Проект Готика

«Varda's Quest». Повесть Варды. Главы 26—30

Автор: Varda
Дата публикации: 09.06.2005
Дата последнего изменения: 15.03.2017

Глава 26. Услуга

Когда мы прибыли, мальчик спал. Именно спал.

Я вошла в «нору», мягко ступая по земляному полу. Сагитта не заметила меня, все ее внимание было поглощено приготовлением какого-то отвара. От кипящего содержимого колбы по комнате распространялись клубы полупрозрачного золотистого пара, оставляющего сладкий привкус в горле.

Я присела на корточки у постели… Дивин не был так бледен, как утром. Губы его приняли естественный вид. Похоже, смысл кипящего отвара в том, чтоб мальчик вдыхал его пары. Дивин дышал шумно, в его груди что-то булькало…

*Какой же ты маленький. Какой беззащитный: тоненькие ручки и ножки, синеватые тени под глазами, узкие плечи. Острый подбородок, высокий лоб, черные брови, как нарисованные… чуть вздернутый нос.*

Я легла на бок: золотистые клубы дурманили. Пол показался мягким, как молодая трава… Я с трудом подняла стремительно тяжелеющую голову. Силуэт Сагитты тонул в пару, огонь под колбой заставлял всю эту картину лучиться рассеянным, мистическим светом. *Что бы она там себе не думала, эта женщина — ведьма*.

Я провела рукой, убирая волосы с лица мальчика, едва касаясь лба. Котенок сладко спал, положив мордочку и лапку Диву на грудь.

Комната начала растворяться, а внутри было так спокойно и тепло! Хотелось и дальше плыть по волнам этой золотистой реки, смывавшей тревоги, уносящей мысли, заполняющей душу сверкающей негой.

*Дивин. Интересно, какой мужчина из него вырастет? Станет ли он магом? А может, он станет вором? Но вот красивым он будет в любом случае.*

Глупая улыбка расползалась по моему лицу… я ее чувствовала, но не могла остановить. Наконец, и образ Дивина покинул мое сознание. Настал золотистый, клубящийся и переливающийся туман, а я начала погружаться, и так мне было хорошо!

…Какие-то крики, возня… Удар. Сильный… между лопаток. Я на весу. Ощущение сладкого тумана не уходит.

— Дыши! Дыши, Бельджар тебя дери! — голос Волка пробивался точно сквозь толщу воды *…интересно, с кем это он разговаривает?*

Вопли продолжались. В голову робко постучалась мысль: «А может, это тебе кричат?» *Не-е-е-е!* — отмахнулось от нее сонное сознание. «Тогда чего именно тебя дубасят по спине всем, чем не попадя?» — неторопливо продолжилась мысль. *Бог его знает… А может, это и не меня вовсе?*

— Прости, Варда… — острая боль пронзила мою левую ладонь. Очевидно, Волк воткнул туда нож.

Я открыла глаза и навскидку сообщила ему в довольно жестких выражениях, что я думаю по этому поводу вот в этот конкретный отрезок вечности — а он почему-то так обрадовался, обнимать меня начал.

— Слушай, а в чем дело-то? — искренне удивилась я.

— Э-э-э… ты чуть не умерла, — сообщил охотник, но, заметив, как у меня вытягивается лицо, добавил: — Сагитта использовала травы, которые вдыхать может только больной… И для зверя они не опасны. Сама она была в повязке. Если бы вы были лицом к лицу, ты бы поняла.

— Ерунда, — отмахнулась я.— Самое страшное, что со мной могло приключиться — приключилось. Рука у меня проткнута. Болит, между прочим! Спина у меня тоже, очевидно, в синяках.

— Я извинился, — парень опустил глаза.

— Ну, так ты за руку извинился, а за спину? — я улыбнулась.

— А хочешь, я… — Волк говорил это мне куда-то в шею, почти касаясь губами, обжигая дыханием, — стану целовать тебя там, где больно?

*Умение короткой фразой вышибать к чертовой матери из жизни — дар! Парень им явно обладает. И как ты думаешь, что я тебе отвечу?*

Мурашки волной прокатились по моему телу. Голова искала выход. От неожиданности я просто-таки поперхнулась воздухом.

— Ты мне лучше скажи, отчего решил ножом в меня тыкать? — смена темы подействовала. Я, кажется, попала пальцем в небо. Волк отстранился, обнял колени…

— Я просто… сам как-то надышался этой дряни, — парень грустно улыбнулся.— Друг у меня болел, тетка его лечила. И этот дурик рассказал, что если дымом этим дышать, картинки перед глазами плывут, тепло внутри становится…

— Тепло, — задумчиво повторила я.

— Уперли у тетки колбу… — продолжал Волк, — Друг был еще болен, ему хоть бы что, а я… едва не умер. Так вот, тот парень меня ножом ткнул, чтоб я очнулся.

— Ясно, — улыбнулась я.

— Вот с тех пор я и к «местной дури», — охотник поднял глаза, — прохладно отношусь.

Мне захотелось, что-то ответить, реплика просто распирала горло. Я знаю это чувство… Когда от тебя не хотят слов… когда нужно только молча сидеть спина к спине на пригорке и смотреть каждый в свою сторону, дыша в такт.

Вдруг я вспомнила, что кое-кому пообещала, что вернусь… Слово надо держать. *Вот не могу я просто так встать и уйти… что-то внутри меня не позволит сделать этого. Я чувствую ответственность… надо что-то с этим делать!*

— Волк, у меня есть в городе дело… — начала я, поднимаясь на ноги.— Это может быть важнее, чем кажется.

— Не надо… — парень не смотрел в мою сторону. Я вновь села рядом.

— «Не надо» что? — *… может, я еще не до конца очнулась?*

— Не надо оправдываться, — спокойно, ответил Волк.— Ты вольна идти куда тебе вздумается и когда тебе удобно. Кто я такой, чтоб мешать тебе? Кроме того, у меня и свои дела есть.

— Ну и хорошо, — *… скорее всего, ты обижаешься… даже нет… злишься*. — Но мы ведь не навсегда расстаемся? И вот еще что… Спасибо, что вытащил меня…

— Наконец-то, — усмехнулся охотник, — Я уж думал, что ты не сподобишься… А ты меня тогда прости… не знаю, что на меня нашло… Оставим все, как есть.

Камень свалился с души… Я приподнялась, посмотрела в горячие, как угольки, глаза Волка. Когда наши взгляды пересеклись, что-то на мгновение замерло в моей груди. *Такой добрый, нежный, искренний… но не мой. Нельзя объять необъятное… Он встретит еще СВОЮ женщину. Наверное, я ей завидую…*

Кажется, я задержалась… Нежно щелкнув парня по носу, я обернулась кошкой и, потершись о его ноги, исчезла в кустах.

До города добралась быстро: время, проведенное в пути, незаметно промчалось. Как забавны люди, занятые повседневными делами… Пробегая мимо группы мужчин оживленно беседующих, я увидела «моего» парня… Тот, уверенно заговаривая зубы богато одетому мужчине, срезал его кошелек… мне снизу было видно все.

Тихонько подождав в сторонке окончания разговора, я побежала за парнем на рынок, покрутилась там… Он не смотрит под ноги. Наконец, проводила его до бара в порту. Прошмыгнув внутрь и устроившись в тихом местечке, из которого можно было смотреть, я крепко задумалась. И мысли не были легкими и приятными.

