— Есть такая вещь — БАЛАНС, — начала я, глядя в море.— Все в мире устроено так, как должно быть, а хорошо или плохо, для отдельно взятых разумных существ не имеет значения.

— Жестоко, — присвистнул парень, растягиваясь на песке.

— Нет, — честно ответила я.

— Ну как же «нет»?! — возмутился Волк, переворачиваясь на живот.— Вот смотри, есть мать и ребенок, мать умирает, ребенок остается один… Разве это хорошо и справедливо? А если так, как думаешь ты, то все это не нарушает баланса. А страдания одного человека не имеют значения.

— Для мира в целом, это не имеет значения, — в голосе прозвучала почти забытая интонация… его интонация… как вой ледяного ветра.— БАЛАНС нарушает «инородное тело», осознанно и не очень.

— Нет, послушай, — не унимался охотник… он был готов спорить, глаза его переливались нездоровым блеском… — Просто ответь: хорошо ЭТО или нет? А потом можешь дальше говорить о чем угодно.

— Речь не идет о «хорошо» или «плохо», — я отвела взгляд.— Речь о том, что так «надо». В рамках одного мира. Существующего самостоятельно.

— Ты бессердечная! — в голосе были перемешаны обида и удивление.

— Да, — надо бы мне научиться прикусывать язык, но, чего уж теперь… — Так оно и было. Мы не были рассчитаны на эмоции вообще. Аномалия, что они у нас есть.

— У кого? — лицо Волка вытянулось, а брови уползли высоко на лоб.

— У таких, как я… нас очень мало… чуть больше десятка, — *какой чушью это, должно быть, смотрится со стороны…* — Мы были созданы бесплотными… только разум… ничего лишнего. Мы видели рождения и смерти. Нам казалось, что смерть — это плохо, и мы лишили ее власти над двумя расами. Мы думали, что делаем «добро»… а получилось немного иначе. Мы нарушили БАЛАНС своего же мира. И чего стоило его восстановить.

— И что? Те люди стали смертными? — *…хм… заинтересовало… надолго ли…*

— Те… «люди» — *вот ведь и правда, проще воспринимать все, когда говоришь о знакомых вещах…* — смертными не стали… Смерть отказалась принять их. А нам не хватило силы исправить то, что мы сделали до конца. Пришлось выдумывать разные законы, по которым вынуждены жить те две расы. А с некоторых пор и я пробую эти законы на своей шкуре.

— Ты бессмертна? — он был похож на ребенка, желающего дослушать до конца сказку.

— Да, — подтвердила я.— Но только в том мире, который это допускает.

— А если нет? — парню явно доставляла удовольствие иллюзия спора.

— Если нет, я просто «перейду» со смертью случайным образом. Покину этот мир, — *это последний выход… запасной…*

— Тогда почему ты не делаешь этого? Если смерти не нужно бояться? — удивился Волк.

— Как же объяснить… — *а это сложнее, чем я думала…* — Я для этого мира умру и не смогу вернуться, как бы сильно я этого не желала. Кроме того, очень неприятно не знать — куда тебя перекинет. Вадь это может быть все что угодно. Прости, я не хочу об этом.

— Ну, хорошо, — охотник пожал плечами.

— Так вот — БАЛАНС, — я посмотрела парню в глаза, точно пытаясь найти во взгляде смертного понимание.— Я нарушила Баланс вашего мира собой. Так получилось, что я знаю, как должно быть. Хотя не исключено, что я ошибаюсь. Я пытаюсь выстроить события так, чтоб они привели к нужному результату, и Мир тоже пытается. И мы друг другу мешаем, понимаешь?

— Но если ты все уже нарушила, значит, Баланса твоего нет, — Волк смотрел на меня, как на ненормальную.

— Баланс есть всегда, — я замотала головой.— Какой бы он ни был. Если кто-то его ломает, Мир восстанавливает его сам. Где-то убыло, где-то прибыло. И только если я уйду, все встанет на свои места.

