Проект Готика

«Varda's Quest». Повесть Варды. Главы 21—25

Автор: Varda
Дата публикации: 09.06.2005
Дата последнего изменения: 15.03.2017

Глава 21. В безопасности

Сердце колотилось в горле от быстрого бега… Вот сейчас Башня вырастет передо мной… *А готова ты к этому? Ну, притащишь ты котенка и что?* Ответа не было, да и на раздумья я сама не оставила себе времени. Вот так бы свернуть с дорожки и подумать хорошенько… но нет.

Я едва на всем скаку не влетела в… Ксардаса. Старик стоял, широко расставив ноги, и загораживал проход. Правое веко его подергивалось, лицо было молочно бледным. Маг грозно сверлил меня своими черными глазами.

Осторожно опустив котенка между передними лапами, я приготовилась защищаться. Ксардас выглядел так, что вот-вот взорвется… и уж если не покалечит, то забрызгает…

Головой я прекрасно понимала, что терпение старика в какой-то момент должно иссякнуть. Кажется, этот момент настал. И разразилась буря!

— Какого черта?! — взревел маг.— Какого черта, я тебя спрашиваю! Превратили мою… МОЮ Башню… в приют, в проходной двор, в детский сад, а теперь и в ЗВЕРИНЕЦ! Довольно!

*Примерно этого я от тебя и ждала. Но не думала, что это меня так расстроит. Глупо… как глупо. В глубине души я все же надеялась на…*

Ксардас продолжал шуметь, когда из-под его руки вынырнул Дивин. Мальчика привлек крик… он стоял, глядя то на мага, то на котенка и меня, в глазах его с минуту колыхалась непроглядная растерянность. Потом он бросился ко мне.

— Мое желание… вторая его часть! — выдохнул мальчик, обвивая мою голову тоненькими ручками.— Я хотел «друга»! И ты нашла мне щенка.

— Щенка! — *…отлично слышишь, старикан…* — Это детеныш МРАКОРИСА, я отсюда вижу. Кровожадный хищник. Он не может быть другом!

— Хищник? — вскинулся Дивин… — Он такой маленький… Варда, скажи! Скажи, что он мой!

— А ну марш в Башню, мальчишка! — рявкнул Ксардас.— Мы закончим наш разговор без тебя, — в этот момент «кровожадный хищник» потянулся и зевнул, показав беззубую еще пасть.

Дивин сильнее впился пальчиками мне в шерсть… дав понять, что не двинется с места.

— Прекрасно! — фыркнул маг.— Можешь оставаться вместе с ними. И… убираться с моих глаз долой. А ты, Кошка, если хочешь от меня помощи… либо уйдешь, либо проявишь благоразумие. Это не твой котенок. Ты ему не мать.

Странно, я вдруг почувствовала, как шерсть на загривке у меня встает дыбом. Неконтролируемая злоба наполняет все тело. Тут звонкий голос ребенка вернул меня к реальности:

— Замечательно, тогда мы уйдем! — Ксардас зашелся истерическим хохотом.

-*Куда ты пойдешь?* — беззвучно спросила я у Дивина. — *Тебя все еще ищут… останься. Я попробую все уладить с Андре. А потом вернусь за тобой.*

-*Ты уверена?* — меня ударило, как током… голос мальчика звучал у меня в голове, но не то время было для вопроса «как».

-*Уверена,* — я кивнула головой.

-*Тогда…* — мальчик задумался на мгновение, -*тебе нужен дом. Где-то недалеко от большой усадьбы, в лесу, в пещере живет добрая женщина. Сагитта. Найди ее.* И не беспокойся обо мне.

Последнее ребенок добавил трагическим шепотом. Дивин опустил руки. Я подняла котенка. Ксардас затих… он уже не смеялся, но был бледен. Мальчик провел маленькой ладошкой по моей спине.

— Варда, ты что, уходишь? — голос мага дрогнул. Я кивнула. Тогда Ксардас побледнел до синевы… и продолжил: — А ты, «помощник»?

— Нет, сэр, — бесцветно ответил Див и поплелся в Башню.

— Можешь больше не возвращаться, — бросил мне старик… и исчез в проходе вслед за мальчиком.

С минуту я еще стояла, глядя на то место, которое уже привыкла считать домом. Ком в горле нарастал, но я ни о чем не жалела. *В конце концов, это не твой родной мир, глупо привязываться… к стенам… А к стенам ли?*

Самой себе я боялась признаться в том, что и мальчик, и Ксардас стали дороги мне. Про парня и думать не хотелось… если даже бревно-Лестер стал мне, как родной! Хорошо, что кошки не плачут…

Спешить теперь было некуда, и я медленно трусила по дорожке по направлению к таверне под покровом «Малой Невидимости». Мне казалось, что все было слишком медленно… все: и мои движения, и колебание деревьев и трав… даже стайки светляков не сновали, а точно плыли в густом воздухе. Любые, похожие на мысли ощущения изгонялись из моей головы… Наконец, я остановилась, чтоб почесаться. Таверна была почти рядом.

*Сагитта… ведьма. С чего это Дивин взял, что эта женщина будет рада меня видеть? Есть версия, конечно, найти пустую или относительно пустую пещеру… и спокойно заниматься своими делами… по крайней мере, подумать… подумать над тем, что делать.*

Невеселые мысли сумели-таки пробраться мне в голову. Сейчас бы карту… но — увы!

Я обогнула таверну. Вдруг резкий, неприятный крик вырвал меня из размышлений… Группа падальщиков. Пять, а может больше… Все настроены очень серьезно… мерзкие, голые шеи… голодные глазки… твердые, острые клювы. Мишень не я. Нападать на взрослого, крупного зверя даже такой толпой они бы не решились. Твари заметили котенка. Достаточно мне отвлечься, как они разорвут его. Только теперь я заметила, что «Малая Невидимость» слетела… Можно взять разбег и перемахнуть через кольцо лысых птиц, а можно принять бой. Я попятилась… Падальщики наступали, угрожающе щелкая клювами. Тут одна из птиц рванула ко мне со вполне понятными намереньями.

Классическая звериная ошибка, но я совершила ее впервые. Положив котенка, я закрыла его своим телом. Уши мои плотно были прижаты к голове, глаза горели яростью, шерсть стояла дыбом, а хвост хлестал по земле. Молниеносный удар тяжелой лапы, и нескладная птица кувырком отлетела в сторону, распоротая когтями. Но другие падальщики уже начали смыкаться вокруг нас в кольцо. Они в состоянии заклевать меня.

Я кружилась, как юла на полусогнутых лапах, рыча и клацая челюстью. Падальщики все пытались своими длинными клювами незаметно стащить мое пушистое сокровище. Мной медленно начинало овладевать животное отчаяние… именно то, чего они ждали. Ждали, пока мои нервы сдадут, и я брошусь, оставив котенка без защиты.

В этот самый момент одна из птиц издала предсмертный вопль и рухнула замертво. Я не смогла сообразить, что же произошло, пока еще два падальщика не оказались в траве. Оставшиеся в живых бросились врассыпную. Я прижалась к земле всем телом, готовая сорваться и скрыться вслед за падальщиками. Но знакомый голос позвал меня по имени:

— Варда, в чем дело? — «мой» парень, выхватив меч из ножен, быстро приближался, а за его спиной Волк опускал лук.

***

*… Мы в безопасности… в безопасности.*

Глава 22. Кровные узы

«Мой» парень стоял надо мной, хлопая глазами. Из-за его плеча выглядывал охотник.

— Ты не ранена? — осторожно спросил Волк.— Почему не защищалась?