*Нет, ну если представить… если представить, что я могу остаться… Кого бы я выбрала? Нет… даже не так. Боже мой, какая глупость! О чем я думаю! Все. Я люблю Дивина! Хватит думать о ерунде.*

Отделившись от стены, я скользнула «моему» парню на колени. Он вздрогнул. Вытянувшись в колбасу, я поставила лапки ему на плечо, и принялась разминать…

— Пьешь один, — осведомилась я, уткнувшись носом глубоко в ухо собеседника.

— Нет, с тобой, — прошептал парень, пододвигая мне кружку.

Я не преминула в нее «нырнуть». Он потрепал меня по спине… Я выгнулась, подставляя правый бок.

— Э-э-э… хватит, захлебнешься, — хихикнул парень.

Одним глотком убив все, что осталось, он подхватил меня под брюшко и вышел из бара. Мы пересекли город, потом через ворота у рынка, выбрались туда, где гарантированно ни одна живая душа, кроме мясных жуков под кустом, не потревожит нас. Слева был Маяк, впереди море, позади лес… Легкий ветерок трепал шерстку и ерошил его волосы.

— Может, обратно пучок соберешь, — мурлыкнула я, — а то ветер?..

— Нет, — Парень замотал головой, словно зверь, отряхивающий воду, потом хитро посмотрел на меня и добавил, — А тебе так не нравится?

— Нравится, мне все нравится, — *… глупо выглядит в свете того, что это разговор между мужчиной и кошкой!* — Только спину мне почеши.

— Почешу, послушай меня вначале, — парень внимательно смотрел на меня, пока я не уселась и не приготовилась внимать. После паузы он начал: — Возвращайся к нам в Башню. Старик затосковал без вас с Дивином. Не такой какой-то…

— И это все? — я отошла и села поодаль.

— Нет, — парень начинал злиться.— Я тоже тебя потерял. Сколько не пытаюсь встретить… встречаю Волка. Мы такими темпами с ним лучшими друзьями станем. Не могу понять: за кем он бегает — за тобой или за мной.

— Какая разница, — отмахнулась я.— Хорошо хоть охоты на Зачарованного Зверя больше нет…

— А с чего это ты взяла? — он нахмурился, что-то припоминая, — Хмм… вот только сегодня ходили наемники в лес, а оттуда даже мракорисы ушли. Умные твари. Побросали пещерки свои и ушли. Почуяли, что с таким количеством народу им не справиться.

— Ничего себе, — *… обманул судья. Но хоть о Волке больше не говорим…*

— В чем дело? — насторожился парень.— Что тебе известно? Меня убили как-то раз, помнишь? Я хочу знать, кто в этом виноват…

*И что делать? Сказать, что за всем стоял судья — подписать судье приговор… уж очень злые чертики хороводятся в этих светлых глазах… Промолчать — а что скажет моя совесть? Молчим? Естественно, хочется самостоятельно пощекотать его… на предмет обещаний… Решено.*

— Я не знаю, просто последние дни тихо было, вот я и обрадовалась… — соврала я.

— Ммм… вот оно как, — протянул он, глядя в море.— Знаешь что, ты книги относить Ксардасу будешь? Может, встретимся у Башни вечером? Хочу попросить тебя кое о чем.

— Договорились. Как стемнеет — у входа в Башню, — согласилась я.

Парень поднялся и, не говоря ни слова, скрылся. Я сидела еще какое-то время, глупо хлопая глазами на море. Во всей истории есть над чем поразмыслить. Ну, во-первых, какого черта судья обманул меня? Я все равно к нему пойду, но ответ на этот вопрос поможет мне понять, что ждет в судейском доме. А во-вторых, тема, поднятая Волком, не дает мне покоя. *Когда я смотрю в ясные глаза «моего» парня… я чувствую ту связь, которая возникла из-за ритуала. Он ее, похоже, тоже чувствует. Скорее всего, когда я выберусь из этого Мира, эта связь прекратится. А пока… Сколько мы не виделись, я как-то даже успела забыть это ощущение легкого холодка в душе, чувство незавершенности меня без него. А стоило ему появиться на горизонте… Что ж там за «частичка» была? Ну, та, которую Ксардас перетащил, перестаравшись…*

Думая так, я подошла к дому судьи. Помявшись на пороге с минуту, я, шумно выдохнув, вошла. *… эх… надо было Ватраса предупредить, на всякий пожарный… ну, да, выкручусь… *

Судья сидел в кресле и читал. Лицо его было серьезным и спокойным. Я вскочила на подлокотник. Мужчина едва не выронил свиток.

— Ты пришла, глазам своим не верю! — изумился судья.

— Я держу слово, — холодно отметила я.— Чего нельзя сказать о вас. Охота на меня продолжается.

— Я рассудил так, — мужчина склонился ко мне и заговорил ме-е-едленно, — если ты вернешься, значит, умеешь держать слово, следовательно, я тоже буду честен с тобой.

— Ясно, — *Бог мой, как все сложно-то, а!* — И теперь меня больше не будут выслеживать охотники?

— Теперь нет, я отменю обещание награды, — мужчина поднялся, подошел к странному столу, больше похожему на кафедру, достал чистый лист и что-то быстро написал… потом задумался… — Ммм… я сейчас не смогу достать человека, который имеет связи с наемниками. Только завтра утром.

В голове у меня сверкнула дикая идея!

— А с чего это я должна тебе верить? Обманувший однажды… — я сделала «большие глаза».

— Ты права, в этом волчьем мире не стоит верить людям, — судья смотрел серьезно… я зацепила его «паранойю».— Я проверил тебя, и ты пришла, не зная, кто тебя тут ждет: друг или враг. На это способен только зверь. Можешь проверить меня.

— Проверить, значит? — хвост нервно хлестал меня по бокам… *…окажу-ка я сейчас кое-кому услугу…* — Помнишь, ты обещал мне, что выполнишь любую мою просьбу? Вот потрудись…

— И что же это, если не секрет? — судья улыбался, очевидно, к другим отношениям человек не привык.— Я сделаю, если обещал, просто интересно.

— Не секрет, — я сладенько потянулась.— Составь бумагу под мою диктовку, с печатью и подписью, потом отнеси ее Ватрасу.

— Мне нравятся опасные игры, котенок, — *…и чему ты так доволен?*

Мы переместились туда, где можно было писать. Я получила документ, который мне был нужен. Все шло как нельзя лучше. Мне, конечно, интересно, что же именно нужно от меня судье, а ведь ему что-то непременно нужно… Он из тех, кто ничего не делает просто так.

— Замечательно, — подытожила я.— Завтра вечером я вернусь, если у Ватраса будет этот документ.

Судья с проворством юноши отвесил мне шутливый поклон, на этом я покинула его.

***

* Занятия на вечер и на завтра мне обеспечены. Отлично. Я получила то, что хотела. Я могу улыбаться своим мыслям и гордиться собой!*

Глава 27. Верный ответ

День неумолимо клонился к закату. Свет окрасился в оранжево-розовый… нежно-фиолетовые тени поползли по земле, а воздух наполнялся запахами приближающейся ночи. Я проспала у входа в «нору» весь остаток дня. Теперь пришла пора заняться делом. Появиться там, где я должна появиться.