Небо тем временем уже окрасилось закатными огнями… Волк привстал и подобрался ко мне. А когда я попробовала продолжить монолог, парень приложил ладонь к моим губам.

— Молчи, — тихо сказал он.— Хватит разговоров. Это пустое. Просто посмотри вокруг. Зачем тебе уходить куда-то?

— Потому, что у меня есть ДОМ, — я чувствовала, как стремительно зверею…— Там мой народ, моя семья, моя… любовь.

— Ах, вот оно что, — Волк поднялся на ноги.— Так какого лешего ты мне лгала?!

— Я лгала?! — *а вскакивать не стану.* — Заметь, ты сам слышал только то, что ХОТЕЛ слышать.

— Хм… Может, ты и права, — парень повернулся ко мне спиной, заложил руки за голову и тихо спросил (голос его слегка подрагивал): — Но нельзя было сказать мне сразу? Мол, нечего тебе ловить? Зачем было меня мучить?

— Прости, — я непроизвольно уронила лицо в ладони.

— «Прости» — это все, что ты можешь мне сказать? — *похоже, сейчас будет «гроза»…* — Нет уж, милая. Я жил, потом появилась ты… влезла, наследила, а теперь хочешь уйти? Я же о чем-то мечтал, строил планы, а теперь все это можно пеплом развеять по ветру? А ТЫ хочешь отделаться коротеньким словом!

— Я не хочу от тебя отделываться, — едва справляясь с порывом вскочить, почти крикнула я.— Ты мой друг. Есть вообще такая штука, называется ДРУЖБА. Она тоже предполагает нежные чувства…

После этих слов уже я развернулась к охотнику спиной и уставилась на линию горизонта.

*Вот так всегда… хочешь испортить отношения — начни их выяснять.*

Вдруг я почувствовала, как Волк опустился на песок позади меня. Я молчала, он молчал. Спина к спине. Я слышала, как билось его сердце. *Я должна что-то сказать… ну хоть что-то! А что?*

— Ничего не надо говорить, — будто читая мои мысли, прошептал парень. — Ты не такая, как я. Ты не человек. А ведь я тебя… полюбил. Не знаю, может это пройдет…

— Вольф, ты достоин настоящей любви и настоящего счастья, — я оперлась на него.— Прости, я не могу тебе его дать. В твоем мире я только гость. И им хочу остаться.

— Ясно, — это слово заняло собой повисшую паузу.— Тогда… встань, обними меня, посмотри мне в глаза и скажи, что НЕ любишь. Мне так будет проще. Я прошу.

— Это не игра, — возразила я.

— Не игра, — Волк кивнул.— Просто скажи правду.

Я нехотя поднялась на ноги. Парень стоял на коленях. Пока мы разбирались — солнце село, и небо расцвело звездами. Я осторожно приблизилась. *Не могу. Не могу обнять… Потому, что если обниму — не смогу сделать ему больно сейчас.*

Волк притянул меня к себе и обнял сам. Его голова легла мне на грудь. Я почувствовала жгучую боль. Беспомощно хлопая глазами, я пыталась остановить это… но тщетно. Соленые линии расчертили мое лицо. Но легче не стало. Простояв несколько секунд, как восковая фигура, я, наконец, положила руки Волку на плечи, а потом принялась гладить его по волосам.

Так мы и стояли, пока он не отпустил меня и не предложил сказать мне то, что я должна… Я закрыла лицо руками.

— Ну что же ты? — *… иронизируешь? А над собой или надо мной?* — Скажи мне. Скажи правду!

— Ты сам этого хотел, — я выпрямилась. — Я не люблю тебя. Я не могу любить тебя, как мужчину. И даже если бы любила, я не могу остаться, не могу быть с тобой. Может быть это и жестоко, но правильно. Ты услышал, что хотел.