Вместо ответа я поднялась на ноги и показала котенка. Тот приподнял дрожащую головку и с интересом принюхался. На лицах мужчин отпечатались сильные эмоции противоположной направленности.

— Какая прелесть, — восхитился Волк.

— Где ты взяла эту тварь! — «мой» парень отпрянул.

— Детеныш мракориса! — выпалили они хором.

Мне пришлось рассказать всю свою историю, начиная с похода к Ватрасу, когда мы отошли туда, где нас никто не мог потревожить. «Мой» парень осыпал меня вопросами, Волк, напротив, слушал внимательно и молча, ловя каждое слово.

— И что теперь? — вдруг спросил парень.— Отдай эту тварь Босперу на шкурки, а сама возвращайся в Башню. Я думаю, Ксардас простит.

— Какой Боспер!? — взорвалась я. Он опешил, явно не понимая, насколько это все серьезно для меня.

— Откуда столько ненависти, — тихо спросил охотник.— Это же детеныш. Только представь: ручной мракорис!

— Я видел этих тварей в бою! — твердо возразил «мой» парень.

— Я, вроде как, не видел, — усмехнулся Волк.— Другие доводы есть?

— И куда ты теперь пойдешь? — игнорируя вопрос, обратился ко мне парень.— Где будешь жить… с ЭТИМ?

— Ну я же сказала… — совершенно не уверенная в ответе, фыркнула я.— К Сагитте.

— Ах, к Сагитте! — он сложил руки на груди.— И думаешь, ты ей там нужна?

*Я ничего не думаю… Зачем так «ядовито» отвечать? Да, чтоб сохранить невозмутимый вид, приходится прилагать усилия!*

— Не думаю, что с этим возникнет проблема, — тихо заметил Волк. Мы разом повернулись к нему.

— Что ты имеешь в виду? — удивился «мой» парень.

— Видишь ли, — нехотя начал охотник.— Она… она моя… тетка. И, я думаю, что нам удастся ее уломать. Да, Сагитта не очень приветлива… привыкла к уединению… Но если я попрошу…

— А почему ты мне раньше не рассказывал? — парень спешно закрывал рот.

— А ты не спрашивал, — отмахнулся Волк.

Охотник точно знал, куда идти. Все молчали. Я не могла говорить, потому что несла котенка. Волк шел, высоко подняв голову, и улыбался в пустоту, а «мой» парень был предельно серьезен, если не сказать надут. Я тихо посмеивалась над ним в душе всю дорогу, не могла отказать себе в этом удовольствии.

Наконец, мы остановились у входа в пещеру, она скорее напоминала «нору»… Охотник развернулся к нам и тихо заговорил:

— Не думаю, что нам стоит вваливаться всем сразу, — Волк улыбался.— Подождите здесь. Я пойду один. Только не шумите.

Мы кивнули, и он исчез под замшелым сводом.

Я легла и осторожно обвила котенка лапами. *Удивительно тихий малыш… не пищит… Он уже, наверное, голоден… как я, интересно, буду его кормить?*

— И ты нас так бросишь? — вдруг спросил парень.

— Бррр… ты о чем? — искренне удивилась я.

— Ну, обо мне, о Дивине… — уклончиво ответил тот.

— Нет, ты же знаешь, где я, — не дождавшись более вразумительного толкования, заверила я.— И Див в курсе. Котенок уже на днях откроет глазки… Дивин захочет его воспитывать вместе со мной. Это наш маленький секрет…

— Я скоро уйду… — со вздохом выдавил из себя парень.— В Миненталь. И я… хотел, чтоб ты была со мной… Твоя частичка… и все такое. А теперь это бессмысленно.

— Посмотрим, что можно сделать, — хитренько улыбнулась я.— У тебя же еще есть дела в городе и окрестностях?

— Есть, — оживился он.— Мне действительно есть, что уладить…

— Можно вопрос? — мурлыкнула я, зарываясь носом в пушистую шерстку на животике котенка.

— Можно, — глядя на все это, улыбнулся парень.

— Как вы с Волком оказались вместе, и рядом? — не отрывая глаз от пушистого чуда, спросила я.

— Ну, я нашел ему работенку, — «мой» красавец присел на корточки.— По уму и подальше от тех двух уродцев. Одному фермеру понадобилась охрана. Я думаю, Волк и там сможет самозабвенно пинать балду, только при этом получая жалование и питание.

— М-м-м… — протянула я, как раз в тот момент, когда охотник появился в поле зрения. Волк сиял.

— Все в норме! — объявил он.— Сагитта согласна принять вас. В смысле, тебя и котенка. Кроме того, если ты будешь собирать для нее травы… она поможет тебе в уходе за ним.

— Что-то уж больно быстро тетка согласилась, — недоверчиво процедил «мой» парень.— Что ты ей сказал? Не то ли, что за голову Зачарованного Зверя полагается кругленькая сума, а за живого и того больше?

Карие, спокойные от природы глаза Волка на мгновение вспыхнули. Но лишь на мгновенье.

— В нашей семье любили лес, — ответил он, как бы нависая над парнем.— Все мужчины были охотниками. Не живодерами. А охотниками. Некоторые, как тетка — травниками. Малютка-мракорис — находка. Они приручаемы. Не знал? Эти существа отличаются верностью. А теперь, подожди нас здесь. Я сейчас вернусь.

— Хорошо, — не теряя лица, ответил парень, а потом обратился ко мне.— Я навещу тебя… насчет наших… планов. А может, пришлю Дивина.

— Буду ждать, — машинально ответила я, осторожно прихватывая котенка зубами.

Мы с Волком скрылись под сводом пещеры. Внутри было гораздо уютней, чем могло показаться на первый взгляд. Горели масляные лампы на стенах, пол был устлан ковром… большой шкаф, без признаков пыли, был весь уставлен колбами… связки трав, сухих и недавно собранных, виднелись повсюду. Я заметила уже знакомое Солнечное Алоэ, среди всего прочего. В кресле, развернутом к нам лицом, сидела немолодая, хмурая женщина, со светлыми, непонятного цвета волосами, в того же цвета простом платье. Она внимательно скользнула взглядом по племяннику, потом по мне и остановилась на котенке. Молчание становилось неприятным. Потом она вдруг смягчилась, и я поняла, что Волк чем-то неуловимо похож на нее… Наконец, тишина была прервана.

— Значит, вот ты какая… — протянула женщина густым, приятным голосом.— И ты действительно хочешь остаться здесь? В тесной сырой пещере?

— Тетушка, я же сказал, — начал было парень, но та перевела на него взгляд, который заставил Волка поспешно захлопнуть рот.

— Да, — ответила я, опустив котенка на пол.

— И ты согласна собирать для меня травы? — женщина испытующе смотрела на меня.

— Да, — снова ответила я.

— И ты готова быть со мной честной? — еще серьезнее спросила Сагитта.

— Да, — и в третий раз был мой ответ.

Женщина задумалась. Она закрыла глаза… по моей спине пробежал неприятный холодок… Очевидно, Волк испытывал что-то подобное. Отчего тогда ему было судорожно ловить кончик моего хвоста? Волнительная пауза начала затягиваться… *Ведьма что, уснула?*

Но уже через несколько секунд Сагитта открыла глаза и посмотрела на нас. По ее лицу не было понятно, к какому решению та пришла. Так что мы напряженно ждали.

— Вот что я скажу, — в тишине начала ведьма, — Ты будешь жить у меня. Я стану помогать тебе во всем. Взамен, ты будешь со мной честна, будешь называть меня … тетушкой… и выполнять кое-какие поручения. Согласна? Знаю, что «да». Можешь не отвечать. И еще, котенку нужно имя… «Каин», думаю, будет в самый раз. Сейчас, я отпущу племянника и займусь вами.

