Проект Готика

«Varda's Quest». Повесть Варды. Главы 6—10

Автор: Varda
Дата публикации: 09.06.2005
Дата последнего изменения: 15.03.2017

Глава 6. Ксардас

Спала я плохо, беспокойно. Весь сон меня гоняли по лесу охотники. Безобразно болела голова! (Я про плечо молчу…) Очевидно, во время моего незапланированного «купания» вода залилась мне в уши, и там происходило что-то неприятное. *Лоб горячий, нос холодный… только заболеть мне для полного счастья не хватало!*

Небо, как назло, было затянуто тучами, докуда хватало глаз… Скорей бы все разрешилось в сторону дождя! Такая «непонятная» погода нагоняла тоску. Я потащила себя вниз.

Ксардас сидел в кресле с закрытыми глазами: кажется, он дремал… но как только я появилась в проходе, маг открыл глаза. В этом взгляде был незабываемый букет эмоций! Ксардас медленно поднялся. Он был похож на грозовую тучу, из которой вот-вот ударит молния… и я знаю — куда.

— Где ты была? — глядя «сквозь» меня, произнес маг. Потом вдруг добавил: — Не то чтобы я волновался… мне все равно. А вот наш общий знакомый всю ночь прочесывал окрестные леса, и, я уверен, ему будет, что тебе сказать! И только ПОПРОБУЙ оправдываться или возражать, когда он вернется.

С этими словами Ксардас удалился в свой кабинет, и через какое-то время уже шелестел страницами.

Я почувствовала себя еще хуже: щеки горели, а в висках пульсировала кровь. Забавное начало дня. Первый позыв был просто уйти, куда угодно, хоть в лес, хоть в Хоринис… забиться в малюсенькую щелочку и отсидеться, пока все перекипит. Но это позиция труса. Я села в кресло и стала ждать.

Похоже, только Лестер не сердился на меня… потому что спал. Ожидание было тягостным. Я ощущала кожей напряжение, висевшее в воздухе!

Сначала было стыдно, потом страшно, потом обидно, наконец, все сменила апатия. Я тупо таращилась на пламя камина. Мысли все «кончились» еще час назад. На душе было пусто, как в высохшем колодце, по которому эхом носилось острое чувство вины.

Сердце бешено заколотилось, когда я услышала шаги… Не было и тени сомнений относительно того, кто это мог быть. Звук медленно приближался… Мне стало трудно дышать.

Все замерло в одночасье: воздух, огонь в камине, сердце у меня в груди… когда в проходе появился ОН…

Парень остановился, поднял взгляд. Ворох волчьих шкур выпал из его рук… глаза были широко распахнуты. В лицо мне ударил едва уловимый порыв… это были его сумбурные эмоции; мне невыносимо захотелось вскочить и броситься ему на шею!

Все как будто в замедленной съемке…

Парень осторожно переступает через гору шкур, делает еще шаг и останавливается в замешательстве.

Я с новой силой почувствовала призыв моей души сорваться с места… Но что-то останавливало меня.

Парень пришел в себя первым. Он устало посмотрел на меня и спросил:

— С тобой все в порядке?

— Да, — осторожно ответила я.

— Вот и хорошо… — после некоторой паузы почти прошептал он.

Потом парень медленно развернулся и пошел вниз, но Ксардас окликнул его:

— Эй, что это ты тут разбросал? — указывая на шкуры, поинтересовался маг.

— Прости… я отнесу их Босперу в город, но только когда проснусь.

— Но с дороги их убрать не мешало бы! — Возразил Ксардас.

— Сейчас, все уберу, — вклинилась я.

Парень посмотрел на меня смертельно усталыми глазами и, ни слова не говоря, продолжил спускаться. Ксардас фыркнул и удалился обратно в глубь кабинета.

Я осталась наедине со спящим Лестером, кучей шкур и гнетущим чувством вины. Лучше бы «мой» герой наорал на меня… все было бы понятнее. Я сгребла шкуры в охапку и потащила вниз.

Парень сидел на лавке, уронив голову на руки. Когда я вошла, он пристально посмотрел на меня, и взгляд его был мутным.

— Я чуть с ума не сошел! — Внезапно начал он.— Это же лес, там чего только не водится! К тому же наемники… Ксардас должен извиниться.

— За что? — Удивилась я.

— Да за все это! — Парень развел руками.— Он ничего тебе не сказал?

— Нет…

— А мне молчать приказал — я думал, он сам «покается».

Я была просто ошарашена новостями…

Парень пересказывал мне, что произошло вчера, и с каждым новым витком истории я все больше и больше недоумевала.

— Когда я принес ему продукты, Ксардас, как бы между прочим, спросил, куда ты побежала — я сказал, что в лес, который за Хоринисом.

— Как ты узнал? Как ты узнал, что именно туда? — удивилась я.

— Просто проводил тебя взглядом и посмотрел, куда ты свернула от ворот.

— М-м-м, — протянула я.

— Так вот, — продолжил он, — Я уже почти отправился по своим делам, как Ксардас опять окликнул меня и попросил передать записку парню, который стоит на пирсе, напротив бара.

*В той записке и было предупреждение о появлении в лесу Зачарованного Зверя. Это Ксардас «натравил» на меня наемников, руками «моего» парня передав записку Ларсу. А когда я не вернулась ночевать (по их мнению), маг заволновался и все рассказал.*

— И я, как проклятый, всю ночь носился по кустам и оврагам, в страхе найти твое тело, или не найти ничего! — С этими словами «мой» герой поднялся и взял из моих рук волчьи шкуры, которые я все еще прижимала к себе.

— Ты… ты волновался за меня? — В моем голосе прозвучала такая мощная надежда на положительный ответ, что мне самой было удивительно.

— А что, незаметно? — Он улыбнулся так ласково, что я покраснела.— Прости, я собираюсь немного поспать, я смертельно устал. Если хочешь что-то спросить, спрашивай прямо сейчас…

— Спасибо… — прошептала я.— Прости меня.

— Ерунда, главное, что с тобой все в порядке, — собрав остатки живости, парень заметил: — Тут есть и плюсы: я выполнил заказ на волчьи шкуры; прогулялся до двора Онара, туда, где у наемников лагерь; встретил старых знакомых… В целом, славно провел время.

Я пожелала ему «добрых снов» и оставила в покое.

Ксардас ждал меня. Он сидел в кресле, склонив голову на бок, и лукаво улыбался. Мне вдруг показалось, что я не могу сердиться на него. Хотя все равно, его поступок — форменное свинство!

— Чему ты улыбаешься, маг? — Спросила я, постояв пару минут на пороге.

— Тебе, — искренне ответил Ксардас.— В гневе ты, должно быть, просто неотразима. Наверное, ты пришла за разъяснениями.

— Да, — *какой догадливый!* — Потрудись мне их дать!

— Все очень просто, — спокойным голосом начал Ксардас, — Во-первых, мне хотелось посмотреть, выпутаешься ты или нет, — наверное, мои зубы заскрежетали слишком громко, потому как маг вдруг добавил: — Ну, тебе же понадобится моя помощь, считай, что это было мое испытание.

— А если бы я не «выпуталась»? — вскинув голову, спросила я.

— Перестань ломать комедию! — Маг поднял глаза к потолку.— Ты не хуже меня знаешь, что ничего бы с тобой не произошло.

— Это еще почему? — Возмутилась я.

— Ладно! — Ксардас отмахнулся от меня.— Хочешь быть загадкой, будь. Я знаю о тебе пока достаточно. Но имей в виду, если тебе нужна моя помощь, ты сама расскажешь все, что я пожелаю еще узнать.

— Все это, конечно, замечательно, только как я теперь буду передвигаться по окрестностям! — Фыркнула я.— По твоей милости на меня охотится шальная орава разношерстного сброда!

— Это ты про наемников? — Ксардас прищурился.— А не надо было выпендриваться. Я знаю, что облик человека тебе доступен, но ты что-то уперлась.

Если бы обстоятельства были ну хоть чуточку иными, я бы сама приняла человеческий облик, но теперь даже мысль об этом вызывала отвращение! Ненавижу, когда мне пытаются что-то навязать, тем более так!.. Я оказалась не готова к спору, но что-то в моем существе толкало меня в самое его пекло! *Прикусить бы мне язык до крови, но не тут-то было!*

— А если бы тебе предложили превратиться в падальщика или мясного жука?

— Значит, для тебя между человеком и мясным жуком стоит знак равенства?— Маг прекрасно понял, что именно я хотела сказать, но, очевидно, хотел вывести меня из себя.

— Нет, черт возьми! — Беспомощно взвыла я.— Я просто к тому, что эта форма мне не свойственна, непривычна. Ну хочешь, давай заменим «мясного жука» на «мракориса»!

— Что ж, — задумчиво произнес Ксардас, — теперь тебе, похоже, придется принимать человеческое обличие.

Маг поднялся с кресла, подошел ко мне и, приобняв за плечи, увлек в кабинет. Я была настолько взведена, что соображала с трудом.

— Варда, — начал он мягким голосом, так несвойственным ему.— Я все понимаю. Я знаю, что поступил не совсем честно по отношению к тебе. Но, почему-то мне кажется, что ты меня простишь.

— Ксардас, — проговорила я, — «испытание» — это ведь было «во-первых», значит, есть и «во-вторых»…

— Есть, — ответил маг.— И с ним ты тоже знакома: надо было сбить с тебя спесь. Но, когда ты не вернулась… я действительно волновался. Я не волновался раньше ни за кого.

— Ну и как ощущения?

— Отвратительно, — Ксардас усмехнулся.— Не делай больше так, ладно?