— Спасибо, что сказала правду, — Волк смотрел сквозь меня.— В конце концов, ты должна была это сказать. Что теперь?

— В каком смысле? — *что-то я не соображаю почти…*

— В таком, — парень вздохнул.— Как мне теперь себя с тобой вести?

*Очередной «каверзный» вопрос. Вот тот самый, на который ответ приходит по ситуации… И счастье, если это: «исчезни из моей жизни!» А если нет… Отвечать на такой вопрос нужно бы быстро… чтоб ревнивое сердце не натворило глупостей… Вот он смотрит мне в глаза, как преданный пес… Надо бы уже что-то сказать, а то он сейчас за меня ответит… Хоть пискнуть, хоть протянуть что-то многозначительное… мне бы немного времени, но его нет…*

Я закашлялась… *Чистенько сработано… правдоподобно…*

Волк почти рефлекторно прижал меня к себе. Не то, что нужно, но время теперь… еще несколько минут… есть.

*Получить все сразу нельзя. Труднее всего ОТПУСКАТЬ. Отпускать мужчину, который мог бы стать любимым, если бы другое время и место… Звериной части моей натуры ровным счетом плевать на подобные волнения… А вот головой я понимаю, что не имею права держать Волка. Я не могу дать ему то, чего он действительно заслуживает…*

— Ну, что? — не выдержал парень.— Так и будешь молчать?

— Если хочешь, я исчезну, — набравшись решимости, ответила я.— Покину дом твоей тетки, но только если ты станешь Диву отцом или старшим братом, чтоб я была спокойна за него.

Несколько секунд охотник молчал… только звуки прибоя, лижущего берег…

— Я и так буду Дивину кем смогу… или кем он мне сам позволит, — начал Волк.— Варда, я не могу выгонять тебя из дома, пусть даже это дом моей тетки. Знаешь… скажи мне еще только одну вещь… Причина твоей нелюбви не во мне?

Я грустно улыбнулась и замотала головой. Если бы он мог понять причину… если бы я могла сказать о ней.. даже себе… Но все и без того слишком запутанно.

— Нет, Волк, причина во мне… — сказала я, когда стала уверена, что не будет слез.— Так странно… У меня сегодня был счастливый день… потому, что я провела его в кругу друзей. Зря мы затеяли этот разговор… мне стыдно перед тобой. Я знаю тебя так недолго, но, кажется, что мы знакомы целую вечность. И мне действительно было бы больно вот прямо сейчас разойтись в разные стороны и все. Мне бы этого не хотелось. Но… решай сам.

— Эээ… мне бы тоже не хотелось… — внешняя расслабленность давалась ему явно ценой внутренних усилий… — Ты просто улетишь, а мне добираться вплавь… по склону все равно не взберусь… я не скалолаз и не самоубийца. Плавать в доспехе не очень весело.

— Волк… я должна тебе еще кое-что сказать… — поддавшись на порыв общего настроения, вдруг начала я.

Тон последней фразы получился уж очень загадочный…

— Что еще? — обреченно вздохнул парень.

— Я отправляюсь в Рудниковую Долину, — почти скороговоркой выпалила я, пока запал решимости не прошел.

— Куда?! — кровь отлила от лица охотника.

— В Миненталь… — осторожно повторила я.

— Зачем? — Волк закашлялся.— Что тебе делать там? Там орки и … само место… Земля… кровь, пот и злоба. Если тебе интересно мое мнение… Ни за какие деньги я не вернусь туда!

Парень дрожал… он сидел, пропуская песок сквозь пальцы… Во взгляде читалась высшая степень непонимания.

— Долина — это тюрьма… колония… клетка, — вдруг заговорил он, сначала тихо, потом все громче и громче… — Я до сих пор просыпаюсь в холодном поту и выбегаю смотреть на небо… Есть ли оно там — небо…или там КУПОЛ.