— Благодарю вас, — сказала я.

— Не «вас», а «тебя, тетушка». Я из простых, вот и говори по-простому. А теперь ты, Вольф, — парень густо покраснел и попытался что-то промямлить, — Чего такого? Я тебе сто раз говорила! Не стану я тебя звать, как тебя бандиты твои зовут.

— Они не бандиты, а наемники, — краснея еще сильнее, хотя казалось бы… попытался возразить несчастный, но тетушка ведьма была непоколебима.

— Знаю я, откуда вы взялись, — отрезала она и продолжила, не обращая внимания на племянника, отчего-то отчаянно желающего провалиться сквозь землю, — Так вот, Вольф, принеси мне продукты: обычный список, только побольше молока. Возвращайся скорее.

— Я постараюсь, но…

— Отлично, — не дослушав, подытожила та.— Побыстрее. Можешь идти.

Волк тоскливо посмотрел на меня и вышел прочь.

Сагитта встала, и, воркуя что-то себе под нос, принялась искать для нас с котенком постель. Причем складывалось ощущение, что ведьма так поглощена процессом, что ей совершено плевать на то, что мы все стоим посреди комнаты.

*Странная она… Похоже, все ее речи, будь то просьба, вопрос, пожелание… все в ультимативной форме. Но в целом, пока все довольно мило…*

***

*… Значит — «Вольф». Чего только так нервничать по этому поводу? Надо будет спросить при случае. Как же все-таки здорово сложилось. Правда, «тетеушка-ведьма» еще забодает меня… если Магу было решительно все равно, то ей уж слишком наоборот, ну ничего, переключу ее внимание на малютку. Хм… Каин… красиво. Только почему непонятно… спрошу ка я это тоже у Волка. Столько вопросов. Остается его дождаться.*

Глава 23. Самая длинная ночь

Сагитта уже налаживала матрац у стены, когда вдруг вспомнила о моем присутствии. Женщина выпрямилась и, убрав выбившиеся из прически волосы, спросила:

— А ты чего стоишь? — прозвучало это довольно строго. Я промолчала. *Разумнее подождать продолжения.* — Насколько мне объяснил мой непутевый племянник, ЭТО не единственный твой облик.

— Ах вот ты о чем! — я улыбнулась и приняла естественную форму. «Тетушка-ведьма» крякнула…

— Да, — задумчиво произнесла она, обращаясь к шкафу, — И что ты такое?

— Это так сразу не объяснишь… — ответ Сагитте не понравился.

— А попытайся, милая, — ведьма еще глубже уперлась взглядом в недра шкафа.

— Почему ты не смотришь на меня? — честно спросила я.

— Твои глаза… — нехотя сказала та… — Я думала, они изменятся…

Ясно. Я примерно этого и ждала. Глаза — это то, с чем я так ничего сделать и не смогла. Как мы ни старались… они все равно напоминают о «звере».

Чтоб успокоить Сагитту, пришлось рассказать историю моего появления здесь и некоторые детали того, что случилось после. В паузах ведьма кивала или цокала языком. Когда рассказ подошел к концу, котенок уже лежал на постели и мирно спал.

— Значит, Дивин направил тебя сюда? Мальчик, который хотел стать магом, — на слове «магом» Сагитта скривилась.

— Да, — подтвердила я.

— Я говорила ему, что этот Кантар не доведет его до добра, — с легким раздражением в голосе продолжила ведьма.— Но кто бы слушался.

Сагитта всплеснула руками и затянула проповедь о том, что стремление к магии не приносит ничего хорошего. Потом принялась обзывать Андре «сопливым мальчишкой»… Так бы все это и продолжалось, если бы не звук быстрых шагов…

Вернулся Волк. Он тащил здоровую сумку.

— А-а-а… — протянула ведьма, обращаясь к парню, — что-то ты долго. Ну ничего. Все принес?

Волк кивнул, передавая тетке туго набитую сумку. Сагитта придирчиво осмотрела ее содержимое. Ведьма выкладывала продукты, внимательно их ощупывая и обнюхивая, сейчас она была более всего похожа на землеройку. Мое воображение живо дорисовало ей голый хвост, усики и ушки… Я так увлеклась, что не заметила, как Волк подошел ко мне… Когда его рука коснулась моего плеча, я так и подпрыгнула от неожиданности.

— Прости, — смутился охотник.— Я не хотел тебя напугать.

— Ты и не напугал, просто задумалась, — я виновато улыбнулась.

— Ну как? — хитро прищурившись, спросил он.— Моя тетка еще не успела тебя заколебать? Она, знаешь ли, мертвого достать может.

— Э-э-э… нет, — *…откровенно, ничего не скажешь…*

— Значит все еще впереди, — Волк подмигнул.

— А мне кажется, она милая, — возразила я.

— Как скажешь, — парень покраснел.

— Эм… а можно вопрос? — *…многовато их накопилось…*

— Хватит шушукаться, — тетушка-ведьма наконец-то вспомнила о нас.— Вольф, у меня к тебе больше поручений нет. Можешь идти, куда шел.

— А-а-а… э-э-э… тетушка, — попытался возразить парень.

— Что я слышу? — Сагитта подняла бровь.— Я сказала, что ты можешь идти, а ты все еще здесь. Тут и без тебя тесно. И вот что: не будешь слушаться, получишь хворостиной. Учти, я не шучу. Чтоб до завтрашнего утра тебя здесь не было.

Волк хлопнул себя ладонью по лбу, его рука беспомощно сползла по лицу. Затем он вышел, но перед тем, как скрыться, поманил меня за собой.

Убедившись, что Сагитта потеряла интерес к происходящему, я тихонько выскользнула вон.

Парень стоял, закинув руки за голову, и смотрел вверх. Он выглядел усталым.

— Я тут, — Волк медленно развернулся на мой голос.

— Варда, — начал парень, глядя мне в глаза так глубоко, что мурашки пробежали по спине, — ты ведь не Зачарованный Зверь?

*Догадался, наконец! Хорошо хоть это… я уж думала, что он чего другое скажет… От сердца отлегло!*

— Правильно, — подтвердила я.— Этот Зверь вообще неудачная «шутка» одного старого мага. Я ведь могу принимать облик человека. Мне это… не нравится, но я могу. И старик очень хотел на это посмотреть. Он решил, что если на меня будут охотиться, я решу смешаться с толпой и стану человеком.

— Человеком? — Волк смотрел на меня глазами полными неподдельного удивления.— Почему ты не сказала мне?

— Ты сам для себя решил, кто я, — *… по пути наименьшего сопротивления…* — Почему мне нужно было разубеждать?

— Значит ты человек? — парень окончательно запутался.

— Нет, — честно ответила я, понимая, что этим я вовсе не помогаю бедняге разобраться.

— Я не понимаю… — * … кто б сомневался!* — Значит, у меня есть шанс?

— Какой «шанс»? — *…теперь не понимаю я…*

*… или понимаю?*

Волк улыбался… его глаза поблескивали пьяными искрами… Я не успела заметить, когда он подошел так близко, что я кожей чувствовала его тепло… Это нужно прекращать!

Я отступила на шаг назад, выставив вперед руки. И вовремя, чтоб пресечь попытку обнять себя.

Волк переменился в лице мгновенно: взгляд помутнел, брови поползли вверх… В ушах у меня звенело так, точно меня утянуло в бездну… А пока я искала в недрах своего сознания нужные слова, чтоб исправить непоправимое, парень очнулся и сказал то, отчего мне совсем поплохело…

— Ясно. Я не герой-одиночка, — начал он, глядя сквозь меня. — Я не взрывал Купола, не дрался с демонами… я их не видел даже! Я и не стану героем. Прости.