— Хорошо, — кивнула я, и добавила: — но все же, почему ты?..

— Почему разволновался? — Маг пожал плечами.— Все когда-нибудь бывает в первый раз. Перестань «тянуть» из меня признания клещами. Захочу — сам скажу.

— Тогда я могу идти?

— Безусловно. Только советую тебе прихватить эликсир, — Ксардас махнул рукой в сторону алхимического столика.— Ты неважно выглядишь. Это должно помочь.

— Спасибо, — улыбнулась я.

Когда я взяла со столика склянку с жидкостью непонятного, грязно-зеленого цвета, маг с интонацией врача заметил:

— Советую это пить там, где тебе будет куда упасть, — он прищурил один глаз.— И еще, я не обещаю изысканного вкуса. Понятно?

— Лишь бы помогло, — с поклоном ответила я.

— Теперь иди, мне нужно вернуться к книгам, — лицо Ксардаса приняло привычное слегка надменное выражение, он повернулся ко мне спиной, давая понять тем самым, что мне совсем пора…

Я молча покинула кабинет.

Поверив магу на слово, я поднялась к себе, села на постель, откупорила склянку… В нос мне ударил странный, тошнотворный запах, оставлявший во рту горький привкус. Но делать было нечего. Действительно, почему это лекарство должно быть вкусным? С другой стороны, Ксардас мог решить отравить меня… Была не была!

***

*Дозировка была мне не известна, так что я сделала один большой глоток. Вкус снадобья был еще противнее, чем запах! И если бы я осталась в сознании чуть дольше, то непременно бы выплюнула эту дрянь. Неужели нельзя было выбрать менее радикальный способ лечения! Это что, одному Ксардасу понятные шутки?! Я отключилась в надежде на то, что проснусь… просто проснусь.*

Глава 7. «Жабери!»

И я проснулась… Ничего не болело, зато в горле стоял вкус мерзкого пойла!

Вечерело. Закат почти отгорел. Я медленно выбралась из постели. На полу рядом со мной стояла бутыль с молоком, рядом с ней были заботливо оставлены ломоть хлеба, сыр и ветчина… *Ксардас… колбу с «лекарством» забрал.*

Я позволила себе роскошь «завтракать» укутавшись в плед. Думать ни о чем не хотелось, кроме того, что хлеб был мягкий, ветчина соленая, сыр свежий, а молоко жирное…

После «завтрака» возникло провокационное желание повернуться на бок и продолжить сон. Но тут я вспомнила… *Ватрас.* Ватрас ждал меня. Что было делать… Я потянулась и, сделав над собой титаническое усилие, вышла на площадку.

Тучи ушли, но дождя, очевидно, так и не было.

*Этой ночью будет гроза… ее не может не быть, все говорит об этом. Начиная со специфического запаха в воздухе, заканчивая легкой ломотой во всем теле. Я чувствую надвигающуюся грозу, мне хочется приблизить тот момент, когда первая молния рассечет небо!*

Когда я спустилась в комнату с камином, там никого не было (ну, кроме Лестера, он у меня в сознании уже окончательно слился с кроватью, скоро я перестану обращать на него внимание вообще). Я прислушалась. Ксардас ничем не шелестел…

*Он вообще там?..*

Заглянув в кабинет, я не увидела никого. Странно, куда мог деться маг? Я остановилась в проходе и невероятным усилием воли попыталась заставить себя думать. Ничего не вышло. Это замечено давно: если, уснув в светлое время суток, тебе не повезет проснуться, когда солнце еще не село, то будешь как тряпичная кукла.

Я так и не успела собраться с мыслями, как на пороге появился Ксардас. Рукава его мантии были закатаны, в одной руке он держал ведро воды, в другой небольшой таз.

— А-а-а, — протянул он, — проснулась, соня! Ну чего ты так смотришь! Лучше возьми у меня что-нибудь!

— А что ты собираешься делать? — спросила я, перехватив из руки мага таз.

— Я собирался мыть колбы, — поставив аккуратно ведро с водой рядом с алхимическим столиком, заметил маг.

— А почему «собирался»? — Удивилась я.

— А потому, что теперь это сделаешь ты, — ответил Ксардас, расправляя рукава, — ну, раз уж проснулась так вовремя…

Я повторила как заклинание фразу, которую в таких случаях говорит «мой» парень: «Но, Ксардас!..» Никакого эффекта она на мага не возымела. Я молча закатала рукава и приступила к мытью алхимического инвентаря…не помогло даже то, что Ватрас ждал меня.

Когда с колбами было покончено, Ксардас поблагодарил меня, и, сделав серьезное лицо, сообщил, что у него есть для меня подарок.

Это был симпатичный золотой браслетик, в виде змейки с зелеными глазками, державшей себя за хвост.

Я, было, решила, что старик придумал для меня «поводок», но никакой связи между браслетом и магом я не обнаружила. Это был просто подарок…

— Спасибо, Ксардас! — Искренне обрадовалась я.— Где ты взял такую прелесть?

— А, в кармане нашел, думал выкинуть, но потом решил отдать тебе, — Отвернувшись к своим книгам, через плечо бросил маг.

— Я могу быть свободна?

— Иди на все четыре стороны, — не поворачиваясь ко мне, ответил Ксардас.

Я поклонилась спине мага и отправилась вниз.

По пути, заглянув в комнату первого этажа, я заметила, что «мой» парень еще спит… Он лежал лицом вверх, одна рука его покоилась на животе, другая свободно сви-сала с лавки. Он едва слышно дышал. Я ощущала размеренные удары его сердца. Соблазн был слишком велик… Я подкралась поближе. Он забеспокоился во сне…

Я осторожно подобрала его руку и положила на лавку. Но, когда я попыталась поправить плед, парень вдруг резко проснулся и сел.

— И что это ты тут делаешь? — сонно поинтересовался он.

— Ничего, просто проходила мимо, — машинально ответила я.

— И так БЛИЗКО забрела, — усмехнулся парень.

— А что тебя не устраивает? — возмутилась я.

— Все меня устраивает, — *Так светиться нельзя! Я же и ослепнуть могу!* — Можешь даже еще ближе подойти или вообще присесть рядышком, я не кусаюсь.

— Зато я кусаюсь! — Моя природная вредность опять праздновала победу.

Когда я выходила, заметила краем глаза, что на лице «моего» героя отпечаталась досада.

Меня ждал Ватрас. Медлить было нельзя, и я быстренько побежала в сторону города.

Уже на подходе к Хоринису я заметила черную тень, глотавшую только народившиеся звезды. Пузатая, тяжелая грозовая туча медленно и неумолимо ползла по небу. Воздух еще стоял, неподвижен и тих, и намека не было на свежесть. Духота стягивала. А меня просто распирало от удовольствия предвкушения грозы. Я видела всполохи то тут, то там — это молнии силились вырваться из чрева тучи… Но было еще не время.

Маг Воды ждал меня. И, повторив трюк со «Стеной Забвения», мы начали беседу. Ватрас был доброжелателен как никогда, он поинтересовался, как я себя чувствую… *Неужели выглядела я настолько плохо?*

— Можно сначала я вас кое о чем спрошу? — набравшись смелости, начала я.

— Конечно. Что бы тебе хотелось знать? — Маг устало улыбнулся.

— Как вы узнали, лгу я или нет? Если это секрет, я не настаиваю.

— Вот вы о чем, — потирая лоб, задумчиво произнес Ватрас, — Я бы с радостью объяснил вам, но для этого не хватит слов. Это откровение моего Бога. Я просто вижу вашу душу… А на этом уровне нет места лжи. Я сравниваю ощущения, оставленные вашими словами и тот оттиск, который носит душа. Вот и все.

— Спасибо, — именно это мне и хотелось узнать.

*Вот почему я ничего не почувствовала… ничего и не было. Приятно, что мои мысли — это только мои мысли.*

— Расскажи мне о своем мире, — предложил Ватрас.

— Я лучше покажу, — ответила я.

— Как? — удивился маг.

— Очень просто. Доверьтесь мне, — ласково попросила я.

Ватрас кивнул.

Как давно я не делала подобного! Я собиралась «транслировать» свои воспоминания в мага. Чувствовалось, что Ватрас волнуется.

Маг сидел на коленях, я обошла его сзади и положила свои руки ему на плечи…

— Сейчас вы почувствуете легкое головокружение, — спокойно произнесла я. — Не сопротивляйтесь.

Ватрас снова кивнул.

Я ощущала, как мои руки тяжелеют, становятся горячими… вот уже моя внутренняя энергия, как естественное продолжение моих рук, проникает в тело мага. Он вздрагивает, но не сопротивляется, как и обещал. Теперь должно пройти несколько секунд, прежде чем Ватрас сможет «смотреть». Маг должен покориться присутствию моей энергии внутри него. Это, пожалуй, и есть самая сложная часть процедуры. Для любого человека самая первая реакция — отторжение. Ватрас уникален, само смирение…

Я не могу обмануть его ожиданий. Сейчас он не только увидит то, что видела я, но и почувствует… В этом вся и прелесть. Правда, моя энергия по капле покидает тело, но сейчас это не важно.

Я закрываю глаза. Память волнами накатывается, перекрывая переживания последних лет. *Как же все-таки давно я не была дома*.