Я молча смотрела на него широко распахнутыми глазами. Эмоции… его эмоции осязаемы. Они жалят… как крошечные белые искры. Я могу только слушать… какое-то оцепенение, граничащее со ступором…

— Прости, — спохватился Волк, — я не хотел. Это старая история. Забудь. Не сейчас. Но… поверь мне на слово… нечего тебе делать там.

— Это уже решено, — виновато сообщила я.— Но ведь пространство, отделяющее долину от Дивина для моих крыльев — ничто… Я сначала не хотела тебе говорить… А сейчас разом поняла, что должна сказать…

— Действительно… — парень усмехнулся, но от этой усмешки легкий привкус горечи осел у меня в горле… — Если бы ты внезапно исчезла, я бы сильно удивился. А теперь я хотя бы в курсе.

— Перестань, — серьезно сказала я.— Пока никто никуда не исчезает. Рудниковая Долина совсем рядом. Ты не успеешь соскучиться.

— Спорим? — Волк склонил голову на бок.

— Не стану я с тобой спорить, — я поднялась на ноги.— Просто предупреди свою тетку. Я уже должна быть в другом месте.

***

*Мы собрались, я призвала крылья… Все это время продолжался разговор ни о чем. Такое ощущение, что между мной и парнем поднялось невидимое глазу силовое поле. Но я сама помогла этому случиться, так что пенять не на кого. Может, мне еще взгрустнется по этому поводу… может, не раз… Но решение принято. *

Глава 34. В путь

Только глубокой ночью я добралась до Гоблинского грота.

Опустившись перед входом, я спрятала крылья и осторожно вошла. Ночной воздух был прозрачен и свеж, чего не скажешь об атмосфере грота. От стен пахло сыростью, к этому прибавлялся слегка сладковатый запах местных грибов… Затейливо переплетенные, узловатые корни пробивались сквозь потолок там и тут.

Мягко ступая, прислушиваясь и принюхиваясь, я продвигалась вглубь, как вдруг… Я не поверила своим ушам… Музыка… кто-то тронул послушные струны… И почему у меня не возникло мысли, что… это он может играть?

А играл действительно ОН… Играл что-то знакомое… близкое что-то… Парень «влюблено» смотрел на инструмент, а когда заметил меня — вздрогнул и, музыка смолкла.

— Не знала, что ты умеешь, — искренне удивилась я.

Парень слегка смутился, линия его губ изогнулась в усмешке.

— Хм… ну я и сам не знал, — признался он.

— В каком смысле? — осведомилась я.

— В прямом, — парень тряхнул головой.— Я брал в руки нечто подобное довольно давно… по струнам брынькнул… обогатился жизненным опытом и понял, что это не мое. А тут… хожу весь день, как дурак мурлычу мелодию, а откуда она, понятья не имею. И я подумал…

— …что это «частичка»? — закончила за него я.

— Точно, — подтвердил он.— Решил попробовать… нашел инструмент, это несложно оказалось… Просто захотеть нужно было.

— А я не играю на подобном… — сообщила я.

— Ну, так я и не сказал, что у меня получилось так уж виртуозно, — рассмеялся парень.— А вот мелодия… готов поклясться, что не слышал ее. Может, я могу музыку писать, но не знаю об этом.

— Музыку? — я рассмеялась и опустилась на ящик.

Парень, кажется, обиделся… отложил инструмент и принялся сосредоточенно рыться в карманах, а затем и в походной сумке… Пока наконец не извлек оттуда свернутый вчетверо пергамент.

— Танцуй, — приказал он.

— С чего бы? — фыркнула я.

— Танцуй, или брошу это в огонь, — пригрозил парень, пронося бумагу в опасной близости от игривых языков пламени.

— Сначала скажи — что это! — возмутилась я.

— Ну и ладно! — он всплеснул руками.— Не хочешь, не надо.

С этими словами парень отправил пергамент прямо в костер. Лист загорелся, мы смотрели на то, как он превратился в пепел.