С этими словами охотник развернулся на пятках и бросился прочь. А я стояла, тупо хлопая глазами. Это все было, как удар кирпича по голове. Меня всегда пугали и бесили те, кто делал выводы на мой счет… особенно по поводу моих мотивов, по косвенным признакам.

*Лучше бы он меня ножом между ребер пырнул, чем ЭТО! Тут было бы понятно, отчего так больно.*

Первый позыв, естественно, был — догнать парня и все ему растолковать. Но он вряд ли станет слушать мои объяснения сейчас. А если и станет, то не поймет или не поверит. Да и сама я не смогу втолковать ничего, когда меня так колотит.

Я сделала глубокий вдох и вошла под свод «норы».

«Тетушка-ведьма» была занята, она подписывала многочисленные бутыльки, проверяя соответствие их содержимого надписи. Сагитта откупоривала пробочки по очереди и осторожно кончиками длинных пальцев подгоняла воздух с горлышек к своему носу. Сосредоточенно принюхивалась, затем задумывалась на мгновение… или чуть больше… слюнявила карандаш и наносила новую надпись поверх старой на бумажку, прилепленную на пузатые бока колб.

Я села в кресло, и только тут поняла, как сильно устала. Веки налились свинцом, и я уснула. Мне снился Волк… Он кричал на меня, все кружилось, мелькало, плясало… затем парень превратился во взъерошенного зверя, который метался, пытаясь укусить меня, не пуская к порталу…

Очнулась я с головной болью. До меня донесся запах лесной ночи: выходит, я проспала весь день. *А где «тетушка-землеройка»?*

Сагитта сидела на корточках и пыталась накормить малютку Каина молоком из бутылки с соской. Идея замечательная, но малышу она явно не по душе. Он попискивал и отбивался.

Я, обернувшись зверем, соскользнула с кресла.

— А-а-а, проснулась, — улыбнулась «тетушка-ведьма».— А я тут с маленьким «воюю»… Не ест ничего. «Плачет» и отбрыкивается. Боюсь, помрет котенок.

— Все будет хорошо, — мурлыкнула я, устраиваясь на покрывале рядом с малюткой-мракорисом.

Каин почуял меня и успокоился. Кормление пошло своим чередом. Котенок тихонько замурчал… нет приятней звука для кошки-матери, так малыши «говорят» ей, что все хорошо, что они довольны…

— Чем ты займешься сегодня? — прямо спросила ведьма.

— Не думала еще об этом, — честно ответила я.— А что, я что-то могу сделать для тебя?

— Нет, не для меня, — спокойно ответила женщина, — для Дивина. Ты говорила, что попробуешь упросить Андре… простить мальчика. У тебя обязательно должно получиться.

*Прозвучало это, как приказ.*

Благостные мысли вылетели у меня из головы, осталось тягостное ощущение… *Убивать Молодого Паладина нельзя. Он нормальный парень, затурканный только, и слишком серьезно к обязанностям своим относится. Надо что-то придумать…»

Думалось плохо. Голова болела, я нервничала из-за Волка, из-за Дивина… из-за Магов Огня, помощи от которых мне теперь ждать не светит. Только котенок радовал меня. Наевшись, малыш повернулся на спину и сложил лапки на груди, потом начал покусывать их… так мило!

Я обняла его лапами и принялась вылизывать. Процедура ему не нравилась. Он норовил поймать мой язык, колотил меня задними лапками по носу. Когда ему надоело отбиваться, он чистеньким уснул. Я поднялась на лапы, попрощалась с Сагиттой и уже собралась уходить, как со страшным шумом в «норку» влетел «мой» парень. Он был бледен и встрепан.

— Что случилось? — я пришла в себя первой, тетушка-ведьма все стояла, выпучив глаза и открыв рот.

— Див сбежал, — пытаясь отдышаться, ответил «мой» парень.— Поцапался… с… этим вздорным стариком… и ушел. Причем прихватил с собой кое-какие книги. Старик в бешенстве. А хуже всего, что мальчишку ищут паладины. Я подозреваю, что это наш маг… виноват.

Я не поверила своим ушам. Сагитта взяла с полки пару бутыльков и сообщила, что пойдет искать мальчика с нами.

— Нет, не надо, — парень пытался говорить спокойно и ласково.

— Ну тогда, — ведьма смягчилась, — возьмите вот эти снадобья.

— Благодарю тебя, Сагитта, — парень вымученно улыбнулся.

— Чего улыбаешься? — возмутилась тетушка-землеройка.— Бегите быстрее, это вам поможет.

Не прощаясь, мы выскочили из «норы». Недалеко от входа стоял Волк, тоже бледный…

— Какой план? — спросил он, не глядя на меня.

— Мы с тобой пробежим отсюда каждый в свою сторону, — ответил «мой» парень.— Ты осмотришь окрестности, я обыщу город, а Варда будет летать над всем этим и смотреть сверху.

— Чудесный план, — бесцветным голосом заметил охотник.— Я пошел.

— Что бы ни случилось, встречаемся здесь на рассвете, — крикнул ему вдогонку «мой» герой.

Я приняла естественный облик, призвала крылья и, пожелав ему удачи, взмыла в усыпанное звездами небо.

*Дивин такой маленький… как же я найду его этим способом? * Тут в голове моей молнией сверкнула бешеная мысль. Я буду искать не мальчика, а мужчину.

Сделав круг, я спустилась пониже. Искать долго не пришлось. Паладины с грохотом продирались сквозь кусты. *Травят мальчишку, как зайца! Все смотрят вниз… меня им не видно… и не слышно крыльев, уж слишком сильно они шумят. Группа не одна, но Андре должен быть где-то здесь!*

Я стала всматриваться еще более тщательно. Искомого парня не было видно среди гремящих латами паладинов и сонно бранящихся ополченцев. Но удача улыбнулась мне. Пролетая над воротами, я заметила краем глаза фигурку мужчины без доспеха, встрепанного, в кожаной куртке, раздававшего приказы. Я поняла, кто это, без труда. Но вокруг Андре было слишком много всех, чтоб можно было спокойно подхватить его и унести.

Но, на мое счастье, Паладин не собирался стоять на месте. Он обнажил меч и легкой трусцой побежал куда-то в кушери. Очень кстати. Я «вела» его от ворот до того места, где никто не мог увидеть нас.

Андре остановился, как вкопанный, выставив перед собой клинок, когда я выросла перед ним из ниоткуда, крыльями заслонив небо. Парень со сдавленным стоном опустился в траву, хотя и пытался мужественно сопротивляться заклинанию «Сон Фей». Идея опереться на меч, чтоб не упасть была неудачной. Несчастный порезал ладонь о лезвие, когда его рука беспомощно соскользнула…

Я легко подхватила его на руки. Без своего доспеха Андре оказался просто юношей… благодаря казенному обмундированию и ответственной работе парень выглядел старше. Теперь понятно, отчего он так отреагировал да Дивина. Просто «Андре-мальчишка» неуютно чувствует себя в шкуре «Андре-паладина»… Но ведь все это уже не игра.

Мы прилетели к Маяку. Там на площадке я призвала «Стену Забвения», затем «Силовым Арканом» связала парня, и только после этого вернула его к реальности.