Это можно сравнить со сном наяву. Картины чередой сменяли друг дружку…

***

*… теплый ветер развивает волосы. Я лечу, испытывая впервые демонические крылья, подарок Сестер Северного Ветра… Они летят рядом, готовые в любой момент подхватить меня. Вега, Вела и Веда — Черный, Красный и Зеленый драконы-гиганты. Я крошечная букашка по сравнению с ними. Мы летим над бескрайним морем, то прижимаясь к самой воде, то взмывая туда, где мне практически нечем дышать… Это ощущение абсолютной свободы и скорости!..*

*… раннее утро. Птицы — и те в такое время спят. Мы с отцом идем по дороге, облачка пыли вздымаются из-под наших ног. Он останавливается на перекрестке… «Тут наши пути разойдутся. Отныне я стану помехой в твоей судьбе. Обними старика, может, мы расстаемся на десятки… а может, и на сотни лет»… Я долго смотрю вслед его уменьшающейся фигурке, пока она не становится просто серым пятнышком… ветер услужливо разглаживает следы его ног… Одиночество — обратная сторона свободы.*

*… до заката оставалось несколько часов. Двери в тронный зал распахнулись, на пороге стоял воин… «Орки-кочевники. Северная граница». Он опустился на колени. Стражник наклонился над ним, и, побледнев, объявил, что тот мертв. Мы собрались в считанные минуты, все, кто хотел и имел право идти в бой. (эти воспоминания обрывочны, эпизодичны, как стоп-кадр)… Пылающий закат и кровавое месиво на земле! Сколько счастья в битве за СВОЮ землю, плечом к плечу! …*

*… а это самые далекие, почти забытые воспоминания… чернота… затем зыбкий свет робко пробивает себе дорогу в нежной чуть слышной музыкальной теме… Из ничего рождается что-то… я впервые увидела Мир Сущий таким, как его задумал Эру … и сердце мое навсегда осталось там… очарованно взирать на силуэты еще не рожденных созданий! На чарующую синеву морей, на белизну горных вершин, на весеннюю зелень и осеннее золото и медь… Там было все… Голоса всего мира звучали не смешиваясь, а переплетаясь в дивный узор… Шепот листвы, рев бурных рек, смех маленьких ручейков, вздохи морей, сказки дождей… Вот она какая — Арда, Мир Сущий…*

Внезапно я почувствовала, что коченею… Остатками сил я вывела Ватраса из транса и опустилась на колени, судорожно хватая ртом воздух.

Маг был просто раздавлен…

*…зря я показала ему, каким я сама впервые увидела мой мир… до его создания. Ведь, именно после этого мое сердце навсегда осталось там… *

Он сидел неподвижно.

Когда мое дыхание восстановилось, я поинтересовалось самочувствием мага. Ватрас отрешенно посмотрел на меня. А вразумительный ответ я получила спустя четверть часа. Когда маг пришел в себя.

— Один вопрос, — начал он после некоторого молчания.— Вот это все… что это было?

— Это моя память, — улыбнулась я.— Это моя жизнь.

— Драконы? — недоуменно переспросил маг.

— Ну и они тоже, — спокойно ответила я.

— Но ведь это зло!

— Ватрас, между моим миром и вашим пропасть, — усмехнулась я.— Не переносите одно на другое. Тем более что Сестры Северного Ветра больше, чем драконы — это духи сурового севера.

— Я подумаю над этим, — потирая лоб, отметил Ватрас.— Простите, столько всего нужно спросить, а мысли не складываются.

— Ничего, мы можем продолжить завтра.

Маг Воды кивнул, мы попрощались.

Когда «Стена Забвения» была снята, я с удивлением обнаружила, что так ожидаемая мной гроза уже бушевала вовсю! Раскаты грома походили на рев разбуженного дракона, а многочисленные молнии взрезали мглу и дождевое марево!

Ватрас стоял под сводом, сложив руки на груди, дождевые капли почти долетали до его ног, осыпая мага звонкими брызгами… он улыбался.

Я, постояв немного под сводом, вышла в грозу. Вдруг вдалеке замаячила знакомая фигура… Я, перепрыгивая через лужи, понеслась наискосок, чтобы встретить его в проулке.

«Мой» герой не заметил меня! А в шуме грозы не услышал мой голос. Я последовала за ним.

Парень остановился под сводом арки, немного не доходя до апартаментов алхимика. *Ну, раз ты меня не замечаешь, я тоже приставать особо не стану!*

Как-то уж очень странно и настороженно «мой» парень осматривался по сторонам… Мне в голову закралась мысль о том, что дело тут нечисто. Я подобралась поближе. Парень остановился перед входом к алхимику и явно намеревался войти. Задумал он, конечно, все правильно — стражники в такую грозу сидят по своим каморкам, «дураков нет», ну, кроме особ одаренных и уж очень ответственных. Но ни одного из таких на горизонте не было. НО…

Я отделилась от стены и прыгнула парню на плечо.

— Тссс… — прошипела я, — и куда ты собрался с такими грязными ногами?

— Э-э-э, еще раз так сделаешь!..— Выдохнул он.

— И что? — фыркнула я.

— И ничего, — прошептал парень, глядя на свои ноги и комья грязи на них, — просто не делай так больше.

— Больше не буду, — с притворной покорностью заметила я, а после паузы добавила: — И меньше тоже!

— Чертовка! — Улыбнулся он.

— Есть немного, — прикрыв глаза, промурлыкала я.— Итак, что ты собирался сделать?

— Ну, скажем, мне нужна одна вещь, — начал парень.

Как я и предполагала, он собрался обокрасть несчастного Константино ради вступления в Гильдию Воров. Что ж, это его желание. Я знаю, что это он сможет сделать и без меня, но сердце отчего-то екнуло, и я подрядилась помочь.

— Да что ты можешь сделать, «Мурка»? — Недоверчиво прошептал он.

Вместо ответа я обиженно зашипела, прижав уши, — только так можно было коротко отразить все мои чувства, разбуженные этой фразой.

Я присела и тщательно вылизала лапки; парень с интересом наблюдал за процедурой. Затем я осторожно, на полусогнутых… вползла в дом. Подойдя к сундуку, я не почувствовала никакого магического предмета в нем. *Но ведь кольцо должно быть внутри! Если я ничего не путаю.*

Я, поднявшись на задние лапки, внимательно посмотрела на спящего старика: он был похож на обветренную и высохшую рыбу… и пах чем-то неприятным. Тут я отчетливо почувствовала присутствие слабенького артефакта.

Кольцо! Кольцо было на мизинце Константино!

*Но он же его не носил, оно же было в ящике… хорошо, что я пошла сюда, ведь, скорее всего, это из-за моего появления… а хотя — чушь все это! Ну, мало ли причин у такого источенного, вонючего старикашки носить на мизинце такое хорошенькое золотое колечко?.. У каждого свои «тараканы в голове».*

В любом случае, кольцо нужно забрать. Я легко запрыгнула на постель. Константино храпел, широко раскрыв рот. *Вот откуда запашок!.. О Боги!*

Медленно, стараясь не потревожить, я пробиралась к кольцу, и тут…

Алхимик резко перестал храпеть и, не просыпаясь, перевернулся на бок. Причем одна его рука чуть не сбросила меня на пол (я успела перепрыгнуть через нее!), а в это время другая пронеслась сзади — вот это был бы подзатыльник (я пригнулась вовремя), прямо как на «тренажере ловкости»!

Здесь был один плюс — Константино свесил руку с кольцом с кровати! Я спрыгнула вниз. Осторожно стащив передними лапками кольцо с костлявого пальца алхимика, и перехватив артефакт почти у самого пола зубами, я, демонстративно подняв трубой хвост и распушив загривок, покинула дом Константино.

«Мой» парень ждал меня.

— Ну и?..— Спросил он, как только увидел меня.

Вместо ответа я, поднявшись на задние лапки, продемонстрировала ему кольцо, нахально поблескивавшее на кончике моего языка. А когда парень потянул к нему «ручонки», ряд острых зубов преградил ему дорогу.

— Жабери! — не разжимая челюсти, фыркнула я.

— Сама напросилась, только смотри — не проглоти колечко-то, — он подмигнул и добавил: — не очень-то хочется мне тебя потрошить.

Я рассчитывала на то, что он будет меня уговаривать, но вместо этого!..

Парень ухватил меня за холку (*я действительно чуть кольцо не проглотила*) и быстро потащил в порт. Остановившись между домами, где не было ни души, он поставил меня на землю и отвернулся…

— Ну!..— в голосе сквозило нетерпение.

— Баранки гну, — не разжимая зубов, парировала я.— Что еще?

— Превращайся, — усмехнулся парень, — «жабирать» буду.

— Пожалуйста, сколько угодно…

Как только я открыла рот, чтобы сообщить о завершении превращения, он использовал эффект внезапности…

Молниеносно развернувшись, он схватил меня за плечи и, приподняв до уровня своего лица, прижал к мокрым от дождя доскам покосившегося домика. Сердце мое колотилось так бешено, что я ничего не слышала, кроме этих гулких ударов… Он заглянул мне в глаза и…

И колечко отобрал…

Я медленно сползла по доскам и присела на корточки… потом, взяв себя в руки, я поднялась, посмотрела на него: ну что ж, хоть кто-то доволен…

Уже с крыши я проводила его взглядом до самого пирса. Только истошно-весенний кошачий вопль мог бы передать все то, что кипело там, в недрах моей души. Я поняла, что если сейчас не выпью пива — умру!

***

*Я на несколько минут распласталась по мокрой крыше, но даже это слабо приводило в чувство. Я предполагала что-то подобное, но не так… не так… *

Да здравствует ПИВО! *Даже человеческий облик не испортит мне этого кайфа, тем более, что я успела стащить у «моего» героя кошелек…*

Глава 8. Браслет с «секретом»

Идея с пивом была жестоко «зарублена».

Там, лежа на мокрой крыше, я вдруг ощутила легкое недомогание: беспричинное чувство, очень похожее на страх, пробежало по спине. В ушах звенело.