Я поднялась, приняла естественную форму и вошла под свод, чтоб взять книги, перевязанные бечевкой… но их не было на месте. Остался лишь влажный след да запах мокрой кожи.

*Ну что опять?! Куда могли деться эти чертовы книги? Ммм… ничего не понимаю.*

Сагитта мирно спала в кресле со свитком в руках… глаза женщины под веками двигались, так, будто она смотрит по сторонам. Жаль ее будить… Но как я узнаю, где то, что мне нужно? Я протянула руку, пальцы почти коснулись плеча тетушки-ведьмы. Только сейчас я заметила, насколько ее бледное худое лицо изрезано морщинами. Они тонкой сеткой лежат на глазах и губах… еле заметные около носа и глубокие, как шрамы, на лбу.

*А ведь ты была хороша, Сагитта. Почему ты одна?*

Руки ведьмы, похожие на лапки крысы: тонкие, цепкие, длинные пальцы, острые ногти, словно коготки… кожа, как ветхие перчатки… острые белые костяшки.

*Я не могу ее разбудить. Ну их, эти книги. В конце концов, мне не нужен предлог… пока я свободна, могу идти куда хочу. Впрочем… что такое СВОБОДА? Иллюзия. Только умерев, можно быть свободным… по-настоящему. А этого я не могу. Как счастливы люди, живущие недолго… они не успевают запутаться в паутине жизни. Каждый новый день, каждый новый миг затягивается петлей на шее… брр… и к чему все это? Откуда опять это вылезло? Хватит!*

Я как будто очнулась от тяжелого сна. Мысли отступили. Я все еще сижу у ног Сагитты. Отсветы пламени под колбами на алхимическом столике пляшут на ее лице, поблескивают пузатые бутыли. Я бесшумно покинула «нору».

Дорога к Башне не была легкой, пара волков, немножко падальщиков — не в счет — камень лежал у меня на сердце. Я любила это место, не имея на это права… мне оно казалось домом. А что в итоге? Как всегда. Я тоскую. Боюсь признаться самой себе, но я действительно тоскую: по пыльной комнате, по посиделкам у камина на ковре, по Лестеру… по Ксардасу… Вот сейчас… сейчас Башня вынырнет… вырастет у меня на пути.

Я остановилась, как вкопанная. Хорошо, что маленькую кошку не видно с того места… там… у гоблинского грота… опустив ноги в воду, сидят двое. Я шмыгнула в тень пня.

*Волк. И книжечки там лежат… Хитрый, гад. Зачем ему это? Моя голова отказывается понимать. Какая идиллия… им хорошо вместе. Болтают… Прислушаться? Нет, не стоит. Не мое это дело. Есть вещи, которые приятно не знать.*

Неужели разговора с «моим» парнем не получится? Что-то оборвалось у меня в районе сердца и ухнуло в желудок. Странно, я, что… так хотела этой встречи, что от досады хоть вой? Неправильно все это…

В этот тяжелый момент очередная мысль постучала в ворота сознания. Есть еще один мужчина, который «жаждал» лицезреть меня, но не был еще удостоен этой чести. А пока я осмотрюсь там, здесь все разойдутся. Не будет же Волк всю ночь тут торчать!

У мысли изъянов не нашлось… и я, развернувшись, потрусила в сторону города, затем к таверне, от таверны все дальше и дальше, пока не начались поля…

Ночь была прекрасна, бархатное иссиня-черное небо усыпано яркими звездами… будто крупными и мелкими бриллиантами. Прохладный, сладкий воздух, врываясь в легкие, заставлял сердце биться быстрее, а кровь метаться по телу, разнося жар и необъяснимый, неестественный восторг. Я не выдержала и принялась кататься в пыли, представляя мягкий пушистый животик на обозрение небесным огням.

Удовольствие было недолгим… его прервал звук, похожий на крик ночной птицы. Но это не было птичьей песней, в голос вплетался скрежет хитинового покрова — мне это знакомо. Не единожды на своем веку приходилось пересекаться с гигантскими насекомыми. Редкая мерзость! Они кажутся медлительными и неповоротливыми — ложное впечатление. Эти твари способны на молниеносные броски.

Не вставая на ноги, я откатилась в сторону, а туда, где я лежала, уже вонзились острые, как бритвы, лапки жука. В кошачьей голове сверкнула мысль взобраться на дерево… Но этот вариант мне не подошел. Приняв естественную форму, я выпустила когти. Подобные превращения приводили в замешательство любое существо, наделенное разумом, а вот насекомому было плевать. Его масса больше моей, плюс крепкий панцирь. Рассечь тварь когтями не фокус… Засада в том, что жук, не переставая, верещит, и беспорядочно размахивает конечностями-саблями. Вот когда пожалеешь, что твой меч слишком далеко…

В этот момент я почувствовала, как в глубине души, сперва нехотя, затем все ярче и отчетливей, стала подниматься жгучая ярость… Вот такой мне ничего не страшно. Между тем, тварь упорно надвигалась. Ярость душила меня изнутри, распирала… Когда я уже была готова возненавидеть весь мир, когти были спрятаны…

Я, отступив на несколько шагов, скрестила руки на груди… *Сейчас я ослепну на мгновенье… Ближе… ближе, чтоб наверняка!* Ничего ни подозревающая тварь взвизгнула и ринулась в бой. Тогда я раскинула руки, как для жаркого объятья…

Вспышка и тьма. А потом… столб пламени… прямо из сердца… Ярость покидает тело… Мало с чем можно сравнить это наслаждение. Жук рассыпался пеплом, лишь только пламя коснулось его. Зря я конечно так… выжженная мной земля не годна уже ни для чего. Я опустила руки. Складывалось ощущение, что голову мою наполнили гелием, и она отрывается от тела и улетает…

Я отошла с открытого места и рухнула в канавку. Разлеживаться не время и не место.

*Наемники все еще охотятся за мной… от этого мое предприятие становится более привлекательным и рискованным. Говорить с их предводителем в Усадьбе бессмысленно… Похитить его — вот достойная шутка. Я сказала Ларсу, что поговорю с Ли. И слово сдержу, хотя этот мужчина мне без надобности. А вот я ему… особенно теперь…*

Набросив «Большую Невидимость», я легкой трусцой побежала в сторону двора. Краем глаза я заметила, как Текла выпроваживает последних в доску пьяных посетителей. Народ расползался по койкам, и только ночные часовые всматриваются во мглу. Обогнув основное здание, я остановилась под «балкончиком»…

*Помнится мне, комната опального генерала крайняя… тупиковая в этом крыле. Значит… теоретически, вот те окна за углом будут его… Второй этаж.*

Свет не горел. На кровати слева действительно спал мужчина. Ли лежал на спине. *…ох и неудобно же тебе бедолаге в доспехе-то…* Одна рука свисала с кровати, ее пальцы почти касались рукояти внушающего трепет и уважение оружия. *Оно тебе не понадобится…* Ремни, скрепляющие грудь и спину панциря, ослаблены. И чего теперь с ним делать?

Все что угодно, но быстрее… в соседней комнате заворочался кто-то из мужчин. *Какой смысл его куда-то тащить, если можно «отделаться» «Стеной Забвения»? * Последнее мне настолько понравилось, что я тут же призвала «Стену». Думаю, стоит устроить спектакль…

Свет звезд из раскрытого окна косой чертой падал на стол. Я, обернувшись маленьким зверьком, вышла на середину полосы света, уселась и принялась шумно чесаться. Реакция не заставила себя ждать. *Спится ему похоже неспокойно…* Ли стоял у кровати, подняв оружие, и хлопал слепыми со сна глазами.