Спеленатый магией Андре беспомощно заметался по полу у моих ног. *Эх, надо было ему и рот заткнуть! Мальчишка от испуга бранится, как сапожник!*

Я присела на корточки, расправив крылья в стороны, чтоб они мне не мешали. Андре застыл, на его гладкой бледной коже выступили капельки пота, зрачки расширились до предела. Морально он был готов к чему угодно, но не к этому…

— Не бойся, я тебя не трону, — как можно тише и ласковей начала я.— Выслушай меня Лорд Андре.

— Развяжи меня, гарпия! — приказал мальчишка, — Только тогда я стану тебя слушать.

— Я не гарпия, — рассмеялась я, убирая крылья.— И развязывать тебя не стану. А выслушать меня тебе придется.

— Не смей смеяться над Паладином Короны, чудовище! — прорычал Андре, сверля меня ненавидящим взглядом.

— Если ты Паладин Короны, то твое самолюбие ничто перед истиной, верно? — начала я издалека.

— Да, — огрызнулся мальчишка.— Только тебе это не поможет. Когда узнают, что ты сделала со мной, тебя четвертуют.

— Расслабься, — предложила я.— Тогда я скажу тебе, что Дивин был прав. Он действительно видел того парня.

— Что? — задыхаясь, то ли от удивления, то ли от злобы прохрипел Андре.

— То, — *…О Эру! Дай мне терпения!* — Я тебе ничего не скажу, только покажу…

Я выпрямилась и приняла вид «моего» парня, чем ввергла бедолагу паладина в глубокий ступор… Он бессмысленно вращал глазами, шевелил губами… я уж испугалась — не тронулся ли парнишка умом. Поэтому, схватив его за ворот, я влепила ему пощечину, чтоб привести в чувства.

Андре с трудом сфокусировал на мне взгляд и простонал:

— Бельджаровы козни! — он трясся всем телом.— Исчадье ада!

— Чем меня только не называли за последние несколько дней… — сказала я, усаживая парня ровно.

— Так это ты убила Кантара? — тихо спросил Андре.

— Да, он был подлецом, — я кивнула.

— Я тебе не верю, — мальчишка замотал соломенными волосами. — То есть верю, что Кантар — сволочь, но не верю, что ты не такая, как он. Почему ты похитила меня?

— Чтоб пояснить суть происходящего, — сообщила я.— По-другому ты и слушать бы меня не стал, а разговаривать, парируя удары, и к тому же, пытаясь тебя не поранить, мне не хотелось.

— Верно, — согласился молодой паладин, — Может, теперь развяжешь?

— Сейчас развяжу, только слово дай, что остановишь травлю Дивина и поможешь его найти, — серьезно сказала я.

— Хорошо, — выдохнул Андре, опустив голову, — даю тебе слово чести паладина.

— Замечательно, сейчас я отнесу тебя туда, где взяла, — я щелкнула пальцами и «аркан» исчез.

— Почему тебе так важен Дивин? — Робко спросил Андре, когда я расправляла крылья и снимала «Стену Забвения»… В этот момент он был просто восемнадцатилетним парнем, а не грозным Лордом Паладином.

— Потому, что он мой друг, — ответила я, отрываясь от площадки.

— А кто ты? — перекрикивая ветер, продолжил парень.

— Зачарованный Зверь, — крикнула я и ушла в пике.

*… Вот теперь у Дивина все хорошо, самого бы его найти целым и невредимым.*

Оставив юного Андре отдавать приказы, я поднялась в небо. *Найти бы сейчас «моего» парня, обрадовать, что паладины помогут… им все равно нужно отыскать Дива, чтоб снять с него обвинения.*

Я летела над городом. Там внизу было тихо. Наверное, стоит порадовать Ватраса. Маг Воды был там, где всегда, он стоял на коленях и усердно молился. На улицах было безлюдно, так что я просто спустилась на пятачок перед часовней и подошла.

— Ватрас… — позвала я.

— Варда, ужасные новости… — начал он, но я жестом приказала ему замолчать.

— Я говорила с Андре, буквально минут пятнадцать-двадцать как, — отрапортовала я.— Все в норме. Мальчик оправдан по всем статьям.

Ватрас облегченно вздохнул.

Я попросила его передать эту новость «моему» парню, если тот появится тут раньше, а сама направилась дальше на поиски по земле в облике зверя и под покровом невидимости.

Я дошла только до середины пятачка… вдруг мою голову и грудь пронзила боль, ярко-алой молнией… Я не удержалась на ногах и рухнула на мостовую. Невидимости, как и не было… Но самое обидно, что с противоположной стороны появилась группа ополченцев. Нетрудно понять их реакцию.

Охоты на Зачарованного Зверя никто не отменял… деньги обещаны. Краем глаза я заметила, что Ватрас собирается вступиться за меня и разогнать ополченцев, у него в руке уже засветилось что-то…

— *Не надо!* — почти приказала я, Маг Воды замер, как вкопанный.

Одуревшая от боли, я вскочила на лапы и бросилась бежать по узким улочкам, не разбирая дороги. Я надеялась.. так надеялась, что оторвусь, но у спасительных ворот меня встретили клинки.

Не сбавляя скорости, я влетела в Верхнюю часть города! *Сама! Сама заперла себя. Два ополченца загородили проход, и эта боль… что это со мной?!*

***

*… И что теперь? Резня? Смерть? Что?..* — внезапно сознание прояснилось на мгновенье. Я беспомощно носилась по площади… а люди с оружием в руках защищали от меня свои дома. — *Их смерть — бессмысленно. Я безвозвратно нарушу баланс. Моя смерть… я же БЕССМЕРТНА. Ничего не произойдет. Я просто бесконтрольно перемещусь. Да, возможна частичная утрата способностей… пусть. Плевать. Жаль, что я опять упускаю шанс вернуться домой.*

Глава 24. Туман

* … и что вы там прячетесь? Горожане… Клинки, факелы, крики, марево… *

Мысли путаются… Бешеный галоп. Горящие головешки отовсюду… из каждой двери! Ночь темна… Животная часть моей сущности в панике… я ощущаю это так четко! Все внутри меня переворачивается, точно мои внутренности перессорились между собой! Но где-то там… теплится еще бирюзовый огонек… мое собственное сознание. Ясное, как звездный свет.

*Да возьми ты себя в руки! Ррррра… думай! Там крепостная стена. Перелететь можно, перепрыгнуть — нет. Стена внутренняя… не высокая… но через проход. Там Ватрас… там есть ВОРОТА.*

Тяжело соображать, когда сердце колотится, пытаясь переломать тебе ребра, а если еще при этом ты беспорядочно мечешься по небольшому пятачку… а если со всех сторон в тебя выставлены клинки и головешки? Почти невыполнимая задача. Животный страх сильно мешает.

*Откуда он вылез? И именно сейчас? В проход не протиснуться, там двое стражников. Боятся подойти… Естественно, никто не ХОЧЕТ умирать. Что это?..*

Странное… густое облако окутало пятачок… Дым? Нет. Это магия… Воды. Тяжелый влажный туман… густой, как молоко. Сама идея неплоха… Ватрас… (кто же еще?), только и я ведь ничего не вижу.

*Я слышу вопли… значит, там люди. Что ж. Один шанс… один единственный…*

Я пересекла пятачок в том направлении, откуда не доносилось голосов, звон доспехов и испуганный вой остался за поворотом. Но времени в обрез…

Туман… И хорошо и плохо. Прямо передо мной из ниоткуда выросла фигура, в длинном халате поверх ночной сорочки… мужчина… (а это был мужчина) стоял в дверях своего дома, но не верещал, как прочие. В его руках не было ни факела, ни меча… Наши глаза встретились.