*И что же это может быть?*

Тревожное состояние не покидало. Я, превозмогая навалившуюся внезапно слабость, села. Непроизвольно поежившись, я прижала уши, хвост нервно метался из стороны в сторону. Попахивало чертовщинкой.

Гроза догромыхивала где-то вдали, дождь то утихал, то припускал с новой силой. Я выбралась на середину крыши, так, чтобы меня нельзя было видеть с земли, легла на спину и приняла привычный облик. «Страх» усилился, но более явным не стал. Я внимательно посмотрела на браслет…

Да, это не «поводок», это — «маркер»! Значит, Ксардас просто хочет держать со мной связь… знать, жива я или нет, и иметь возможность примерно определить, где я есть.

*Чего не спросил? Я бы ему ответила, что меня вычислить таким образом невозможно. Он так вечно может шарить «взглядом» по Хоринису и его окрестностям… Правда, в этом мире мне это причиняет больше неудобств, чем в родном.*

Ничего не оставалось, кроме как вернуться в Башню. Уж очень меня насторожила настойчивость старого мага.

Ксардас заметил меня издалека, он стоял на верхней площадке и всматривался в ночь, вытянув перед собой руки. Сделав вид, что просто потягивался, маг направился к спуску.

Когда я поднялась, он уже как ни в чем ни бывало шелестел страницами в кабинете. При этом подчеркнуто не реагировал на мое появление. Тогда я начала первой:

— Ксардас, в чем дело? — Может, тон был слишком резок…

— Тебе никто не давал право орать на меня, — зашипел маг.— Чего ты примчалась? Я тебя не звал!

— Звал, — спокойно парировала я. А потом добавила так ласково, как могла: — Прости мне мой дерзкий тон, Ксардас, я не хотела. Просто то, как ты меня «не звал», причинило мне некоторые неудобства.

Маг успокоился, но для вида поворчал еще с минуту. Я терпеливо слушала. Он бухтел что-то о молодежи, о плохом воспитании, о … да много о чем еще. Потом вдруг резко повернулся ко мне и спросил, склонив голову на бок:

— Как?

— Э-э-э… что «как»? — Переспросила я.

— Как ты обманула меня?

— С браслетом?

— Да, с ним, — нетерпеливо подтвердил Ксардас.

— А все очень просто, — улыбнулась я.— Мой брат, покровитель морей, наложил на меня заклинание «Поцелуй Темной Воды». Вот оно-то и защищает меня от подобного рода вещей. Меня можно обнаружить только приблизительно. Кроме того, я невидима для волшебных зеркал, кристаллов и всего, что, так или иначе, использует элементы магической идентификации.

Старый маг молча кивнул. Потом вдруг резко побледнел. Я подхватила его под локоть, Ксардас с улыбкой оперся на меня и попросил проводить его до кресла. Руки у мага были буквально ледяные, чуть не до плеча.

— Ксардас, что с тобой? — осторожно спросила я.

— Ничего, просто старость, — ответил он с явно притворным смирением.

— А если точнее? — настаивала я.

— Видишь ли, — со вздохом начал маг, — есть люди, которых сильно беспокоит, что я жив. Эти люди очень могущественны, их много… а я такой один.

С этими словами Ксардас гордо вскинул голову, и во взгляде его пронеслось что-то очень знакомое… Как будто золотые, рыжие, алые языки пламени мелькнули в его бездонных черных глазах, но только на мгновение.

Я подошла к магу и села у его ног. Ксардас протянул руку и погладил меня. Я положила голову ему на колени. Так мы и сидели… молча, но в этом молчании было все. Как же он одинок!.. …и только огонь потрескивал в камине, уплетая сучковатые поленья.

— Ты испугалась за меня? — тихо спросил маг.

— Да, — шепотом ответила я.

— Не стоит, — усмехнулся Ксардас, — я моложе, чем выгляжу, правда-правда. Мне еще рано… ну, понимаешь?

— Понимаю, — улыбнулась я огню в камине.

— Варда, у меня к тебе просьба будет, — серьезным голосом начал маг. — Пообещай, что выполнишь.

— Хорошо.

— А вдруг я тебя о чем плохом попрошу? — весело заметил старик.

— Проси уже о чем-нибудь, — рассмеялась я.

— Ты собираешь «Круг Магов», так? — Не дожидаясь моей реплики, Ксардас ответил себе сам.— Так. Для этого тебе понадоблюсь я, ты уже договорилась с Ватрасом… но этого недостаточно. Тебе не обойтись без помощи Магов Огня. Вот тут-то мне и придется кое о чем тебя сильно попросить.

— Я слушаю, Ксардас…

— Не перебивай! — Фыркнул маг.— В общем, у меня не те отношения с Магами Огня, чтобы встречаться с ними. По крайней мере, сейчас. А теперь просьба: «Не ходи пока в Монастырь».

— Как скажешь, Ксардас, — согласилась я.

— Я удивлен, — маг поднял брови.— Как ты быстро согласилась. Я думал, уговаривать придется, аргументы приготовил… А ты взяла и «все испортила»!

Я подняла голову и посмотрела на Ксардаса. Только отблески каминного огня выхватывали его лицо из темноты. *Так маг был еще сильнее похож на отца… * Его глаза поблескивали, но теперь уже просто отражая пламя. Ксардас улыбался.

Я, было, хотела начать ему объяснять причину моего «скоропостижного» согласия, как вдруг почувствовала присутствие кого-то третьего. Я бросилась с места в проход, сбив с ног того, кто прятался в темноте, и прокувыркавшись с ним до первого этажа, чуть шею себе не свернула. А когда рука с выпущенными когтями была занесена для удара, я его узнала…

— Какого черта ты крадешься? — рыкнула я. *Было стыдно, что не узнала его сразу…*

— Тренируюсь! — ответил «мой» парень, беспомощно лежа на спине.

— Тренируешься? — продолжила натиск я.— Это тебя твои новые портовые друзья научили?

— А это так важно? — *первый испуг явно прошел*.— Может, слезешь с меня?

*Ммм… это ж надо так! Я действительно сижу на нем верхом. Упс. Если бы он не сказал, я, вряд ли сочла бы ситуацию пикантной. Но КАК он это сказал! Только за это ему можно пощечину влепить… но ведь я сама оказалась… ну, где я есть…*

— Ну что? — Его голос вырвал меня из глубоких раздумий.— Соображай быстрее! Пол холодный! Или тебе тут понравилось?

Я фыркнула и поднялась на ноги.

Ксардас зажигал светильники, подливая в них масло, и менял свечи в подсвечниках, когда мы вошли.

— Подбросьте поленьев в камин, — приказал маг, не оборачиваясь, почти из своего кабинета.

Я постояла в проходе с минуту, затем почувствовала острую потребность побыть в одиночестве, и, не слова не говоря, отправилась «к себе».

Спать не хотелось. Дождь утих совсем. Воздух был звеняще прозрачен и чист!.. Умытые звездочки приветливо перемигивались, по небу быстро бежали отставшие от грозовой «армии» рваные облака.

Стоять на площадке, тем более сидеть, было довольно холодно и мокро. Так что я вошла в комнату. Делать было нечего, и я стала собирать пыль найденной тряпочкой, споласкивая ее в струйке дождевой воды, сбегавшей с крыши на противоположной стороне площадки. Так можно было ни о чем не думать…

Отвлеклась я, когда «мой» парень громко откашлялся, привлекая мое рассеянное внимание. Я посмотрела на него.

— И чего это ты делаешь? — начал он, подняв брови.

— Вытираю пыль, надоело ей дышать, — честно ответила я.

— М-м-м… Вот оно что, — глубокомысленно закивал парень.

Я отвернулась и снова принялась за работу. Чем немало его возмутила.

— Если ты хочешь, чтоб я ушел, так и скажи! — Заявил он, крепко держа за запястье мою руку с тряпкой.— Я гляжу, тебе больше Ксардас нравится! Как-то это все называлось…

— Извинись! — Рявкнула я.

— И не подумаю, — усмехнулся парень.

Вот тут мое сердце и не выдержало… свободной рукой я съездила ему по лицу. *Эх, надо было кулаком… «некоторых людей ничего не учит»…* Я была с силой брошена в другой конец комнаты, к сундуку.

Некоторое время внизу была слышна возня. Потом все стихло.

Я видела, как ОН быстро бежал по дорожке, уходящей от Башни. До моих ушей долетали обрывочные проклятья.

*Что ж… «кина не будет»! Вот так оно все обычно и заканчивается. Если я скажу, что «не жалею ни о чем», то это будет просто безбожной ложью.*

С другой стороны так будет лучше для всех.

Хотя в сердце еще теплилась надежда… на то, что все еще образуется…

Я легла спать, когда в воздухе появился намек на приближающийся рассвет.

***

* Мне снова снился дом… Только на этот раз не шпили моего замка, а … а наши с отцом бесконечные таверны и придорожные гостиницы — счастье с запахом полыни и дыма. Я раньше не понимала, как он любил меня… Он не ругал меня… почти. Ну, если и ругал, то был прав. Как же он одинок без меня теперь!..*

Глава 9. Кровавые Чаши

Я проснулась оттого, что что-то мокрое ударило меня по лицу.

Я моментально открыла глаза и увидела перед собой живую рыбу. Она лежала у меня на груди и нещадно хлестала меня хвостом по щекам. Очаровательно! Даже думать нечего, понятно — чья выходка. Что ж, пусть лучше так.

Минут через двадцать чищенная и потрошеная рыба уже шипела на сковороде. Никто не обращал на меня внимания: Ксардас был занят (шелестел веселее обычного), Лестер… ну он как всегда, а «шутника» нигде не было видно, хотя его вещи лежали в углу.