*Хорош!* Крепкий мужчина небольшого роста. Темные волосы, слегка встрепанные, широкие черные брови плавными дугами.

— Ах ты, маленькая скотина, — выдохнул мужчина, когда опознал источник напугавшего звука в кошке…

— Но-но! Где ваши манеры, сэр? — с подчеркнутой издевкой заявила я, превращаясь в Зачарованного Зверя.

Ли не удержался на ногах и со стоном плюхнулся обратно, выставив оружие перед собой. *Страшно, да?* Капли пота выступили на лбу мужчины: очевидно, он силился что-то сказать, но не мог.

— Опусти оружие, — приказала я.

— Нет, — решительно ответил Ли… *Смотри, как быстро нашелся!* — Что ты или кто ты?

— Ты и так спишь беспокойно, — фыркнула я.

— Ты Зачарованный Зверь? — рукоять «всхлипнула», мужчина крепко вцепился в нее.

— Если знаешь, зачем спрашиваешь? — я оскалилась в подобии улыбки.

— Что ты тут делаешь? — Ли повысил голос.

— Отвечаю на твои вопросы, — я свернулась клубком на столе, распушив хвост.— А вообще, твой знакомец по имени Ларс…

— Как? — удивился мужчина.

— Ларес! — поправилась я.— Попросил меня заглянуть на огонек. Вроде как, ты хотел меня видеть.

Вот тут Ли и опустил оружие. Он сидел, силясь сообразить, снится это ему или нет… зачем ему тогда себя щипать?

— Что-то разговор не клеится… — обиженно заметила я.— Может, в другой раз…

— Э-э-э… постой, — Ли поднял руки.— Я уже ничего не понимаю. Ты разумное существо.

— Да, — согласилась я, переворачиваясь на спину, с риском сорваться со стола.

— Животное? — недоверчиво спросил мужчина.

— Нет, не совсем, — честно ответила я.

— Что значит «не совсем»? — *… Опять, похоже, понимание теряется.*

— Я и не человек, и не животное, — начала я, — не принадлежу к вашей расе. Могу показать, если хочешь.

— Не знаю, что… — мужчина улыбнулся, — но хочу.

— Замечательно, — мурлыкнула я *…обожаю пытливых…*

Я приказала мужчине закрыть глаза. После некоторых препирательств он согласился. Приняв естественный облик, сообщила, что глаза можно было открывать.

— Я сказала «глаза», а не «рот», — *так и челюсть вывихнуть недолго…*

— Женщина! — изумление было безгранично.

— Увы, — усмехнулась я.

— Вот уж действительно «увы», — согласился Ли, потирая лоб.

*Ну, такого я точно не ожидала! Любую реакцию можно понять… но это!*

— Не поняла, — вслух удивилась я.

— Я возлагал большие надежды на поимку зверя, а теперь… — мужчина поднял глаза, — теперь все бессмысленно.

— Объясни, — я отошла к окну…

— Постой! — почти крикнул он.

— Я никуда не ухожу, — улыбнулась я.

— Хорошо, — мужчина успокоился.— Я хочу вывести своих людей с острова. Есть только один корабль. Местный судья — редкая мразь… Но он пообещал награду за живого Зверя. Очень много денег… и я решил, что если ему так нужен зверь, судья сделает все тому, кто его доставит. Даже даст доступ к судну.

— А много у тебя «людей»? — поинтересовалась я предельно деловым тоном.

— Нет, не все, что в Усадьбе, «мои», — улыбнулся Ли, — если ты об этом. На материк я хочу взять только самых верных. У меня так кое с кем счеты…

— Это меня не касается, — оборвала я мужчину, уже готового поведать историю своей богатой на приключения жизни.

— Тогда, — мужчина с любопытством ребенка разглядывал меня уже несколько минут, — может, посоветуешь чего-нибудь?

— Посоветовать, хмм… — *…а вот это уже совсем другая песня!* — Посоветую.

Я развернулась на каблуках, облокотилась на окно и посмотрела Ли в глаза так глубоко, насколько это было возможно. И, выдержав мучительную театральную паузу, продолжила:

— Судье я уже не нужна, — собеседник погрустнел еще сильнее; заметив это, я подошла, поставила колено на его постель и как можно мягче добавила: — Не печалься, я помогу тебе. Но с условием…

— Все что угодно! — воскликнул опальный генерал.

— Не так быстро, — улыбнулась я со всем коварством, на которое только способна женщина, — ты же еще не знаешь, что мне угодно…

— И уже согласен на все, — его глаза блестели… только жажда мести так горит… по себе знаю.

— Хм. Помнишь парня, который не называет своего имени? — Ли крепко задумался.— Длинные довольно светлые волосы, собранные в пучок… бородка? Нет? Был за Барьером…

— Рискну предположить… — начал мужчина, — Это ни тот ли ненормальный «герой», который развалил Барьер? Потому, как это только он из известных мне мужчин скрывает свое имя.

— Точно, — подтвердила я.— Что бы ты стал делать, если бы он позвал тебя на непонятный остров гонять мифическое зло?

— Посмеялся бы над ним, — не задумываясь ответил Ли.

— А если подумать? — я склонила голову набок.

Мужчина хитро посмотрел на меня и сделал вид, что усиленно думает. Через мгновенье, его лицо расцветила широкая улыбка.

— Как ты сказала? — серьезно переспросил он.

— «На непонятный остров гонять мифическое зло», — отчеканила я.

— Соглашусь без задней мысли, помогу в любом деле, как брату! — *…сама доброжелательность!*

— Это верный ответ, — похвалила я.

— Что ты собираешься делать? — осведомился Ли.

— Ну я же все равно не скажу, — улыбнулась я, поднимаясь с его кровати.— Увидимся завтра, может, послезавтра… Тогда и поговорим. А сейчас — прости, мне пора. Не закрывай окно…

***

*… Ли так и сидел на кровати, когда я сняла «Стену» и, выпорхнув вон, призвала крылья. Не озадачиваясь невидимостью, я направилась к Башне, рассекая сладкий ночной воздух.*

Глава 28. Вечер для двоих

Волк ушел, у гоблинского грота было пусто. Я опустилась на площадку перед Башней и, поколебавшись на пороге с минуту, вошла внутрь. «Мой» парень спал, доспех его лежал на соседней лавке.

*Мужчины и дети — сущие ангелочки, когда спят… если я ничего не путаю.* Грудь парня мерно поднималась и опускалась, спокойное дыхание завораживало. *…хм… мой любимый звук? Стук живого сердца и дыхание…*

Вот могла бы часами любоваться этой картиной, но время не резиновое… Наложив на «моего» красавца «Малое заклинание Тишины», я потрепала его по плечу.

Хорошо я придумала с «Тишиной»… он бы от неожиданности сообщил всей Башне о моем приходе. Не снимая заклятья, я выволокла его на улицу. Туда. К гроту. Только там магия была развеяна.

— Зачем все так таинственно? — улыбнулся он, потирая глаза и зачерпывая пригоршню воды.— Я думал, ты не придешь. Волк принес книги на закате. Сказал, что ты ему поручила.