Наконец, «мой» парень спросил, склонив голову набок:

— И тебе ничуточки не любопытно, что это я спалил? — его глаза были хитрее обычного…

— Ну и что же это было? — ответила я вопросом на вопрос.

— Это… это был твой местный паспорт, который мне всучил Андре, — с каждым словом улыбка парня становилась шире, а мое лицо стремительно бледнело.

Я поднялась на ноги… они были точно ватные. Развернувшись на каблуках, я пулей вылетела на воздух. Повинуясь первому порыву, я, склонившись, зачерпнула пригоршню воды и с силой плеснула себе в лицо.

*Мой паспорт… Две мысли, одинаково глупые… Значит Андре все же сделал это для меня! Но разве теперь это принципиально?*

Вид у меня был «уничтоженный». Я сидела, нахохлившись, на зыбком дощатом мостике, меня трясло… не от холода, а от неожиданно свалившегося. В ушах звенело, а перед глазами застыла неподвижной картинкой вода.

— Эй, ты чего? Я же пошутил! — парень присел на корточки рядом со мной.— Вот… вот он — документ. Я же не полный кретин… Возьми. Что с тобой?!

— Сволочь, — в этом слове соединились все мои эмоции.

Я вырвала пергамент из руки парня. Мне так хотелось свернуть проклятому шутнику шею! Но я молча поднялась и спокойно пошла прочь от грота. Парень нагнал меня у заброшенной стоянки.

— Ты куда? — он схватил меня за плечи и встряхнул.

Я посмотрела ему в глаза, целенаправленно обжигая. Парень отстранился.

— Ну я же пошутил! — беспомощно крикнул он.— Я пошутил. Согласен, получилось не очень удачно…

— Не очень удачно… — бесцветно повторила я.

— Перестань! — парень схватил меня за плечи снова.— Я чувствую. Чувствую твою обиду. Ну, прости, я не хотел. Что мне сделать? Хочешь, я встану на колени?

Я отрешенно таращилась в ночь сквозь него. На колени он не встал… вместо этого парень вдруг схватил меня на руки прижал к себе, наши лица оказались на одном уровне… Теперь уже он смотрел мне в глаза… уже он пытался добраться до моей души.

— Проклятый некромант, — шепот срывался с его губ и обдувал мое лицо легким ветерком.— Что он сделал со МНОЙ?! Старик сделал из МЕНЯ — НАС. Я чувствую тебя в себе. Когда ты рядом, я чувствую твои эмоции, а когда далеко, я тоскую, как зверь тоскует. Ведь и ты можешь меня чувствовать… Прости меня — и пойдем к костру.

— Не шути так больше, — я хотела сказать, но получился только едва различимый выдох.

— Конечно, — парень осторожно, не выпуская из рук, понес меня обратно в грот.

Мне стало легче только тогда, когда я прочла свой документ до конца. В нем говорилось, что я просто иностранка, лояльная Короне и вольна жить на острове. Красивый пергаментный свиток с печатью и подписью. Не то, что я себе представляла, но и это тоже немало.

Я вертела его в руках, не могла насмотреться вволю. А перед глазами был «спящий» Паладин.

*Значит — правда, значит, Андре это сделал для меня… но почему он не захотел говорить со мной? Должна же быть причина. Впрочем… я все усложняю.*

— Уже утром мы пойдем туда, где действительно опасно, — вдруг начал парень, подсаживаясь поближе.— Что ты чувствуешь? Ну… то же, что и я?

— Я просто не думаю об этом, — призналась я.— Но догадываюсь о том, что чувствуешь ты.

— Нет, не догадываешься, — парень придвинулся еще ближе, на расстояние, когда любая беседа, независимо от содержания, обречена стать доверительной.

— Ты хочешь туда, но не знаешь — почему? — спросила я.