Вскоре рыбка начала источать дивный аромат, и в проходе появился маг. *На запах пришел…* Ксардас, не утруждаясь вступительным «добрым утром», начал с главного:

— Я думаю, что ты одна это не съешь… — заметил маг, устраиваясь в кресле.

— Может, и съем, — улыбнулась я.— Только Эру учил нас делиться.

— Вот и славно. Не знаю я, кто этот твой «Эру», — философски произнес Ксардас, сложив руки на груди, — но если я, благодаря ему, буду сыт…

Маг улыбался, он был в хорошем расположении духа.

Старик еще немного поотвлекал меня от сковороды, но быстро отстал, когда я пригрозила ему «голодной смертью»…

Рыба была готова, я честно разделила ее между собой и магом, но поесть нормально не удалось. Только мы сели за стол, как в комнату вошел «хозяин» убиенной рыбки. Он был чист и блестел, как новый пятак… Распущенные волосы, вытертые почти досуха, обрамляли его лицо, и от этого во всем его облике появлялось что-то благородное. Точно сошедший с редкой гравюры герцог… только этот «герцог» был наг по пояс, а через плечо у него висела мокрая рубашка: очевидно, ей-то он голову и вытирал.

— Я что-то никак не пойму, — начал он, приняв позу «сахарницы», — меня кормить не будут моей же рыбой?

— Кто успел — тот и съел, — усмехнулся маг.

— Я поделюсь с тобой, так и быть, — скороговоркой сказала я, заметив на лице парня то самое выражение, после которого следует фраза «но, Ксардас!».

— Только ешь быстрее! — нетерпеливо ответил тот и уселся рядом со мной на корточки.

Ну не могу я есть, когда мне смотрят в рот и со щенячьей тоской в глазах провожают каждый кусочек! От еды пришлось отказаться. Я встала из-за стола и отправилась к себе убирать постель.

*А… не так уж я и голодна!*

Я мучительно думала, чем занять себя днем, когда услышала, что меня зовут. Выйдя на площадку, я заметила «моего» парня, который громко кричал мое имя, сложив руки «рупором».

— И чего ты орешь? — Поинтересовалась я.

— Ты меня не слышишь — вот и ору, а что? — крикнул он еще громче.

— Перестань! — Парировала я, ловко спрыгивая на козырек.— Что ты хотел?

— Какие у тебя на сегодня планы? — Склонив голову на бок, спросил парень.

— Неужели на свидание решил пригласить? — рассмеялась я.

— В каком-то смысле, да… — в глазах его мелькнул живой огонек.— Хочешь подробностей, пошли на озеро. Ну, за мной!

С этими словами он быстро побежал по дорожке, я направилась следом, движимая моим бессмертным любопытством.

Мы остановились на дощатом мостике, он сел, я осторожно опустилась рядом. Парень внимательно посмотрел мне в глаза, как бы оценивая ситуацию. Потом глубоко вздохнул и начал говорить; складывалось ощущение, что слова он подбирал ну уж слишком тщательно, настолько желал положительного ответа:

— Насколько тебе известно, я пополнил собой ряды Воровской Гильдии, — задумчиво произнес парень.— Мне поручили собрать шесть Чаш из золота, очень редких чаш… не для меня, для одной… женщины.

*Ясно! Кассия и Кровавые Чаши! Собрать коллекцию этого барахла я могла бы и средь бела дня с закрытыми глазами. Вопрос: зачем!*

— Дальше… — прервала я рассуждения «МОЕГО» парня по поводу прелестей воровской «мадам».— Ближе к делу! Чего ты хочешь от меня?

— От тебя? — Смутился он, но быстро нашелся: — Я видел, как ты это делаешь! Помоги мне.

— И с чего бы? Ммм? — фыркнула я.

— А с того… — начал парень, развернувшись полностью ко мне.— Тогда в грозу… Кошелек ты у меня срезала, больше некому!

Я сделала большие, максимально невинные глаза. Он всплеснул руками…

— Перестань! Ну не Кассия же меня так!

— А вдруг?..— состроив обиженную мину, протянула я.

— Нет. В тот вечер ТАК близко ко мне только ты «подходила», — *…сказал, как отрезал…* — Но я не сержусь. Просто отработай мне эти деньги.

— Я тебе их вернуть могу! — рыкнула я, вскакивая на ноги.

— Э-э-э… Не кипятись, — быстро исправился парень.— Я не так выразился. Ну, хотя бы помоги мне их обнаружить! Я нашел только одну…

Поупиравшись чисто для приличия еще с минутку, я согласилась. Пока он мне взахлеб рассказывал про то, где предположительно находятся Чаши, я думала, правильно ли я поступаю, помогая ему в этом… С одной стороны — он прекрасно справится и сам: в конце концов, просили его, а не меня. С другой — с кошельком я тогда погорячилась… Да и делать мне нечего… Дурного не будет, если я по домам пробегусь.

— Ну, тогда пошли, — поднимаясь на ноги, сказал парень.— У меня в Хоринисе и другие дела есть. А ты пока осмотришься в верхнем городе. Хотелось оружие посмотреть и занести шкурки Босперу, а то он уже забывать начал, как я выгляжу.

— Одно условие…

— Какое? — удивился «мой» парень.

— Ты меня понесешь, — настойчиво сказала я.

— Ладно, — усмехнулся он.

Мы пошли собираться (вернее, собирался парень, мне собирать было нечего). Так что я, обернувшись кошкой, с удовольствием наблюдала за тем, как он скатывал разные шкурки и перетягивал их веревкой…

Когда сборы были окончены, парень накинул импровизированный тюк себе на плечи, я запрыгнула туда же, и мы направились в город. Хорошо, что кроме волчьих следов в рыхлой земле нам не встретилось ничего.

Боспер — среднего роста полноватый мужчина с живым, добродушно-глуповатым лицом и выразительными карими глазами на нем, был настолько рад видеть «моего» парня, что чуть не принял меня за шкурку! Платил он звонкой монетой, просил приходить почаще и приносить побольше.

Затем мы двинулись на рынок. Но на повороте у гостиницы «мой» парень вдруг резко затормозил и медленно пошел назад. Ничего не поняв, я просто последовала его примеру. Зайдя за Гостиницу, он остановился и, наклонившись, как бы поправляя брючину, сделал мне знак подойти.

— Видела? — Чуть слышно спросил парень.— Там, на лавке.

— Угу. Там сидит какой-то тип, — наугад сказала я.

— Вот именно. У меня перед ним должок.

— В чем дело? — делая вид, что просто трусь у его ног, уточнила я.

— Этот Кантар… мерзкий тип, — буркнул «мой» парень.

— Возьми меня на руки, а то ты уж очень неестественно стоишь… — предложила я.

Парень протянул руки, и я грациозно взлетела ему на плечо. Мы отошли подальше от людей и продолжили беседу.

— Итак, Кантар… — начала я.

— Видишь ли, — парень нахмурился, — Я по глупости у этого товарища бумагу взял — «пропуск». А тот с меня взамен — обещание, что я окажу ему услугу…

— И?

— И ничего! — *Ну! Так нервничать-то…* — Теперь он меня сдаст, за милую души и с потрохами! Я ни за что не сделаю то, что он просит.

*…столько шума из-за компромата на Сару! Он что — ТАКОЙ впечатлительный…*

— А чего от тебя-то требуется? — весело спросила я.

— «Замуровал» он меня, — Ответил парень и, понизив голос, добавил: — Он хочет, чтобы я убил женщину, торгующую на площади — Сару.

Я непроизвольно закашлялась… Замешательство было настолько сильным, что я поднялась на задние лапки, и сразу села! *… Убить… САРУ! Но ведь все должно быть не так! Почему УБИТЬ?! Вот еще один «глюк», сомнений нет… это мое появление…* Пока меня колотило, «мой» парень продолжал повествование:

— …и он сказал, что меня так и так повесят, — тут он, очевидно, заметил мое «пришибленное» состояние и, осторожно потыкав меня пальцами в бок, спросил: — Ну, ты слушаешь или нет?

— Да.. я слушаю, — соврала я.

— Сделаю вид, что поверил, — грустно усмехнулся парень и продолжил: — Кантар знает, кое-что обо мне. Замкнутый круг… Я не убиваю несчастную женщину, он рассказывает обо мне нужным людям — меня вешают на городской площади. Я убиваю Сару, тут два варианта, нет … три!

— И какие? — Поинтересовалась я.

— Гадкие! — Честно ответил парень.— Я убиваю ее, меня ловят за ее убийство и вешают. А как тебе это? Вот. Я убиваю ее, затем Кантар все равно закладывает меня, и меня опять вешают… Или вот еще… Я убиваю себя сам, чтобы не видеть, как эта сволочь изведет Сару и не быть повешенным паладинами. Ну, чего молчишь?

*…э-э-эх! «Паршиво» что-то в Датском королевстве!..*

— Не печалься, я что-нибудь придумаю, — уверенно сказала я. Затем, поднявшись на задние лапки, ткнулась мокрым носом ему в губы. Он улыбнулся.

— Только времени у меня до завтрашнего утра… а я совсем забыл…

— Без паники! — *… что ж, Кантара придется убить… и есть идея…*

— У тебя есть план? — Парень испытующе смотрел на меня.

— Естественно! — Фыркнула я.— У тебя тоже там свое место.

— И, что отведено мне? — нетерпеливо спросил он.

— Ну, скажем так… — начала я, вытянувшись и представив на обозрение пушистый животик, — Слушай, почеши меня, а? Мне так думается веселей!

— Э-э-э… и это все, что от меня требуется?