*Вот оно значит, как… поручила, значит… запомним…*

— О чем вы говорили? — как бы невзначай поинтересовалась я.

— Он часа полтора мозги мне полоскал тем, как вы с ним «подружились», — «мой» парень закатил глаза. — Но это неважно! Скажи, когда ты вернешься? В Башню. Или вам там с Волком хорошо?

— Ну, ты понимаешь, что я не могу тебе ответить прямо на все вопросы, — *черт! У меня другим голова забита, а ты за старое! Вот. Ломай себе голову теперь!*

— Пффф… — парень вдруг схватил еще пригоршню холодной воды и вылил мне за ворот, — Нравится?

— Очень! — ответила я, поднимаясь на ноги и превращаясь в Зверя…

— И чего мы задумали? — прищурив один глаз, спросил «мой» парень.

— Увидишь… — мурлыкнула я, и молниеносным броском сбила его в воду, правда, пришлось и самой окунуться… но ради благого дела…

Я вынырнула из воды, схватила воздух ртом… и снова «ушла». Этот стервец ухватил меня за лапы и дернул вниз! Я боролась с искушением выпустить когти… Но вместо этого приняла естественную форму, извернулась и поплыла под ним, сдернув с несчастного сапоги. Когда я вынырнула, он сидел уже на дощатом мостике, хлюпая босыми ногами.

— Сапожки, прости меня, где? — осведомился он, когда я усаживалась рядом.

— Сапожки-то… — я сделала вид, что задумалась.— На дне. Прибиты заклинанием, пойди, достань.

— А чего это я? — Усмехнулся он, поднимаясь на ноги.— Сейчас этим займешься ты!

С этими словами он швырнул меня обратно в воду.

— Ах, ты!.. — *Чего я теряюсь? А ну ка «Силовой Аркан»…*

Ловкая подсечка — и несчастный шутник летит в воду вслед за мной с криком: «Не честно!» Мы плескались, пока не замерзли окончательно. Выбравшись на берег и отдышавшись, он вдруг спросил:

— Ну так сапоги мои где? — в голосе была надежда.

— Да там они, — я махнула головой в сторону противоположного берега, разбрызгивая воду с мокрых волос.— Я их на берег выбросила.

— Замечательно! — с этими словами парень поднялся и побежал в указанном направлении.

Когда он вернулся, мы поняли, что не на шутку замерзли. Предложение идти греться в Башню было отметено. Я поднялась на ноги и смело пошла в грот.

— И куда? — тихо спросил «мой» парень, поравнявшись со мной.

— Ты с детства такой любопытный? — фыркнула я, зажигая в руке «Свет Надежды».

— Нет, — буркнул он, и пошел вперед, подобрав с земли внушительную дубину.

Мы вышли к маленькой круглой пещерке, заставленной ящиками и с давно потухшим костерком в центре. Парень, не долго думая, расколотил пару ящиков на доски, построил из их «домиком» в выложенном камнями «очаге».

— А огня у меня нет… — расстроено заметил он.

— Какие глупости, — отмахнулась я, поджигая «домик» заклинанием «Искра».

— Ой! Ну что так слабо! Может «Файерболом»? — сумничал «мой» парень, глядя на крошечные огонечки, срывающиеся с кончиков моих пальцев.

— «Файербол», как вы изволили выразиться, — улыбнулась я, — разнесет наш «костерок» к чертовой матери, у него помимо огня есть еще «сила удара».

— Ясно, — он отвернулся и стал ковырять щепкой в зарождающемся огоньке.

Пока пламя не поднялось над деревяшками, мы молчали. А когда наше творение можно было смело назвать «костром», когда последние останки ящика были направлены в дело, а новые были заготовлены — мы сели друг напротив друга греться. Огонь ласково потрескивал. Я сняла верхнюю рубаху и кольчугу и положила все это на уцелевшие ящики. Парень распушил мокрые волосы.

— Все приготовления закончены, — рассмеялась я, — можно и поговорить!

— Можно, — кивнул он.— О чем?

— Ну, мне кажется, — я потянулась, — ты должен сказать мне спасибо.

— Эт' за что, интересно? — осведомился парень.

— А сейчас расскажу, только поверь мне на слово…

— Погоди ка… — он вдруг вскочил и полез в сундук.— Вот… вот она!

— Заначка? — я чуть не покатилась со смеху…

— Можно сказать и так, — согласился «мой» мокрый красавец.— Я когда содержимое этого сундучка выгребал… кое-что у меня в сумку не поместилось, пришлось вот эту бутылку вина тут выложить…

— Мило! — костер и без того настраивал на благостный лад… хоть бы вино оказалось дрянью, а то все как-то уж больно складно получается.

Но нет, вино оказалось отменным, пить его пришлось, правда, прямо из бутылки… Надо было видеть, как я выцарапывала пробку, под оглушительные взрывы хохота. Мы передавали друг другу бутыль, мерно текла беседа ни о чем… Как вдруг…

— А все же, за что я должен тебя благодарить? — парень встал на колени, передавая мне в очередной раз вино.

— Хм… — я посмотрела бутылке в горлышко… оставалась половина… — Это трудно объяснить. Тебе пригодится помощь, когда я не смогу тебе помочь… Вот скоро, моими стараниями у тебя появится еще один человек, готовый на все…

— Это хорошо, но почему ты не сможешь? — он встряхнул волосами в опасной близости от огня…

— Ну, видишь ли… — замялась я.

— Не вижу! — улыбнулся он, подсаживаясь на мою сторону костра.

— Я рано или поздно уйду из этого мира, — начала я… *Странно, мне казалось, эта фраза звучит менее пошло…*

— Ты еще молода! — возмутился парень, потянувшись за пузатой бутылью, которую я держала в другой руке…

— Спасибо, конечно, — рассмеялась я, вытягивая руку с пузырем так, чтоб он не мог его достать.— Я не в этом смысле… Забыл что ли? Я из другого мира… должна вернуться.

— А тебе плохо со мной? В смысле здесь… — это прозвучало, как «а ты меня ув'жаешь?!»

— Э-э-э… — опять замялась я, пытаясь приткнуть бутыль в ящик.— Не в этом дело. Там мой дом, отец, друзья…

Я не заметила, как это «чудо» перестало тянуться за вином через «всю» меня, но никуда не делось из «угла обзора». *Утром, возможно, будет болеть голова* — сверкнуло у меня в мозгу белой молнией… и погасло.

— А мужчина? — он лежал у меня на коленях… — Мужчина у тебя там есть?

— Я… — хотела сказать «я не хочу об этом», как парень сам ответил себе.

— Не надо, не отвечай… я не хочу этого знать, — что-то странное было в его глазах.— Ты здесь, пока не исчезла… я не держу тебя. Оно у каждого своя цель есть. Вот у тебя цель вернуться. Я вспомнил… ты и в первый день, и пока без сознания была, твердила все «вернуться домой». Значит, так важно это для тебя. Но давай сегодня об этом не будем? Я тебя поблагодарю… с удовольствием, но не за ту чушь, которую ты мне тут нагородила, а просто за этот вечер. Я не пьян, этого для меня слишком мало. Просто мне хорошо… Знаешь, даже клинку нужен уход и забота.