Время, как и пространство, увязло в молочном колодце марева… мгновенья тянулись целую вечность… Где я видела эти мутные серо-голубые глаза? Лицо мужчины то выхватывалось из тумана, то погружалось вновь.

Голоса и бряцанье металла… сюда бегут. Вот и все. Сейчас меня поднимут на клинки, а я не могу оторвать взгляд от этих холодных, колючих и в то же время знакомых глаз.

В ушах у меня зазвенело… туман стал еще гуще… или это я…

Странно, мужчина тоже изучает мои глаза… Звуки приближаются… вот они уже почти рядом…

Я выпрямилась, подняла голову, насколько это мог сделать зверь; ни в моей позе, ни в моем взгляде не было угрозы, хотя уши все еще были плотно прижаты.

Вдруг горожанин с легким поклоном развернулся так, что показалось, будто он приглашает меня в дом… Я просто опешила. Но лапы сами внесли меня внутрь, повинуясь инстинкту самосохранения.

Вовремя… комната закружилась у меня перед глазами, как разноцветные брызги. Заваливаясь на бок, я уперлась в стену и подняла взгляд. Последнее, что я видела — мужчину, преградившего паладинам вход в свое жилище, а что он говорил и что они отвечали, я уже не слышала. Горячая, мягкая тьма охватила мое сознание. Мысли все улетучились… вместе с ними и тревоги. А может, все это просто дурной сон?

***

Но это не было сном. Я очнулась (что не может не радовать). Причем не в темнице, а в доме. Запах был мне частично знаком. Подо мной мягкая постель… описав ухом круг, я поняла, что пребываю в обличие зверя. В комнате нас двое. Я слышу стук еще одного сердца, кроме собственного. Нервничает…

Тянуть время — смысла нет, я просто открываю глаза. Мужчина в яркой мантии сидит на кровати напротив и внимательно рассматривает меня. Лицо его побледнело, когда я развернула к нему свою массивную голову и навострила уши.

— Я знаю, что ты разумное существо, — задыхаясь от волнения, начал мужчина, — Я очень хотел увидеть тебя, Зачарованный Зверь…

— А мы уже встречались, — *…он второй раз меня уже выручает*.

Судья вздрогнул. Очевидно, в понятие «разумное существо» вкладывалась способность понимать, но не говорить. Забавно.

— В каком смысле? — спросил он, придя в себя.

— Да в таком, — ответила я, превращаясь в маленькую пушистую зверушку…

Несчастный хлопал глазами и хватал воздух ртом, держась за сердце… Я даже испугалась, пришлось перепрыгнуть с одной кровати на другую и сунуть себя мужчине на руки…

— Успокойтесь, Сэр, — ласково мурлыкнула я.

— Я держал тебя на руках… говорил с тобой… и не подозревал, — причитал судья.— Ты меня понимала, почему не ответила?

— Странный вопрос, — я села и почесалась.— Незачем мне кричать на каждом углу, что я прям такой уж уникум. Более забавный вопрос: когда я смогу уйти отсюда?

— Уйти? Так сразу? — на лице мужчины изобразилось изумление и обида.— Я искал тебя, нанимал людей… а ты пришла сама и снова уходишь?

— Значит, это по твоей милости за мной охотится весь падкий на наживу народ, — склонив голову набок, произнесла я.— Меня чуть не пристрелили, замучили моего друга…

— Прости, я не знал, — судья опустил глаза и продолжил со вздохом: — Хотел найти тебя… ну не думал я, что они решат охотиться… Друга? Значит, воров ты извела?

— Я, — *… а что мне оставалось?*

Вдруг на лестнице послышались легкие шаги. Не успев насторожиться, я поняла, что это и не нужно. В комнату вошел Ватрас. По выражению лица трудно было понять его отношение к происходящему. Хотя, одно было ясно: Маг настроен по-деловому. Но и лицо того, с чьих колен я только что перебралась на соседнюю кровать, изменилось с живого — на каменно-надменное.

— Вы пришли, — процедил он.

— Да, пришел, — подчеркнуто спокойно ответил Ватрас.— И я продолжаю настаивать, что ваш дом — неподходящее место для нее.

— «Мой дом — неподходящее место» или «я — неподходящая компания»? — холодно съязвил судья и, поднявшись на ноги, продолжил свою мысль: — Когда вы научитесь говорить то, что действительно хотите сказать?

— С чего вы это взяли? — осведомился Маг Воды, скрещивая руки на груди.

— Я не слепой, — *Ватрас возвышался над говорящим, как скала…*

— Я служу балансу, и не имею своего субъективного мнения, — не изменяя тона, отчеканил маг.

— А вот мне кажется… — *…судья «пошел в атаку»*… — Что у нас с вами должны быть самые теплые отношения. Поскольку… хмм… Маги Огня… они давно просят разрешить им возвести часовню в портовом районе. Но, если вы не заметили, проповедник в красной мантии до сих пор торчит на рыночной площади. Впрочем, разрешение на снос рыбацких лачуг — мелочь. Кто содействовал полной остановке этого дела? А деньги предложены не маленькие. Кто помогал строительству ВАШЕЙ часовни… материально, так сказать? Я и покойный Кантар. Неужели, когда вы брали наши щедрые пожертвования, мы были значительно чище, чем я сейчас?

Выдержке мага можно только восхищаться! Я и забыла, что он еще и священнослужитель. Ватрас продолжал непоколебимо возвышаться; мягкая, отеческая улыбка цвела на его губах. Хотя я чувствовала, что у него внутри все кипит. Разговор интересный, но его нужно прекращать. Кто это сделает, как ни я?

— И из-за чего все это? — мужчины обернулись ко мне.— В чем суть спора? В том, что будет со мной. Спросите у меня и получите ответ.

— И, какое же твое решение? — осведомился судья.

— Простое: сейчас я уйду с Ватрасом, — я успела закончить мысль, прежде чем лицо собеседника исказила приготовленная гримаса: — но непременно вернусь — как гость. Даю слово. Но только если охота на меня прекратится.

— Охота прекратится, можешь не сомневаться, только вернись, — судья смягчился, а когда Ватрас взял меня на руки, добавил: — Я сожалею. О твоем друге. Это, конечно, не заменит… но ты можешь просить у меня о любой услуге. Если что-то понадобится… Ладно, идите.

После этих слов он отвернулся, а мы с магом покинули судейский дом. Ватрас шел быстро. Я чувствовала, что он хочет что-то мне сказать, и знала, что САМА многое должна ему сказать. Наконец, свод часовни скрыл нас.

Ватрас опустил меня на пол и призвал «Стену Забвения», но продолжал молчать. Я села и стала «умываться». Мне было интересно, что мне скажет маг, если я не начну первой.

— Варда, я… — начал он, после долгой паузы, — я не… Ну, я знаю о том, чем занимается судья, но не обо всем. Прости меня, если я виноват…

— Перестань, — отмахнулась я, услышав то, что ожидала.— Мне решительно все равно, чем он занимается. «Мне с ним детей не крестить». Его извинения я приняла. Выручает он меня уже второй раз, и еще ничего не попросил взамен. А Церковные дела меня не интересуют тем более.

— Вот и хорошо, — Ватрас улыбнулся.— Просто иногда я начинаю сомневаться в правильности своих поступков. Признаюсь, меня это гнетет. Попытки создать и сохранить то, что невозможно по определению — изматывают. Видишь? Я не совершенен.

— Сомневаются даже самые стойкие и непримиримые, — я улыбнулась в ответ.— Это свойство разумных существ — «сомневаться», «обдумывать», «переоценивать». Так в мыслях мы возвращаемся к смысловым развилкам, и начинается внутренняя борьба. Поступки — любые — влекут за собой последствия. Зная которые, легко перекапывать прошлое.