— Нет. Ты сейчас пойдешь к Кантару и будешь предлагать ему все, что угодно, но только с условием, — *… нет ничего приятней, чем когда почесывают животик, спинку и бока… надо голову подставить, чтоб за ухом почесал…* — Он должен будет встретиться с тобой сегодня, у старого маяка.

— А если он не согласится?

— Это только твоя проблема…

— Знаешь, все это бессмысленно! — Вдруг бросил парень.

— А что так? — Удивилась я.

— Я говорил с Джеком, на пирсе, со смотрителем маяка… тот сказал, что маяк захвачен.

— Захвачен, «отхватим» обратно! — Твердо сказала я.— Было бы желание.

На том и порешили. «Мой» парень отправился убалтывать Кантара, а я в верхний район. Посмотреть на Кантара вблизи случай мне еще представится…

Один из паладинов на входе честно попытался пнуть меня, но я оказалась ловчее.

В верхнем городе было хорошо: деловитые горожане, хмурые паладины…

Я осторожно подошла к первому дому: оттуда пахло едой. Мой желудок тут же дал о себе знать, и я предпочла отойти прочь.

Надо было быть более внимательной… Сколько раз я повторяла себе: «Не увлекайся!» И все эти разы — без толку.

*…и «вдруг, откуда не возьмись»…*

Стражник с размаху двинул по мне ногой… Говорят, у кошки девять жизней, это, наверное, была одна из них… Я влетела в основание статуи и потеряла сознание.

Первое, что я услышала, когда очнулась было:

— Эй! Чья это выходка, подойди ко мне немедленно! — Голос был властный и густой… — Имя!

— Да кто знает, как эту скотину звать, Сэр, — промямлил стражник.

— Не кошки, а твое, тупица, — спокойно ответил властный голос.

— Э-э-э…

— Не важно, я тебя запомнил… — я почувствовала, что кто-то бережно поднял меня с мостовой.

Прижавшись носом к яркой мантии, я зажмурилась и затаила дыхание.

— Больно, милая? — Ласково спросил голос.

— Ми… — жалобно пискнула я.

— Ничего, сейчас я отнесу тебя в дом… потерпи.

Меня несли, так бережно, как будто это был младенец…

Глаза я открыла, когда мои лапки коснулись пола. Я осторожно осмотрелась, пытаясь понять: где я и кто меня спас. А тем временем мой «спаситель», поднимаясь на второй этаж, крикнул женщине с метлой, чтоб та меня накормила… Я опять не рассмотрела его, только яркая мантия мелькнула на повороте.

*Что ж, «накормить» — это хорошо! Это даже очень хорошо, в свете того, что утром я осталась голодной.*

Как любая кошка, я, радостно подняв хвост трубой, направилась к миске, в которую женщина наливала молоко. Это глупое существо поставило рядом блюдце с сырой рыбой… *Представляю, что за «революция» разразилась бы у меня в животе от рыбы-то с молоком!..* Демонстративно отодвинув блюдце, я припала к миске. Женщина ласково потрепала меня по шерстке, я признательно выгнула спину.

Мой «спаситель» подошел незаметно, когда я наелась и подняла голову от миски, белые капельки на моих усах были так забавны, что он рассмеялся.

— Ну? — Насмеявшись вволю, спросил «спаситель».— Хочешь, я возьму тебя на руки, пушистое создание?

— Зачем вы говорите с ней, Сэр? Это же глупая кошка, она ничего не понимает! — Всплеснув руками, заметила служанка.

— Это вы «глупая», мисс, — надменным тоном ответил человек в яркой мантии.— А она меня понимает, верно?

— Уррр… — я ткнулась головой ему в ноги.

— Вот! — Торжествующе заметил мой «спаситель».— Теперь вы можете вернуться к своим обязанностям. Ну, почему вы еще здесь, мисс? Свободны!

Женщина пожала плечами и направилась к метле.

— Так ты хочешь ко мне на руки? — повторил он.

Вместо ответа я встала на задние лапки и потянулась к нему. «Спаситель» посмотрел на меня мутными серо-голубыми глазами и погладил.

— Только когти спрячь, — я послушно показала ему мягкие лапки.

Мужчина осторожно поднял меня на руки, и понес наверх. Там мы сели в кресло: я лежала у него на руках, а он гладил меня. Мне было так приятно, что я не сразу поняла, что «спаситель» что-то говорит мне… Я прислушалась.

…Он говорил о том, что звери искреннее и мудрее людей, о том, что он одинок… и много еще о чем. Я свернулась калачиком на ласковых руках и позволила себе немного вздремнуть. *… И гори они синим пламенем, эти Чаши!..*

Совесть не позволила мне долго спать, я открыла глаза. «Спаситель» ушел, я лежала одна на кресле у камина… *Интересно, который час?* Я потянулась и сладко зевнула. Тут совесть снова уколола меня в сердце; не дожидаясь третьего раза, я отправилась восвояси.

Выйдя из дому, я поняла, что не так уж долго и спала… Солнце, конечно, уже начало движение в сторону заката, но до этого было еще далеко.

Проходя мимо статуи я заметила поползновения со стороны уже другого стражника приложить ко мне «ускорение»… Но каково же было мое удивление, когда я услышала:

— Ну, пни ее, пни! Судейскую кошечку! Рискни… Я первый тебя заложу! — Рассмеялся тип, пинавший меня утром.

***

*… так это был Судья… на этом мысль останавливалась…

Что ж, теперь нужно было найти «моего» парня и узнать, что у него получилось. Вечерок обещал быть веселеньким.*

Глава 10. Кантар

Я живо обежала всю округу — «моего» парня не было, Кантара тоже… Мне стало как-то не по себе. Я поняла, что волнуюсь… Вид у меня был, наверное, жалкий, я металась туда-сюда по городу, высунув язык… Остановившись на развилке, чтобы перевести дыхание, я заметила, что Пабло с интересом наблюдает за мной.

*Ну, чем черт не шутит…* Я, подняв хвост трубой, побежала к нему.

— Урр-мя, — грустно сказала я, «боднув» его в ногу.

— Потерялась, Мурза? — усмехнулся здоровяк.— А хозяин твой — оболтус — в кабак пошел и сидит там уже битый час. Он тебя хоть кормит? Вон тощая какая! Хочешь чего-нибудь?

Пабло полез по карманам… не найдя ничего, кроме хлеба, стражник присел на корточки и грустно сказал, без энтузиазма отламывая мне кусочек:

— Думаю, ты не станешь это есть… тебе бы мяска, — как он был доволен, когда я *просто из благодарности* слопала все до последней крошки.— Моя умница! Или хозяин у тебя гад. Не кормит. Может, еще?

*Это будет лишнее!* Я, вытянувшись в «колбасу», встала ему лапками на грудь и ткнула носом в губы. А пока Пабло отплевывался и вытирался, быстро сбежала на пирс.

Прошмыгнув в бар мимо потрепанного вида охранника, я наткнулась на «моего» парня, он сидел в углу и разговаривал с каким-то мужчиной. Собеседник был средних лет, довольно стройный, прилично одет… лицо с пола не рассмотреть… *снизу хорошо просматриваются ноздри и подбородок.*

Слушать разговор не было ни времени, ни желания, так что я просто запрыгнула «моему» парню на колени. От неожиданности он вздрогнул. Потом облегченно вздохнул.

— Ну и где же тебя носило? — Тоном мудрого наставника спросил он.— Можешь не отвечать! Папе в полночь маяк зажигать, а он еще не почистил лампу! Почему я должен искать тебя?

*Значит, Кантар в полночь. Это хорошо. Времени завались! Есть возможность все обдумать.* Я уселась поудобнее и начала рассматривать посетителей.

Беглого взгляда было достаточно, чтобы понять: кто тут все время, а кто просто зашел пропустить кружечку. Бармен — невероятного роста толстый мужичина с красным, лоснящимся лицом, в условно белом фартуке со старыми пятнами. Он своими огромными ручищами, наверное, мог бы за час вычерпать море! Рукава его рубашки были закатаны. Бармен громогласно ржал и отпускал веселенькие реплики мужчине, стоявшему у барной стойки. Тот же выглядел избито, но гордо… Одежда его была бедна, меча при нем не было, вместо него какая-то палка. В противоположном углу шумела совершенно пьяная компания… но пока мирно. А теперь «сладенькое» — собеседник «моего» парня.

Мужчина, преисполненный собственного достоинства, потягивал пиво. Если бы не глубокие морщины на лбу и сверхпроницательный взгляд теплых карих глаз, он мог бы показаться юношей. Складывалось ощущение неправильности картины… этот тип, такой… такой приличный, не похожий на всех посетителей… но его имя рассеивало все сомнения. Естественно — это Ларс, кто же еще!

Ну, всех и рассмотрели. Теперь нужно двигаться в сторону маяка. Только вот одна мыслишка гложет мне душу… Я встала на задние лапки, как бы для того, чтобы ткнуться в ухо «горячо любимому хозяину»…

— Пиво в кружке? — выдохнула я. Когда парень кивнул, я продолжила мысль: — Угости, а?

— Ах ты, кошачья морда, — *артист, издалека начал…* Потом, обращаясь уже к Ларсу, добавил: — Ну не успокоится зверюга, пока пива не выпьет.

— Что, неужели серьезно? Дрессированная? — Изумился тот.

— Точно! Ручная… — *издевается сволочь, ну ничего, лишь бы пива дал…* — Вот, смотри.