Парень сел, развернулся и пристально посмотрел мне в глаза… *Получила удар своим же оружием… А как защищаться — знаешь?* Тем временем он продолжил монолог:

— Я не прошу у тебя любви, преследовать, доказывать… не буду. Просто мне… как и тебе… нужно немного тепла. Живого, настоящего, понимаешь? — парень схватил меня за плечи.— Может, мне тяжело убивать? Как на войне: знаю, что так надо… но все равно… Я же человек, не зверь! Слушай, у меня предложение… деловое… дай мне в морду, чтоб я не приставал, а?

Повисло молчание… он смотрел мне в глаза, я ему, и с каждым мгновеньем все четче и четче я осознавала… что часть меня есть в этих глазах. Я не могу в них не смотреть. Вдруг мое сердце наполнилось до краев нежностью, теплая волна хлынула, заполняя все тело… Я сделала то, о чем кричало все мое существо… Мы соединились в поцелуе… но это было не так, как тогда в Порту… Думаю, он почувствовал это… ведь часть меня в нем несомненно тревожит его… как меня тревожит ее отсутствие, когда он рядом.

— Я не стану… не стану бить тебя, но… — попыталась начать я…

— Тсс… — он приложил руку к моим губам… — Тсс… я понимаю. Вот оно — настоящее волшебство. Ты его чувствуешь? Не ломай его. Я ничего не прошу. Дай мне хотя бы иллюзию тепла…

Я призвала «Чудесную Подстилку»… мягкий, теплый, душистый мох расползался от меня в разные стороны, пятясь от пламени и затягивая ящики. Я не отрывала все это время взгляда от его глаз, я черпала из него силу. Канал почти осязаем… А в него уходила ласковым облачком моя нежность. Я облокотилась спиной на мягкие от мха ящики, он положил голову мне на грудь…

*… Мужчины и дети — сущие ангелочки, когда спят… я ничего не путаю.*

Глава 29. Клятвы

Я не сомкнула глаз, вслушиваясь…запоминая ощущения, запахи, тепло … А он проспал бы и нашествие орков… Парень дышал практически бесшумно… струйки горячего воздуха покидали его губы, щекоча мне шею.

Потянув носом обрывки сквозняка, долетающего от воды, я поняла, что утро уже настало. Вдвоем было так хорошо… хотелось, чтоб эти часы тянулись и тянулись… Я легким прикосновением убрала волосы со лба «моего» парня. Он поморщился и что-то пробурчал сквозь сон.

— Просыпайся, — ласково попросила я.

Ответа не последовало, если не считать еще что-то очень неразборчивое. Парень, открыл глаза, но я рано обрадовалась… он их, как открыл, так и закрыл, к тому же еще сильнее прижался ко мне. Парень сгреб меня в охапку: так обычно с подушкой поступают… Я закрыла глаза.

*Странно… мне нужно подниматься на ножки и идти к Ватрасу… а хотя… не думаю, что Судья уже сделал то, о чем мы условились. И ничего плохого не будет в том, что я еще немного поваляюсь на волшебной подстилке…*

Вдруг что-то как укололо меня ледяной иглой в районе сердца… что это? Может, совесть? Ведь когда разум и чувства поют хором… должно же что-то им противостоять!

*Почему бы враз не сказать себе правду? Это же просто! Ну?!… Так просто сказать… «Я не могу оставить его. Я не хочу уходить, не желаю размыкать объятья!» Ну что в тебе сломается? Ты боишься, кошка? Мне знакомо это ощущение.*

— Эй, ты чего, спишь? — горячая шершавая ладонь скользнула по моему лицу.

— Ммм… нет — так, задремала, — соврала я.

— Ну, что… пора разбегаться? — глаза его, все еще немного сонные, лучились.— Спасибо тебе.

— Не благодари, — отмахнулась я.— А «разбегаться»… похоже, да… пора.

— Ты пойдешь со мной в Миненталь? — вдруг спросил парень, привстав.

— Куда? — переспросила я, потому, как в голове моей роились совсем другие мысли.

— В Рудниковую Долину? — настойчиво повторил он.— Я видел тебя в бою… мне бы хотелось, чтоб ты… была со мной. Там очень опасно, ты можешь отказаться. Там сейчас тучи орков… и … Дракон, а возможно Драконы. Прости, зря я…

— Нет, не зря, — я положила руку ему на грудь, и тут же его рука накрыла ее.— Орки… драконы… не имеет значения! Я пойду… пойду за тобой куда угодно.

Последние слова выскочили так легко… и неожиданно. Для приличия мне следовало прикусить язык, но поздно! Все сказано. Я попыталась отдернуть руку, а вместо этого оказалась вся на его груди. Дыханье покидало меня толчками…

*О, Эру! Как же трудно держать себя в руках! Как трудно сказать «НЕТ»… самой себе.*

— Пусти, придушишь! — выдохнула я.

— Ой ли? — Парень прижал меня еще крепче.— Знаешь, если тебе неприятно, скажи об этом прямо. Ну, тебе неприятно?

— Нет, — я замотала головой, хлеща его волосами по плечам.

— Тогда я тебя не понимаю, — *…сколько озорства во взгляде этих глаз!* — Это что ж получается? И хочется, и колется? Так уж и быть — отпущу, только поклянись, что пойдешь со мной.

— Бог с тобой! Клянусь, — рассмеялась я.

— «Клянусь» в чем? — не унимался парень.

— Клянусь в том, что пойду с тобой в Миненталь, — с вызовом в голосе ответила я.

Как и было обещано, я почувствовала, что дышать мне стало значительно легче. Было ясно, что если ничего не делать, можно проваляться до «троллиной свадьбы». Я поднялась на ноги. Одной мне известно, насколько же мне этого не хотелось! Я сочла бы за величайшее благо получить возможность свернуться клубочком у него на руках и проспать хоть целую вечность. Но, увы. Подняв свою кольчугу, я уже была готова натянуть ее, как заметила пристальный взгляд моего парня.

— Что не так? — удивленно спросила я.

— Все так, но, помнится, ты обещала мне рассказать, что это у тебя за вещица, — он сощурил один глаз и склонил голову набок. Волосы, все еще не собранные в пучок, обрамляли его лицо… *И почему это зрелище так меня завораживает?*

— Хм… ну, перво-наперво, вот… возьми ее в руки, — я с улыбкой передала кольчугу парню.

— Такая легкая?! — бедняга хлопал глазами, силясь понять, как это возможно…

— И это еще не все… — я выпустила когти одной руки и, для примера, полоснула ими по дубине, подобранной вчера «моим» парнем…. Три аккуратно «сбритых» кусочка хлопнулись об пол. Потом проделала то же с кольчугой и стала ждать реакции…

— Ух, Бельджаровы козни! Ни следа! — он вертел в руках произведение искусства моего народа… тонкие мелкие колечки… нет, не звенели, а шелестели, как листья под легким весенним дождем.

— Вот так, — подытожила я, возвращая себе доспех.

— Что это за материал? — не отставал парень.

— Думаю, с тебя на сегодня хватит потрясений, — отмахнулась я.— Скажи лучше, когда мы отправляемся в твой Миненталь?

— Сегодня я улаживаю последние дела, — начал он. — Завтра получаю официальное разрешение на вход туда, значит послезавтра мы уже там.

— Ну, до послезавтра времени куча, — улыбнулась я.— Так что договариваемся так: встречаемся завтра вечером здесь. Не против?