— Благодарю за понимание, — пожилой маг поклонился.

— Ватрас, я должна поблагодарить тебя, — начала я.

— За что? — удивился он.— За «Туман»? Не стоит, я мог… я хотел… Я тоже был боевым магом, правда… Можешь не верить, но это так.

— Я верю, — подтвердила я.— Но все равно — огромное спасибо.

Я приняла естественный облик и прижалась в Ватрасу, как к родному. Он ласково погладил меня по волосам.

— Скажи мне только одно, — тихо заметил маг, не разрывая объятья, — что с тобой произошло?

— Не знаю… — призналась я.— Это второй раз. Но тогда просто в животной форме «Невидимость» слетела, а сейчас… сейчас мне отчего-то стало больно… болело все.

— Но почему убегая, ты не превратилась в обычную кошку, — продолжал спрашивать он.

— Понимаешь, когда «зверь» внутри меня начинает паниковать… — принялась объяснять я.— «Кошка» — тоже часть «зверя». И, как любое животное, решает, что защищаться легче, когда ты большой и страшный, хитрость не срабатывает.

— Ясно, — Ватрас вздохнул.— Береги себя. Я не могу тебя… расстраивать… но хорошо, что ты очнулась… Дивина так и не нашли. Андре сдержал слово, даже помог в поисках, но он не может отвлекать городскую стражу по таким пустякам. Он должностное лицо.

— Я и это понимаю, — согласилась я.

— Мальчика видели в порту, — продолжил маг. — Перерыли все, что можно на острове. Я чувствую, что мальчик жив, но сигнал слишком слаб. Здесь везде очень опасно, даже для взрослого, не говоря уже о ребенке.

— Не волнуйся, Ватрас, — я подошла к самой кромке «Стены Забвения».— Пока есть надежда — я буду искать.

Мы попрощались. Я призвала крылья и, набросив «невидимость», покинула гостеприимный свод.

***

*… Здравствуй, новый день. Чем дольше живу, тем больше подтверждений тому, что ответы на одни вопросы автоматически ставят череду других. Маленький круг над морем… все, что мне сейчас нужно. Чтоб только ветер в ушах и брызги, брызги, брызги… много времени это не займет… минут пятнадцать, не больше! За островками, чтоб не видел никто…*

Глава 25. Дивин

Водная гладь, жадно ловящая лучи восходящего солнца… Легкая рябь вместо волн. Штиль. Воздух напоен прохладой. Отчего же мне так тоскливо?

Море смоет все. Что же происходит? Почему эта боль? И заклинания… не срабатывают, причем в звериной форме. Ответ есть, но он не проясняет, а запутывает. Предположим, что это действительно то… то самое. Если пошел конфликт моей сущности с этим миром. Тогда, что же так поздно? Сколько я уже здесь! В любом случае теперь нужно быть более осторожной.

Запах… это запах бесконечно-синего простора… он дурманит, успокаивает. Крылья несут меня над водой… сами, набирая скорость с каждым взмахом. Мир… а ведь я никогда не слушала голосов ЭТОГО Мира.

Освободить сознание от всего, его заполняющего: от тревог, дум, желаний, надежд, — а после прислушаться сердцем.

Голоса Мира являются тогда, тихой песней… и все есть в ней: вздохи морей, танцы ветра, утробный гул тверди, стоны и смех… И воздух звенит, затыкая рот тишине, врываясь глубоко в душу.

Хочется длить и длить это чувство единения, как след нежного поцелуя на губах… Но собственные мысли разрывают эту связь, цепляясь за детали, вяжут по рукам… кричат в уши… и растворяется песня, рано или поздно.

Что-то странное заставило меня остановиться… Крылья били по воздуху, удерживая меня над водой. Кажется, целая вечность проходит, прежде чем я понимаю, что это не часть «песни».

*… стон… настоящий? Нет. Он звучит у меня в голове. Кто? Плачет зверь… Отчего сердце так колотится?*

Стало трудно дышать. Источник, по ощущениям, где-то рядом. Я взвилась в сонно-голубое небо.

*Островки. Что-то там. Что?*

Глаза напряжены до предела, все чувства мобилизовались как по команде. *Вот. Вот это место.* Я твердо стояла обеими ногами на земле. Поросший песчаный берег, если этот клочок крошечного островка можно было назвать берегом… Серые камни… Мусор, нанесенный волнами… Мусор? Это не старая тряпка… нет. А палки — останки плотика.

Землю так и дернуло у меня из-под ног от неожиданности. Одним прыжком я достигла скалы. Там, сжавшись в комок, лежал Дивин. Вид ребенка привел меня в равновесие. Вот он лежит тут мокрый, холодный, но, похоже, живой.

Я подняла мальчика: он был без сознания. Тоненькая ручка, сжимавшая листок пергамента, безжизненно повисла, посиневшие пальчики разжались. На клочке был эскиз. Руна. Интересно: куда? Времени думать нет. Ребенку нужна помощь. Сагитта.

Расправив крылья и скрыв себя и Дивина от чужих глаз, я полетела так быстро, как могла.

Приземлившись перед «норой», я, прижимая мальчика к груди, ворвалась под свод. Ведьма была готова заорать, но стоило ей увидеть мою ношу, как раздражение на лице сменилось тревогой.

— Сними с него мокрую тряпку, — приказала Сагитта, — и положи на постель к котенку.

— Я нашла его на островке, — выполняя необходимые действия, поясняла я.

— Где? — брови женщины поползли вверх, рискуя затеряться в волосах. Но Сагитта сама оборвала себя: — Не важно… сейчас это не важно.

Котенок с интересом принюхался, почуяв незнакомый запах, но «капризничать» не стал. Только сейчас я заметила, что Див смертельно бледен. Мокрые темные волосы облепили лоб и впалые щеки. Дыхание с хрипом и свистом с большими паузами покидает его грудь, сквозь приоткрытые почти фиолетовые губы. В такие моменты мне действительно страшно. Когда я не могу помочь и не знаю, что делать.

Хотя согреть-то я его могу.

Руки мои горели. Кончиками пальцев я коснулась горла мальчика, силой выталкивая в него свое тепло. Краска медленно начала возвращаться к лицу ребенка.

— Что это ты делаешь? Магия? — с опаской спросила тетушка-землеройка, присаживаясь на колени и откупоривая колбу.

— Нет, — призналась я.— Моя особенность. Я его просто грею. Вот.

Я оторвала одну руку от Дивина и поднесла к шее Сагитты… та вздрогнула. Извинившись (правда непонятно за что) я освободила ведьме место. Мысли плясали. Смотреть на процесс врачевания сил не было. Я просто вышла вон. И только там позволила себе дать волю эмоциям. Я молча хватала воздух ртом и хлопала глазами… ничего не видя.

…Меня звали по имени. Поняла это, когда Волк крикнул мне почти в самое ухо. Не думала, что фокусировать взгляд бывает так трудно… Чуждые моей натуре слезы бесстыже выплескивались через край глаз.

— Варда, что случилось? — охотник взял меня за плечи, его обида временно спрятала когти.

— Все в порядке, — неестественно хрипло ответила я.— Дивин нашелся. Живой.

Волк молчал, пытаясь понять причину моего состояния… а я в это время смотрела в его теплые карие глаза. Я тоже бываю слабой… редко, но метко. Ненавижу себя в эти моменты. Но мне именно сейчас плевать.

— Что с тобой? — парень замер в нерешительности, все держа меня за плечи… — Радоваться надо, а ты плачешь.