С этими словами «мой» парень ловко, как фокусник (и с тем же пафосом) поднес к моей мордочке кружку. *А вот из вредности наступлю на горло собственной песне и пить не стану!.. Эх… шоу — так шоу!*

Пива оставалось почти на донышке… Я, сложив уши «самолетиком», нырнула в предоставленную тару. Вынырнула я под бурные аплодисменты. Народ ликовал. *Дикари…*

— Если бы у меня была такая животина, — восторженно ревел Бармен, — я бы не пил один, как алкаш!

Зря, конечно, парень начал «концерт»… Особо здоровый мужик оторвался от мертвецки пьяной компании и, пошатываясь, направился к нашему столику. Веселей стало, когда он брякнул на стол туго набитый кошель со словами:

— Продай! Я ее дочке подарю.

«Мой» парень был просто на высоте… вошел в раж… или пиво?.. Он взял меня за загривок и посадил на стол… у меня мелькнула мысль, что сейчас меня действительно продадут. Парень посмотрел на кошель, затем на меня и спокойным голосом ответил:

— Нет. Я больше заработаю, если буду с Мурочкой по кабакам пиво пить. Родная она мне! — *Какой талантище в землю зарыт!!!*

— Ты меня не уважаешь? — Возмутился мужик, закатывая рукава…

— Уважаю, но кошку не продам, — твердо ответил «мой» парень.

— Значить ты меня НЕ уважаешь! — Не унимался алконавт.

— Уважаю, но кошку НЕ продам, — как можно доходчивей повторил парень.

— Так я эту скотину сейчас пополам разрублю! — Взорвался мужик, выхватывая меч.

— А вот скотину мою не трожь… — с этими словами он непринужденно отшвырнул меня подальше и обнажил меч.

Неужели сейчас ОН будет драться из-за меня!

*Э-э-эх, показуха все это! Противник на ногах едва стоит… и что-то еще есть в этой картине.*

Бармен-гигант сделал то, чего от него не ожидал никто… Он, с грацией матерого слона, перемахнул через стойку (я думала, что подобное невозможно по определению…) Все присутствующие замерли, ошарашенные этим зрелищем… все, кроме Ларса. Тот почти незаметно вырос за спиной у «моего» парня и опустил его руку с мечом — на лице Ларса не дрогнул ни один мускул.

Расстроенный «покупатель» очнулся первым… но тщетно. На замахе Бармен перехватил его руку и заломил ее ловким движением. Меч выпал, и полилась отборная брань. Хорошо, собутыльники «нашего буяна» оказались нормальными парнями… Они подхватили его «под белы рученьки» и уволокли прочь… Бросив напоследок неуклюжие извинения… и что-то еще про то, что тот «забудет все, когда проспится».

Парень спрятал оружие. Ларс предложил ему посидеть еще, но он вежливо отбрехался Боспером и его шкурками, которые, якобы, нужно было отнести Лобарту… Ларс честно сделал вид, что поверил. Мужчины попрощались.

Я вышла первой. Парень догнал меня на развилке. Пабло там уже не было.

— Ну, что? К маяку? — спросила я, когда он присел на корточки, чтобы взять меня на руки.

— А я уж думал, ты забыла… — хитро прищурившись, заметил парень.

— Ну, как же я могла, — возмутилась я шепотом.

*Неужели он действительно защитил бы меня? Если бы не Ларс и Бармен? Неужели стал бы рисковать!* Эти мысли мучили меня всю дорогу. Когда маяк должен был вот-вот предстать перед нами, я приказала остановиться.

— В чем дело? — Изумился парень.

— Ты готов встретить грудью стрелы? — ехидно заметила я.

— Перестань. Лучше скажи, что задумала.

— Тогда опусти меня на землю и …

— Почесать? — Улыбнулся он.

— И отвернуться, — отрезала я.

— Сию минуту.

Я приняла естественный облик. Парень повернулся не вовремя и теперь тупо смотрел на меня… Да, промежуточная стадия самая страшная…

— Я же говорила: «Отвернись!» — *Кажется, он не слышит…*

— Э-э-э… — силился начать он.

— После, все после, а сейчас маяк, — скомандовала я.

— Хорошо, — кивнул тот, — я предлагаю подобраться поближе и посмотреть, кто нас там ждет.

— Зря, если они не дураки, то кто-то сидит на вышке… оттуда видно все, — бросила я.

— Тогда что? — парень развел руками.— Пойдем вслепую?.. Это чистое самоубийство. У тебя нет доспеха.

— Доспеха нет?..— Подмигнула я, приподнимая рубашку…

— Что это? Кольчуга? Какие мелкие кольца! Что это за металл? Она твердая вообще? Тонкая такая! — Изумился «мой» парень.

— Уоу! Тише! — Усмехнулась я.— Это кольчуга. Металл? Металл редкий, у вас такого нет, только в моем мире. Тверже не бывает. Тончайшая, у калеки Оружейника золотые руки… Ты мне лучше меч дай. Если у тебя есть «лишний».

— Меч.. да где-то был, я Саре продать хотел, да что-то не продал, вот… — он протянул мне простой клинок и нетерпеливо спросил: — Так что это за металл?

— Хватит лясы точить. Пора двигаться к маяку, — ответила я, принимая меч с кивком благодарности.

— Хорошо, — нехотя согласился парень, — Итак, твой план…

— Все просто, — начала я, — главное — быстро, неожиданно, понимаешь? Стой смирно, я наведу на тебя невидимость. Помни: она действует, пока не нападешь или не заговоришь.

— А как я пойму, что ты рядом, чтобы напасть одновременно?

— Я буду мысленно держать с тобой связь…

— Скажи сразу, чего ты НЕ можешь, — возмутился парень.

— Лечу я посредственно, — призналась я.— У меня сестра — целительница, она искуснее меня.

— Ладно, и поможет нам Иннос! — Он зажмурился.

Я наложила «Малую Невидимость» на нас обоих.

*Двинулись,* — скомандовала я.

И только трава шевелилась, как от ветра, там, где шли мы.

У маяка «табором» стояла лихая банда… их должно было быть меньше… Ну, что же делать. Лучников всего двое — это хорошо.

*Сперва вырубим здоровяков… твой левый,* — сообщила я.

*Вспомнить бы еще, где лево, где право… у меня с этим проблемы!*

Но я ничего не перепутала… Невидимость пропала в тот миг, когда яркая, горячая кровь брызнула мне в лицо… Несчастный придурок так и не понял, что произошло… его глаза так глупо смотрели на меня с отрубленной головы. Лучники сориентировались быстро, они попытались отбежать, чтобы открыть огонь, но первого положила я (он был ко мне ближе), а второго «мой» герой насадил на меч, как редкую бабочку. Нападать вдвоем на вооруженную толпу было безумием! Это понимали и мы, и они, им это придавало силы. Мечники, очнувшись от первой оторопи, ринулись в бой. Мы встали спина к спине… и «понеслась душа в рай»! Когда мы почти справились, откуда-то сверху просвистел арбалетный болт… он вонзился в землю около меня! Сейчас перезарядка и следующий выстрел, уже с поправкой…

— Я на вышку! — мой меч безнадежно застрял в ребрах и доспехе мертвого бандита, так что, перемахнув через его оседающий труп, я выпустила когти.

На лестнице мне встретился еще один «смертник»… как же легко когти вспарывают плоть! Только руки теперь по локоть в густой, алой крови… этот запах будит во мне зверя.

До площадки я добралась как раз вовремя, чтобы успеть свернуть шею арбалетчику, не дав ему выстрелить.

Глянув вниз, я увидела сражающихся. Их осталось двое (один из них «мой»). Но тут краем глаза я заметила фигуру, осторожно крадущуюся вдоль утеса. Ясное дело, зачем…

Фигура перешла на бег. Надо действовать… первое, что пришло мне в голову, было неудачной идеей… Я камнем бросилась вниз.

— Имя Ветров! — крикнула я, что было сил…

Невероятная боль пронзила мое тело, демонические крылья раскрылись у меня за спиной… «Крадунец» пискнуть не успел, как когти разорвали его надвое. *Ох, и заляпало же меня!*

Тем временем с последним бандитом было покончено. «Мой» герой пригвоздил это тело к земле, навсегда прервав его мучения.

— И что теперь? — спросил он, вытирая меч о траву.

— Теперь… теперь, ты пойдешь отсюда, быстро и незаметно, пересидишь где-нибудь, не показываясь на глаза…— парень не дал мне закончить мысль!

— Ты, конечно молодчина, но я не трус! — *Похоже, я его разозлила…* — Я не стану прятаться! Если ты еще не заметила: я — мужчина!

Он был настроен на долгую гневную тираду, но я не позволила ему этого. Так как на уговоры он не реагировал, пришлось запустить в него сапог. Получив в голову, тот издал звук, очень похожий на рычание… выглядело все страшно, но мне было смешно до коликов. Складывалось ощущение, что в любой момент может последовать ответная атака… Точно. Вот он подобрал мой сапог… размахнулся…

— Прекрати и дослушай, «мужчина»! — Фыркнула я, но он меня не слышал.

Увернувшись от собственного сапога, я подхватила его под руки и подняла на уровень площадки маяка… Как там было красиво! Полыхал малиново-золотой закат, окрашивая маленькую стайку облаков в нежные оттенки застенчивости.

— Остыл? — Тихо спросила я.

— Остыл, — отозвался парень, переставший трепыхаться с минуту назад, — Не урони… не хочу умереть глупой смертью.

— Даже если уроню, успею поймать, — усмехнулась я, и добавила, покачнувшись в воздухе: — Давай проверим?

— Нет уж, как-нибудь обойдусь, лучше вот на площадку меня поставь.

— Ну, как скажешь, — с притворным расстройством ответила я.

Мы приземлились.

— А крылья… потрогать можно? — Это прозвучало так по-детски… так трогательно!