— Нет, — парень улыбнулся в ответ.— Только почему здесь? Почему не в Башне?

— Если «нет», значит, здесь, — отрезала я.— А теперь, мне пора.

Я запахнула верхнюю рубаху и застегнула пояс.

— Завтра вечером, здесь! — крикнула я на прощание и поспешила выскочить вон.

Остановившись на мгновенье зачерпнуть пригоршню воды, я заметила на площадке перед маленькой пыльной комнатой худую, черную фигуру, будто высеченную из камня: голова была поднята, а руки сжимали книгу. Ксардас смотрел на меня. Его ледяной взгляд обжег мне душу… я поспешила скрыться.

Отправляться в город не было смысла. Солнце еще высоко, да и Дивина проведать не мешало бы. Невидимая, я добралась до пещеры очень быстро. Уже на входе до моих ушей донеслись голоса:

— Как не ночевала? — Волк говорил взволнованно.

— Не кричи, разбудишь детей! — зашипела тетушка-землеройка.— Вот так, взяла и не пришла. А чего это ты так побледнел? Не болен ли мой племянник?

— Тетушка, я серьезно! — громким шепотом взмолился парень.— А вдруг с ней что-то случилось?

Дольше слушать разговор не было ни времени, ни желания…

— Я здесь, все в порядке, — сообщила я, возникая посреди комнаты.— Ничего со мной не случилось, просто были кое-какие неотложные дела.

— Неотложные дела, — отрешенно повторил Волк.

— Тетушка, — обратилась я к Сагитте, — как наши малыши? Дивину лучше?

— Нормально малыши, — улыбнулась ведьма.— Дивин спит… он не просыпался еще… не волнуйся, это нормально… а Каин — хорошо. Поел с удовольствием, и, посмотри… посмотри, как он «обнимает» нашего больного! Так трогательно…

И действительно! Котенок уткнулся носиком мальчику в щеку, и нежно положил лапку ему на шею. Не хотелось нарушать этого великолепия, но… Я, обернувшись большой кошкой, ласково прихватила Каина за холку, и вынесла на площадку перед входом в «нору». Сонный котенок сгруппировался и повис. Волк вышел следом за нами. Я нашла место, где можно было устроиться и полежать на свежем воздухе: кто бы что не говорил, но в нашей «норке» хоть и уютно, но душновато.

Котенок лежал у меня между передними лапами, а я зарывалась носом в серенький пушок на его животике, который расходился волнами от моего дыхания. Охотник присел рядом с нами на корточки.

— Я волновался, — начал он серьезным тоном.

— Ну и зря, — отрезала я.— Ты мне лучше расскажи сказку про книги…

Волк смешался. Стремительно краснея, парень продолжил:

— Видишь ли, — замялся он — я подумал, что так будет лучше, ну, чтоб ты не таскала книги после того, что с тобой произошло. Пары ведь достаточно вредны, вот я и решил тебе помочь.

— Чует мое сердце, что ты… не то говоришь, — я посмотрела на Волка так ласково, как это могла сделать хищная зверюга, и продолжила: — Не думаю, что это решение правильное.

— А что я должен сказать?! — внезапно охотник побледнел, как простынь.

— Правду, — посоветовала я.

— Правду? — Волк загадочно улыбнулся, — только если ее скажешь и ты.

— Даю слово, — спокойно ответила я.

— Отлично, — парень склонился к самой моей морде и чуть слышно прошептал, — Варда, ты слепнешь и глохнешь в его присутствии! Да, я охотник и знаю, что такое тихо подкрасться… но ты не просто зверь! А не слышала.

— Не поняла, — машинально вставила я.

— А чего тут не понять? — Волк одарил меня взглядом в упор… складывалось ощущение, что в этих карих глазах поднимается буря! — Наш великий герой!.. Я видел и слышал вас тогда, на обрыве. А ты не видела и не слышала ничего, кроме него! Я тебя не виню. Но, клянусь слезами Инноса, отдал бы свое тело некромантам за один такой взгляд.

Горячий шепот обжигал мне слух! И столько обиды и боли было в нем… А я, интересно, чего ждала? Похоже, теперь моя очередь говорить правду… Я подняла голову, набрала воздуху в легкие… и…

— Эй, стой! Тебе лучше лежать! — Сагитта кричала, точно ее режут.

Мы, как по команде повернулись на звук. В проходе, придерживаясь рукой за стену, стоял Дивин. Он выглядел усталым. Ребенок был завернут в плед, волочившийся за ним шлейфом. При дневном свете еще яснее проступили темные тени, что пролегли у Дивина под глазами, и его нездоровая бледность. Мальчик закашлялся. Тетушка-землеройка вынырнула из «норы» и, цепкими руками обхватив мальчика, повлекла его обратно под свод.

Вдруг мой взгляд упал на котенка… способность членораздельно говорить враз покинула меня! Каин… малютка Каин… открыл глаза; поддерживая головку на непослушной еще шее, он смотрел на Дивина, а мальчик, упираясь из последних сил, смотрел на него. Я ткнула Волка лапой в бок, тот быстро сообразил, что к чему.

— Отпусти его! — крикнул парень.

Сагитта от неожиданности разжала руки. Дивин медленно, пошатываясь, пошел к нам. Тетушка-ведьма тихо причитала, но не двигалась с места. Мальчик и котенок не отрывали друг от друга глаз. Совсем рядом Дивин остановился. Сагитта, опомнившись, подбежала к ребенку и обняла его.

— Ты дрожишь! — женщина заботливо нахлобучила на голову ребенка плед. — Пойдем внутрь немедленно!

— Варда, а какие у него будут глаза? — вдруг спросил Див.

— Хм… наверно… — я посмотрела в большие, мутно голубые глаза малютки-мракориса, — золотисто-желтые, как полная луна…

— Здорово, — протянул мальчик, увлекаемый Сагиттой.

Я так и смотрела им вслед, когда тетушка-землеройка позвала племянника за собой, а через несколько минут он уже умчался куда-то с поручениями.

***

*… что это за взгляд… Глаза — две клубящиеся почти синие бездны, жадно впивающиеся в новый мир. Вот малютка пытается целенаправленно ухватить меня на язык, пока я его лижу… что ж… теперь с тобой будет весело. Но… почему вы так смотрели друг на друга… почему?*

Глава 30. Одно желание

Наигравшись с Каином вволю, я отнесла его на постель. Дивин снова уснул. Утренний «побег» дался ему с большим трудом. Мальчик все же еще слишком слаб. А когда я снова вышла из «норы», набежали тучи… небо низко-низко нависало, почти касаясь верхушек деревьев, и грозило разразиться дождем.

Скорее всего, Судья уже все сделал… Если нет — ему же хуже. Я легким, можно сказать, прогулочным шагом двигалась в сторону города. Вдруг мое внимание привлек обрывок черной ткани… висевший на ветке… Очевидно, кто-то в черном ломился через кусты и не заметил, как зацепился. Неприятное ощущение подкатилось к моему горлу. Я огляделась.

Все было спокойно. Вдруг… между деревьями… в тени… фигура в черном балахоне! Алым пылали глаза из-под капюшона. Мгновенье! И все снова пусто. Как и не было ее…

*Разведка,* — мелькнуло у меня в сознании, — *Вынюхивает, высматривает…*

С минуту я продолжала стоять, прислушиваясь. Тишина, только ветер в траве. Мурашки по телу пробежали.