От слова «плачешь» мне вдруг сделалось так противно! А ведь действительно плачу… из песни слов не выкинешь.

Сагитта показалась на пороге с пустой колбой в руке. Она посмотрела на заплаканную меня, на своего племянника, удивленного до глубины души… Потом, все взвесив и оценив, произнесла:

— Дети, вы пока мне не понадобитесь. Дивину нужен покой, — тетушка-землеройка сделала картинную паузу, и продолжила: — Поддержи девушку, Вольф, она перенервничала.

Сагитта скрылась вновь, а мы так и продолжили стоять, как скульптурная группа… Чертовы слезы все сыпались и сыпались, как дождь… Тогда Волк вдруг обнял меня… крепко-крепко… Я только робко подняла руки, чтоб обнять его, как парень уже отстранился.

— Пойдем со мной, — твердо сказал он.

— Нет, со мной, — с этими словами я расправила крылья, подхватив Волка под руки.

Охотник обмяк и дисциплинированно повис… Хотя, для приличия спросил:

— Куда мы летим? — когда я набросила невидимость на нас обоих.

— Хм… Дивин утащил книги у своего «учителя», — ответила я. — Скорее всего, они там, где я его нашла.

Остаток пути мы молчали. Летела я медленно, за первый перелет устала… К тому же, Вольф несколько тяжелее Дива. Наконец мы приземлились. Первым делом я подняла с земли клочок пергамента с эскизом руны.

— Знаешь, что это? — спросила я у охотника.

— Хм… детский рисунок? — Волк издевался.— Наследие затерянных цивилизаций. Точно, так и есть. Слушай… Не спросить ли тебе это у нашего общего знакомого великого героя?

— Но я спрашиваю ТЕБЯ! — еле сдержалась я, чтоб не заскрежетать зубами.

— И зачем? — парень сверлил меня взглядом.— Я же того… ентого… зверушку стреляю, а больша ничуго не умевши.

— Прекрати! — прошипела я.

— А в чем дело? — *…пытается вывести меня из себя… успешно…*

Началась очередная едкая тирада в адрес «моего» якобы «любимого Героя». Единственный способ заткнуть его… кроме самого неприличного… заклинание «Удержание». Вольф захлебнулся звуком на полуслове. Его лицо исказилось… страхом. Ветер с моря развивал мои волосы, я чувствовала, как вполне осязаемые искры сыплются из моих глаз от гнева, скрежет зубов скрыть было уже невозможно. Я готова была разорвать несчастного мелкими ошметками. Кровавая пелена вдруг встала передо мной. Я слышала биение его сердца и мне… мне хотелось вырвать его.

*Остановись! Так и до убийства недалеко! Что с тобой?! Амулет должен держать зверя в узде… что-то не так.*

С трудом я привела себя в чувства. В голове шумело, горло пересохло, руки тряслись… я едва не убила Волка. Ноги не удержали, и мое тело шлепнулось на… хм… на что обычно шлепаются. А охотник так и стоял, как кукла. Он не должен понимать, что могло произойти. Значит, так или иначе нужно объяснять несчастному причину, по которой на него наложено заклятие. Проверив по привычке, дышит ли «потерпевший», я покровительственным тоном начала лекцию:

— Вольф, — «тело» замычало… — я не могу понять одного: это что, такая нелепая ревность? Приятно, что в «удерживаемом» состоянии ты не можешь отвечать и не можешь не слушать.

Я перевела дух. Парень не менял позы (не мог), но глаза его… в них было все: беспомощная ярость, протест, ответ на мою реплику… Зрачки его «плясали»: то сжимались в точки, то расползались на максимум… *Так и с ума спятить не долго…*

— Я не заслужила издевок, — продолжила я.— Не виновата я перед тобой… денег в долг у тебя не брала, не крала у тебя… слов обидных не говорила. Я расколдую тебя, если получу прямой, честный ответ на один единственный вопрос. Без истерик, без театра… как бы ты самому себе ответил. Набери воздуху в грудь и ответь: почему? Готов — не готов, после третьего хлопка заклятие слетит.

Я хлопнула в ладоши первый раз, в глазах парня отпечаталось удивление пополам с яростью. Второй хлопок, Волк сдавленно застонал… неужели он предпочел бы сейчас «Удержание» короткой фразе… Я занесла руки для последнего хлопка… Лицо охотника побелело. Смятение… его смятение ударило мне в сердце. Но ладони мои встретились, порождая звук…

— Я ревную, — с вызовом в голосе сказал Волк.— Не умею накладывать чары. Просто попрошу не перебивать. Я ответил на твой вопрос. Ответь и ты. Может я, не прав… но ревновать мне никто не запретит. Ты его любишь?

*Вот оно как! Меня ставит в тупик простой, казалось бы, вопрос… Люблю ли я ЕГО? И да и нет… Но скорее нет, чем да. Правда, я не думала об этом. Черт… ну надо же что-то ответить!*

— Нет, — честно (насколько это было возможно) ответила я.

— Значит, причина во мне… — парень горько усмехнулся.

— Бррр… я отказываюсь понимать! — *…О, как же ты узко мыслишь, мужчина!*

— Сколько влезет, — отмахнулся Волк.— Главное, я все понял.

— А вот я ничего не поняла! — *…я снова начинаю закипать!*— Поясни, сделай милость.

— Женщине может просто не нравиться конкретный мужчина, — тон парня снова стал едким.— Не потому, что ей нравится кто-то другой.

*Проклятье… за что?! За что мне все это?! Делай любые выводы… надоело.*

— А если «женщина» просто «не может»… без продолжения, — фыркнула я.— Рано или поздно я шагну в портал… И исчезну для этого Мира. И «мужчине» не будут больно? Лучше уколоть палец сейчас, чем отрубить руку потом.

Волк затих. Я сказала все, что могла, что считала нужным, поэтому могла заняться тем, чем собиралась — поиском книг.

Пробежав по узкой полосочке берега, я обнаружила, что хотела: стопку, туго перетянутую ремнем. Книги намокли… Вряд ли Ксардас будет в восторге.

Обернувшись к охотнику, я поняла, что тот все продолжает стоять в одной позе, как под воздействием «Удержания».

— Что с тобой? — встревожилась я.

Парень не ответил, просто сел на землю и уставился вдаль. Я бросила книги и подошла поближе. Волк не реагировал, не отвечал, не смотрел на меня. *… что опять не так?!* Опустившись на колени, я заглянула в его глаза. Легкая, чуть заметная дымка дрожала в них. Он отвернул от меня лицо.

— Прости меня? — *непонятно только, за что конкретно я извиняюсь!*

Вместо ответа Волк прижал свои губы к моим… *Нелепая ситуация…* Тяжело передать чувства, отпечатавшиеся в глупых распахнутых глазах несчастного, когда я обвила руками его плечи и пробежала пальцами по волосам…

Путь назад не был таким уж веселым. Мы молчали, но тишина не была вынужденной или напряженной. Просто нам пока нечего было друг другу сказать. Так бывает.

***

*… я не готова была к подобному разговору. Не уверена в правильности своего поступка… Но думать об этом не хотелось. Мысли все были там, где лежали мальчик и котенок.*

:: версия для печати версия для печати :: оглавление оглавление :: наверх наверх :: назад назад :: вперёд вперёд ::



Рейтинг@Mail.ru The entire contents of this web site are © 2002-2007 by Snowball Gothic Community. Portions are © 1995-2007 by Snowball Avalanche LLC. All rights reserved. При цитировании ссылка обязательна. По всем вопросам пишите на akmych@myrtana.ru. Version 2.3.0. Rambler's Top100