— Конечно, — улыбнулась я.

Он осторожно, кончиками пальцев коснулся черной гладкой кожи перепонок. Меня просто скрючило — до того стало щекотно! Я непроизвольно захлопала крыльями… А когда перестала извиваться и хохотать, заметила, что взлетела метра на четыре.

— Что такое? — Парень поднял брови.

— Ну, ТАК нежно не надо! Это щекотно, — пояснила я.

— Э-э-э, хорошо, я не буду, — он обошел меня, попробовал рукой там, где крылья вышли из спины… потом снова прикоснулся к перепонке, по моему телу пробежала судорога… я еле сдержала смех.— Прости, я нечаянно.

— Ничего, терпимо пока, — усмехнулась я, и добавила: — Пока ты удовлетворяешь свое любопытство, я объясню, зачем тебе нужно уйти.

— Хорошо, — отозвался парень, нащупавший острый коготь на верхушке сложенного крыла.

— Кантар не дурак, он наверняка обеспечит себе прикрытие, — начала я.— Как только выяснится, что он мертв, его люди выложат все Андре. Понял? К 12:00 ты сам пойдешь в казарму, найдешь этого Паладина и будешь уверенно промывать ему мозги как минимум часа четыре. А потом просто постараешься торчать там.

— И как ты себе это представляешь? Что я ему вообще могу сказать? — Парень сделал большие круглые глаза.

— Вспомни Мада… вот примерно так… — меня не дослушали опять.

— Откуда ты его знаешь? — *Реакция быстрая…*

— После! — Отрезала я и продолжила мысль: — О чем? Заложи ему Гильдию Воров, со своей любимой Кассией! Про Милицию расспрашивай, про Зачарованного Зверя заливай! Сам умный… придумаешь. Это твое алиби.

— Мое кто?

— Не важно, это для тебя хорошо, поверь на слово, — отмахнулась я.

— Я не могу «заложить» Кассию — она ко мне неплохо относится, могу даже назвать ее другом… — *… Сейчас расплачусь! Его используют, как инструмент для поиска Чаш… а он верит в дружбу, надо будет посмотреть на эту «Кассию».*

— Дело твое. Только ты просто обязан сегодня всю ночь заговаривать зубы Андре, причем провернуть это нужно естественно и непринужденно, — парировала я.— Ладно, думаю, тебе пора.

Парень кивнул, махнул мне рукой и побежал вниз. Что ж, теперь остается самое неприятное — ждать. Надо только «очистить территорию». Чтобы трупы не бросались в глаза. И сапог обуть — нога замерзла.

А все же крылья были хорошим подарком. Я быстро обулась, обшарила убитых на предмет наличности… *Нищие, как церковные мыши!* Потом осторожно побросала их в обрыв. Подняв небольшой смерчик, я засыпала следы крови. *Ой! На вышке же еще один…*

Когда с «уборкой» было покончено, я устроилась на крыше маяка, ветерок с моря развивал мои волосы… Закат почти догорел. В противоположной стороне небо уже окрасилось в ночь. Там начали появляться заспанные ранние звездочки. Морской воздух был свеж и прохладен. Крылья немного ныли. Давно я ими не пользовалась, пожалуй с того самого дня, как они были мне подарены. Тогда этот подарок показался мне просто шалостью.

Я на всякий случай наложила «Малую Невидимость» и полностью отдала себя на откуп мерно текущим мыслям. Часы тянулись ну так медленно!

Устроившись на животе, головой в сторону площадки перед маяком, я вдруг заметила странное шевеление в кустах на холме… *Что это может быть, или кто?..*

Бесшумно снявшись с крыши, я спланировала вниз. Сделав большой круг, я поняла все… Снайперы. Лучники тихо рассредоточивались по кустам, выбирая позиции для стрельбы. Уже стемнело, они не переговаривались, действовали отлажено и четко. Все как один и отдельно друг от друга. *Это-то вас и погубит…*

Кантар не промах… «Мой» парень не должен был уйти отсюда живым. Это чистейшая, грамотнейшая засада. Только вот меня-то они и не учли. Оставалось самое очевидное — бесшумно вырезать шайку-лейку поодиночке. Расстояние между снайперами приличное, они едва ли видят друг друга… Мне это на руку.

Появившись у ближайшего стрелка за спиной, я одним движением когтей «чистенько» сбрила ему голову… Усадив тело так, чтобы создать иллюзию жизни, я направилась дальше. А когда все снайперы отправились «в плаванье за большой Лунной Рыбой», меня посетила мысль: «Вдруг Кантар перед тем, как подойти к маяку решит проверить, как его ребята обустроились?» Это полностью разрушит мой план… Надо встретить его на подходе к вышке! Но, если он увидит меня… опять же все провалится.

Но и на этот случай у меня припасен «туз в рукаве». Крылышки придется убрать… *Как же это делается?.. Вот.* Я почувствовала, как плоть превращается в энергию и возвращается в мое тело… Было уже не так больно. А теперь самое интересное. Трансформация. В кого? Хм… В него — родимого, в «моего» парня! Заклинание иллюзии, милая вещь, только хрупкая. В тот момент, когда я вступлю в бой, морок слетит. А пока постараюсь вести себя естественно.

Кантар действительно пришел на час раньше. И не один… рядом с ним была какая-то небольшая фигурка… непонятный кто-то рассмотрел меня, словно устанавливая — кто я. Потом поклонился торговцу и удалился прочь.

Кантар медленно подошел ко мне. Я видела все до мельчайших деталей… приятно быть кошкой. Он красив. Аристократические черты, но что-то в них есть такое… так сразу не объяснить. Ехидная улыбка играла на губах Кантара (еще бы, ведь он уверен, что его прикрывают стрелки). Иллюзия подействовала на ура! Мы пошли к маяку вдвоем. Торговец начал первым:

— Видел моего помощника? Если что-то случится со мной, он немедленно донесет обо всем Андре, — спокойно сообщил тот.

Я кивнула в ответ, продолжая с интересом разглядывать того, которого не станет… не пройдет и часа. Кантар под моим взглядом чувствовал себя явно неуютно… надо поговорить что ли… *Чем он хоть привлек торговца на эту встречу?.. Надо было спросить, а то как-то скучно получается…*

— Хочешь что-то мне сказать? — Спросила я, наталкивая приговоренного на мысль.

— Это ты мне должен сказать, — бросил Кантар.

— Что, например? — *…не знаю я, чего тебе сказать!*

— Ну, как же, где труп Сары, или ты меня обманул? Учти, кто меня обманет, будет болтаться на веревке, — торговец сделал рукой петлю.

— А если я тебя действительно обманул и пришел, только чтобы убить? — Улыбнулась я, балансируя на грани иллюзии.

— Ха! Неужели ты думаешь, что я не приготовился к этому? — Кантар расхохотался.— Здесь на тебя смотрят не только мои глаза, и мои — самые дружелюбные! Тем более — у тебя нет оружия, а у меня…

Торговец хлопнул по эфесу, торчащему из ножен.

— Ну, что уставился? — Продолжил он.— Решил «засмотреть» меня до смерти, пес? Молись, чтобы стрелы пронзили тебе сердце! А то ведь веревка не милосердна, да и как-то не солидно… Что, язык проглотил, скот?

*Э-э-эх, боюсь, сбежать попробует…*

— Слышал байку про Зачарованного Зверя? — Тихо спросила я.

— Детские сказки! Наемники сплошь трусы и слабаки, пить меньше надо, вот и звери все нормальными будут, — рявкнул торговец.

— Тогда посмотри… — *.. прощай иллюзия! Рожа Кантара медленно вытягивается, дрожащие ноги не могут сдвинуть с места перепуганную насмерть тушку, — Ну, Тело, что теперь?..

— На помощь! — Завопил тот срывающимся голосом (и куда только делась его прыть?)

— Никто не придет, они все мертвы, если ты конечно не некромант… — ехидно заметила я.— Тело, тебе дается шанс — умри как мужчина. Достань меч и дерись, иначе сдохнешь, как овца на бойне.

— А-а-а-а… — *..содержательный ответ. Он жалок! *

Но тут Кантар нашелся. Он выпрямился, точно проглотил мачту. Выхватил оружие и напал, что ж, так гораздо лучше. Увернувшись от первого выпада, я выпустила когти. Кантар отмахивался от меня мечом, не столько, чтобы атаковать, сколько чтобы держать на расстоянии. Еще выпад, я перехватываю его руку и, вывернув ее за спину, отбрасываю противника вбок.

— Дерись, а не танцуй! — Это не бой… это цирк!

Кантар встал, поднял меч и, издав дикий, нечеловеческий крик… бросился бежать прочь! Я, было, хотела догнать его, но тут судьба решила все за меня. Пояс с ножнами приспустился, связав беглецу ноги, и тот, споткнувшись, покатился кувырком, страшно вопя. Вопль внезапно прервался хрипом, потом все стихло.

Подойдя, я перевернула Кантара лицом вверх… Перерезал себе горло своим же мечом, нелепо! Глаза его были распахнуты, кровь тоненькой струйкой бежала изо рта… в крови была и вся его грудь, и вязкая лужица расползалась по земле.

***

*Мне жаль тебя, подлец средней руки… мне тебя жаль.*

:: версия для печати версия для печати :: оглавление оглавление :: наверх наверх :: назад назад :: вперёд вперёд ::



Рейтинг@Mail.ru The entire contents of this web site are © 2002-2007 by Snowball Gothic Community. Portions are © 1995-2007 by Snowball Avalanche LLC. All rights reserved. При цитировании ссылка обязательна. По всем вопросам пишите на akmych@myrtana.ru. Version 2.3.0. Rambler's Top100