Ясно, что ловить больше нечего: тот, кто смотрел, все равно исчез… так что я направилась прямиком в город. Не обращая внимания больше ни на что. К тому же начался нешуточный ливень.

Я нашла Ватраса где обычно. Он ждал меня. На площади никого не было. Когда к стене дождя добавилась магическая стена, Ватрас пробежал пальцами по складкам своей мантии и достал свиток.

— Что это? — спросил маг.

— Ну, прежде всего, дай я посмотрю, все ли там правильно, — я протянула руку, Ватрас положил мне на нее бумагу.

Я сощурила глаза… в левом нижнем углу виднелся отпечаток лапы… Я провела по нему пальцем и отпечаток исчез. Для верности, перечитав все еще раз, я свернула бумагу и протянула ее Ватрасу.

— Зачем это мне? — удивился маг.

— Тебе, может, и незачем, — ласково улыбнулась я, — а вот одному молодому человеку вот этот документ облегчит жизнь. Сохрани его. Потом к тебе за ним придет наш общий знакомый герой… отдашь ему лично в руки, только когда он попросит.

— Хорошо, — Ватрас пожал плечами… и вдруг спросил: — как себя чувствует Дивин?

— Замечательно, — машинально ответила я.— Вставал сегодня.

— С ним правда все в порядке? — маг выглядел встревожено.

— Правда, — я закивала головой, — а что?

— Нет, ничего… так, спросил, — лицо Ватраса приняло обычное выражение.

*Беспокоится о мальчишке… хм… даже слишком. Но такой как Ватрас ничего не скажет… это точно.*

— Я слышал, вы собираетесь в Миненталь? — продолжил маг.

— А откуда… — начала, было, я…

— Молодой Андре, — Ватрас улыбался, довольный тем, что отвлек меня от размышлений о мальчике.

— Андре? — переспросила я, ничего не понимая.

— Паладин приходил ко мне, говорить о тебе, — Маг улыбнулся еще шире.— Скорее всего, и с героем нашим тоже он побеседовал. Так что, в Рудниковую Долину ты войдешь официально, без невидимости. Андре сам ходил к начальству пропуск для тебя подписывать. Так что с завтрашнего утра ты перестанешь быть Зачарованным Зверем и станешь Вардой. Для всех.

*Андре… почему Андре… зачем Андре?.. Так странно и необычно. Совершенно незнакомый человек делает для меня очень важную вещь… а что для него сделала я? Ничего. Брр… что-то голова моя совсем не соображает. Надо бы… поговорить с ним.*

— В чем дело? — рука Ватраса опустилась мне на плечо.

— Я.. хм… просто я немного ошарашена, — честно призналась я.

— Не волнуйся, все в порядке, — ласково проговорил маг.— Андре для всех нас загадка. Просто прими, как есть.

— Спасибо, добрый Ватрас, — я прижалась к его груди.— Ты всегда находишь нужные слова.

— Всегда пожалуйста, — улыбнулся маг.

Мы попрощались.

Андре никак не шел у меня из головы… Я все время думала о нем, пока маленьким зверьком пробиралась к дому судьи.

Охранник не заметил меня вообще, и я прошмыгнула наверх.

Судья сидел в кресле, скрестив руки. Увидев меня, он привстал.

— А, вот и ты… — протянул он.— Я жду тебя с рассвета! Все оформлено в лучшем виде.

— Вот и замечательно… — я прыгнула мужчине на колени… Судья взял меня, как младенца.

— Точно, — согласился он.— Моя часть выполнена.

*Его часть… значит, все же есть и моя… Ну-с, посмотрим, что нужно судье…*

— Я слушаю, — не переставая громко мурлыкать, сообщила я.

Судья посмотрел на меня. Пристально так… по-доброму… Снял свою шляпу, ослабил воротник… К чему это он готовится?

— Я знаю, — начал мужчина, — Что ты… можешь принимать облик человека…

— Э-э-э… — попробовала вклиниться я, но тщетно.

— Я не хочу от тебя ничего, — продолжил он невозмутимо, — но я слышал, что ты можешь превратить в зверя и меня, если укусишь. Их мир честнее и справедливее, чем мир людей. Звери живут по закону силы, жестокому и непоколебимому… Люди тоже по нему живут, но пытаются играть в права, свободы и правосудие. Дай мне познать тот мир!

Рот мой, широко открытый, закрываться не хотел… *Как же ему объяснить?* Я спрыгнула на пол.

— Да, ликантропией можно заразиться… — *как же все…* — но только от больного. Я не оборотень, в том смысле, в котором это преподносят легенды. Я не могу заразить вас. Я и не человек вовсе.

— А кто? — разочарование сменилось заинтересованностью.

— Смотрите, — я тяжело вздохнула.

Для полного эффекта я не стала даже просить судью отвернуться. Я из маленького зверька поднялась в «недозверя»… жуткая промежуточная форма, когда ты не то и не это, а что-то среднее: густая шерсть, но почти изогнутый позвоночник… горбатая, с огромными когтищами, хвостом, нервно бьющим меня по ногам… И наконец — женщина, но не человек… четырехпалые руки, острые уши… кошачьи глаза…

Судья в легком трансе… я делаю шаг в его сторону… Мужчина отскакивает и забивается в угол… Он бледен и дрожит.

— Сэр, — тихо позвала я.— Сэр, что с вами? Это же та самая «я». Простите, что позволила вам смотреть. Простите меня.

Мужчина нехотя отделился от стены. Робкие шаги мне навстречу. Я позволила ему коснуться моего лица… шеи, плеч… Дрожащие пальцы…

— Не больно? — голос его срывался…

— Честно? — улыбнулась я.— Вообще-то, поначалу больно, а потом перестаешь замечать.

— Ясно… — протянул судья.— Значит, моя мечта… так и останется мечтой?

— Выходит, так… — мне вдруг стало так обидно.

— Жаль… — он опустил взгляд.

— Ну, в том ее и смысл, мечты, — *… оправдываюсь…* — Чтобы оставаться немного недосягаемой.

— Нет, — он грустно улыбнулся… — Так может мечтать только ребенок. Тот, кому достаточно самого процесса мечтания. А мне… мне хочется испытать… то, что еще не поздно. Но… увы.

Судья опустился в кресло. Мне стало еще паршивее… Я почувствовала, что ничего не могу дать взамен… и так остро!

А вообще-то… новые ощущения?

— А вы никогда не мечтали летать? — вдруг спросила я.

— Летать? — удивился судья.— Разве что, когда был ребенком.

— Ну, так полетели? — я призвала крылья.

— А куда? — не веря в то, что видит, спросил мужчина.

— Просто над морем… — я набросила на нас невидимость.

Мы вышли из дому, охранник отошел к забору… путь был свободен. Я подхватила Судью, и мы взмыли вверх…

***

*Мой долг возвращен! Странное же у него было желание… *

:: версия для печати версия для печати :: оглавление оглавление :: наверх наверх :: назад назад :: вперёд вперёд ::



Рейтинг@Mail.ru The entire contents of this web site are © 2002-2007 by Snowball Gothic Community. Portions are © 1995-2007 by Snowball Avalanche LLC. All rights reserved. При цитировании ссылка обязательна. По всем вопросам пишите на akmych@myrtana.ru. Version 2.3.0. Rambler's Top100