— В какой-то мере, — согласился «мой» парень.— Я думал об этом. Знаешь, мне казалось, что не пойду туда ни за какие деньги. А теперь… Да, у меня есть там дело. Да, там, скорее всего, трое моих друзей. Но есть что-то еще. Меня тянет вернуться на ту проклятую богами и людьми землю.

— Много всего необъяснимого происходит в душе, — ласково заметила я.

— У тебя такое было? — *осадок, оставшийся после неудачной шутки, улетучился.*

— Было, только вспоминать не хочется, — отмахнулась я, чувствуя, что засыпаю.— Знаешь, можно я глаза закрою, ну хоть минут на пять, а потом поговорим, а?

— Ладно, только нечего на земле сидеть, я с собой прихватил дорожную подстилку, — С этими словами парень поднялся, достал длинный сверток, размотал его и подбросил пару веток в костер.

***

*Мы перебрались на подстилку, я подобрала ноги, а когда закрыла глаза, поняла, что не смогу их открыть снова. Парень продолжал рассказывать что-то о Рудниковой Долине и о том, что было там раньше. Я не заметила, как уснула. А утром, когда солнце еще не прогрело землю, мы уже подходили к воротам, отделяющим долину от остального острова.*

Глава 35. Индюк тоже думал

Странное чувство… я уже так привыкла таиться, что идти средь бела дня в родном обличие было как-то не по себе… Даже несмотря на балахон с капюшоном, который я, повозившись немного, создала утром.

Все это: с банданой, прижимающей уши, черной тряпкой, закрывающей лицо по самые глаза, длинными рукавами, чтоб не было видно рук, — довольно сильно меня раздражало. Чтобы быть более-менее приемлемого роста, я вынуждена была лететь над землей… при помощи левитации, от которой меня мутило. Приходилось часто останавливаться.

— Хорошо, что я не поела… — глубокомысленно заметила я, опускаясь на ноги в очередной раз.

— А мне кажется, ты чудишь, — раздраженно буркнул парень.

— И в чем? — поинтересовалась я, сгибаясь пополам в попытке сдержать тошноту.

— А я скажу, в чем, — он склонил голову набок.— Сними эту дрянь, развяжи уши, и… пойдем пешком, иначе мы и за год до Долины не доберемся. Не могу я смотреть на твою зеленую физиономию. Меня тоже начинает мутить… А я поел. И мне жаль денег, потраченных на сыр и ветчину.

— И только-то? — моя улыбка походила на судорогу…

— Послушай, милая, — парень едва сдерживал смех, — сейчас мне надоест, и я сниму все это с тебя сам. Не вынуждай меня. Зачем тебе этот глупый наряд?

— Милый, — я уже разогнулась и почти не ощущала тошноты, — ты навидался всякого, но при первой встрече принял меня за «демона». Андре назвал меня «гарпией»… Страшно подумать, чем меня обзовут не обремененные интеллектом стражники.

— Расслабься, — отмахнулся он.— Они умеют читать и, без сомнений, узнают, чья подпись стоит в твоем «документе». Больше ничего и не нужно. Если что… я же с тобой.

— Угу, — кивнула я.— Кстати, а куда ты дел музыкальный инструмент?

— Отнес в башню, — ответил парень, снимая с меня балахон.— Я же не дурак, его за собой таскать!

Уже через минуту я стояла под солнцем, а мой красавец смотрел на меня так, как художник смотрит на только что оконченную работу. Потом вдруг его взгляд омрачился… Парень подобрал с земли балахон, разорвал его и обвязал меня полученной тряпкой вокруг талии.

— Это обязательно? — я недоверчиво разгладила тряпку, «бахромой» свисавшую до колен.

— Да, — твердо сказал он, но так и не смог объяснить, почему.

Я крепко сжимала в руке «документ», когда мы подбежали к воротам. Стражники заинтересованно рассматривали меня (я чувствовала взгляды), пока мой парень объяснял им цель нашего похода. Воротами это можно было назвать с большой натяжкой — довольно узкий проход в скале, перегороженный наскоро сляпанным частоколом. Калитка со щеколдой тоже доверия не вызывали… Можно подумать, что за этим проходом не полная опасностей Долина, а задний двор женского монастыря.

— Эй… чего, уснула? Я к тебе обращаюсь! — один из стражников сподобился-таки заговорить со мной.

Я подняла глаза туда, откуда шел голос. Ну и мерзкая же харя меня там ждала… Теперь эта тварь пялится на меня… глазки маленькие, как у свинки… Не имея желания вступать в диалог, я просто показала свою бумагу. Свинячьи глазки пару минут усиленно таращились в пергамент. Когда его умение читать стало вызывать у меня обоснованное недоверие, стражник вернул мне документ.

*… ну скажи мне… скажи мне чего-нибудь…*

Я злобно пожирала взглядом удивленного до мозга костей свиноподобного мужичонку, когда мой парень положил мне руку на плечо и сказал:

— Пошли что ли?..— его голос прозвучал как-то по-особенному.

Я кивнула. Стражники неуклюже расступились. Калитка обиженно скрипнула и открылась.

Парень вошел первым. Я сделала шаг к проему… непонятное чувство заставило меня остановиться. Покачнувшись на пороге, я перешагнула… И как будто что-то липкое сомкнулось за моей спиной… Я сделала еще шаг… затейливые ленты невесомой золотистой пыли заплясали, как змеи у умелого заклинателя… Еще шаг… Мертвая земля шептала… шепот пробирался в сознание, как паучьи лапки… слов было не разобрать, но ощущение отчетливое — нас здесь не хотят видеть.

Но все это быстро прошло. Амулет адаптировал меня… Так странно: обычно адаптация нужна при переходе… при переходе между мирами. С этой Долиной совершенно точно что-то не так. Хотя откуда с ней может быть «так»… после установления, затем снятия Барьера… Здесь все «отравлено» магией.

Я так задумалась, что не заметила, что мой парень замер… и не заметила — почему. Группа волков, мягко ступая, приближалась к нам. Шерсть на загривках стояла дыбом, глаза горели голодной злобой, угрожающее рычание свистело на редких зубах.

Парень осторожно вытащил клинок, но не успел он его поднять, как первый волк, бросившийся на него, тяжело шлепнулся наземь, рассеченный в полете. Парень ловко нырнул под лезвиями моих когтей, и через несколько мгновений второй зверь затих в пыли.

— Я люблю Миненталь, — крикнул парень мне, через плечо, склонившись над волчьей тушкой.

— Не ори, сделай милость… — начала я, подходя к нему.

Я хотела добавить, что «где-то здесь должны быть орки»… но было поздно. Здоровенный урод довольно быстро к нам приближался.

Молодой орк с ревом рассек воздух приличных размеров тесаком. Лезвие разрубило мертвого волка надвое… парень отскочил.

— Позволь мне, — мурлыкнула я.

— Валяй, — мой красавец, изящно увернувшись, оставил пространство между мной и орком.

Я не ела с самого утра, потому как вбила себе в голову необходимость прибегать к левитации…Глупая привычка все усложнять не доводит до добра. Нелицеприятная сцена… Краем глаза я заметила, как мой парень закрыл глаза и отвернулся… Естественно… я бы сама не хотела видеть это со стороны.

Когда все закончилось, я подошла к нему:

— Прости, я не хотела… — виновато начала я.— Просто так было нужно… Я не ела утром…

— Не напоминай… меня стошнит, — попросил парень.— Сам и не такое ел, когда хотелось… здесь, в Минентале. И мясо сырое, и грибочки местные, и жуков… Но это… это противно. Была бы ты просто зверем… но ты же не зверь!

— Я же извинилась! — *… не понимаешь… хорошо, что не понимаешь, и не дай Бог тебе понять… что это такое, когда в тебе почти физически нужно подобное.*

— Ладно… — он вдруг выпрямился.— Я не неженка… Но просто пообещай мне, что я больше не увижу этого.

— Хорошо, ты не увидишь, — повторила я.

Парень вздохнул с нескрываемым облегчением.

Обыскав то, что осталось от орка, я нашла руну. Зачем она могла понадобиться глупому новобранцу? Он ее, скорее всего, украл.

— Пошли дальше? — мой парень отчего-то заволновался.

— Куда? — спокойно спросила я.

— В Долину, — буркнул тот.— Мне нужно попасть в форт, как можно скорее.

— Постой, — ласково попросила я.

Нехорошее предчувствие бросило свои семена в моем сердце. Я опустилась на колени, приложила ухо к мертвой земле и прислушалась. Сперва ничего, кроме шепота, навязчивого, настойчивого… потом все громче и громче… шаги, голоса, костры… Орки, совсем рядом… стоянка… Шаман старый, дышит тяжело… принюхивается…

Я отпрянула и затрусила головой, чтоб избавится от остатков обволакивающего дурмана… Такое чувство, что я за спиной у того шамана стояла… Расстояние мало, так что он вполне мог почуять меня.

— Э-э-э, знаешь что… — неуверенно начала я.— Может, нам не идти вот так прямо, а?

— В смысле? — парень явно чего-то недопонимал.

— В смысле, там прямо по курсу чертова туча орков, — я развела руками.

— Что, так много? — недоверчиво переспросил он.

— Больше, чем много, — безапелляционно сказала я.

— Я все же пойду и посмотрю, — уверенно заявил парень.— Подожди здесь. Я прокрадусь и посмотрю.

Я кивнула.

*Чего это ради я буду его останавливать. Мужчина решил убедиться сам. Может, так он научится мне во всем доверять. Хотя, зачем это ему.*

— Ну и чего ты стоишь, как суслик на закате? — раздраженно спросила я, когда заметила, что парень никуда так и не двинулся.

— Ну, может, ты сделаешь меня невидимым? — с напором сказал он.

— А-а-а, вот тебе чего, — я еле сдержала смех.— Это бесполезно.

— Почему? — удивился парень.

— Простого орка ты обманешь, — начала я покровительственным тоном, — а вот старого орочьего шамана… увы. Он учует тебя. Там, где его глаза не смогут найти тебя видимого, укрытый магией ты будешь, как голый.

Парень не мог скрыть разочарования. Какое-то время он пытался мне что-то сказать… потом просто сделал мне знак рукой, и мы пошли осторожно и быстро, по небольшому переходу, к каменному мосту…

Перед туннелем мы остановились. Оттуда мне с новой силой в уши пахнуло сдавленным шепотом… Амулет под одеждой стал заметно теплее…

— Почему стоим? — осведомилась я.

— Думаю, — коротко ответил парень.

— И о чем? — *что-то не так*.

— Если невидимость нам не поможет, — тихо начал он, — то какого лешего мы тут делаем! Форт, в который мне нужно, в осаде. Я думал… я думал… черт!

— Успокойся, — я подошла к нему вплотную.— Мы будем там. Я что-нибудь придумаю, правда. Не забивай себе голову, просто приведи меня туда.

***

*Парень улыбнулся, может, спокойнее ему не стало, но стало легче. Мы снова двинулись в путь. Тоннель показался бесконечным… запах пыли и грибов щипал ноздри. А по ту сторону нас встретило уже теплое приветливое солнце.*

:: версия для печати версия для печати :: оглавление оглавление :: наверх наверх :: назад назад :: вперёд вперёд ::



Рейтинг@Mail.ru The entire contents of this web site are © 2002-2007 by Snowball Gothic Community. Portions are © 1995-2007 by Snowball Avalanche LLC. All rights reserved. При цитировании ссылка обязательна. По всем вопросам пишите на akmych@myrtana.ru. Version 2.3.0. Rambler's Top100