Проект Готика

Отражение. Главы 11—20

Автор: Drazik
Дата публикации: 15.05.2005
Дата последнего изменения: 15.03.2017

11.

И вот, когда мы подошли к воротам, чувство юмора во мне прорезалось. Стражник спросил:

— Куда это ты направляешься? — он обращался только ко мне, игнорируя моего близнеца.

— В Лагерь.

— От тебя ведь не будет проблем, ведь так? — стражник смотрел на меня с доброй отеческой улыбкой. И тут меня понесло:

— Я, вообще-то, пришел тут все взорвать к чертям собачьим, — брякнул я. В тот момент я казался сам себе ужасно остроумным. Рош уставился на меня с ужасом.

— Эй, да ты забавный парень, — стражник перестал улыбаться, — не люблю забавных парней.

Оба стражника обнажили свои мечи и бросились на меня. Одного удара мне хватило. Красная пелена заволокла мир вокруг меня. Такие частые кровопускания не пойдут мне на пользу — эта мысль была последней. Я услышал, как стражник сказал:

— Еще один раз, и ты пожалеешь об этом.

В этот момент я потерял сознание…

К счастью, стражники не тронули Роша. Я очнулся оттого, что маг-недоучка лил мне на лицо какую-то мерзость. Увидев, что я пришел в себя, он сунул мне под нос голубику. Не слишком ли много голубики в один день? Так и до поноса недалеко.

Пара ягод вернули меня к жизни. Оказалось, Рош вылил на меня весь неприкосновенный запас пива. Но я не мог на него злиться, в том, что случилось, была только моя вина. Никогда не шути с вооруженными людьми. Особенно, если они при исполнении служебных обязанностей. У них в этот момент чувство юмора отсутствует.

Мы прошли ворота, стражники больше не проявляли к нам никакого интереса.

— Дрязик, я, конечно, иногда веду себя как придурок, но ты ведешь себя как придурок все время! — Рош смог найти нужные слова. Утешил! Я даже не мог ему ничего возразить. Поэтому просто промолчал.

И тут к нам подбежал паренек в одежде рудокопа. Он буквально бросился мне на шею:

— Эй, парень, ты — новенький? Я тебя раньше здесь не видел. Я пройду немного вместе с тобой. Уверен, тебе сейчас нужен друг.

Я узнал его, это был Мад — местный дурачок. Рош тоже узнал паренька и принялся издеваться надо мной:

— Конечно, Дрязику сейчас нужен друг. У него сейчас трудный период. Он сорняками отравился. С головой у него проблемы. И без друга ему — никак, — будущий маг от души веселился. У меня опять зачесались кулаки.

— Слышь, Дрязик, отдай меч. Не бойся, я больше драться не буду. Он мне как пропуск нужен, — Рош протянул руку к оружию. Какой пропуск? У меня голова пошла кругом. Я понимал, что ничего уже не понимал. Эти двое, Рош и Мад, сбили меня с толку своей болтовней. Совершенно не соображая, я отдал своему двойнику ржавый меч.

— Вы тут, ребята, развлекайтесь. А я — пошел. У меня важное дело… — Рош двинул к входу в Замок.

— Стой, ты куда?

— К Магам Огня. А ты с Мадом пообщайся. Уверен, вам будет не скучно, — близнец решил меня бросить на растерзание деревенскому придурку.

— Ты мой самый лучший друг, — Мад смотрел на меня с обожанием. — Остальные только и думают, как избавиться от меня. Я тебе очень благодарен.

Почему я? Почему все психи выбирают именно меня? Мад, Рош. Хотя, нет, Роша нельзя назвать психом. Но, все равно, за что? За какие грехи???

— Проваливай, — сказал я Маду, скорчив зверскую рожу.

— Ты сегодня не в настроении, — искренне огорчился Мад. — Но я, все же, пойду с тобой.

Боже. Иннос, услышь мои молитвы. Я больше не буду пинать Роша, только избавь меня от этого дурачка Мада.

— Не обращай на меня внимания, я всегда буду с тобой. Не волнуйся, — дурачок решил свести меня в могилу своей болтовней. Он трещал без остановки:

— Здесь многие считают меня придурком. Но ты не стал бы иметь никакого дела с придурком. Правда? Они увидят нас вместе и поймут, что были не правы.

— Я тоже так думаю! — Конечно, я имел в виду, что тоже считаю его придурком. Но Мад истолковал мои слова по-своему и снова затараторил:

— Ты сам откуда? Я — из Хориниса. Ты бывал там? Впрочем, это не имеет значения.

В эту секунду я смирился со своей судьбой. Я даже почти простил Роша за то, что он оставил меня один на один с этим олигофреном. Я осознал, что смирение — это лучшее, что я могу противопоставить гримасам своей судьбы. В данный момент моей судьбой был Мад.

— Мы с тобой — одна команда. Мы можем править Старым Лагерем. Бароны нам теперь не помеха. Сейчас, я придумаю план.

После этих слов в голове моей что-то щелкнуло. К ТАКОЙ гримасе судьбы я был не готов. Смирение мгновенно сменилось яростью. Два раза меня чуть не убили, я лежал в луже своей крови, меня обзывал Рош, а теперь я вынужден выслушивать весь этот бред. С какой стати?! Я много раз читал, как другие игроки убивали Мада, и недоумевал, за что. Теперь я начал их понимать. Мад не унимался:

— Я уже привык к тебе. Мне с тобой хорошо. А тебе? Да, кстати, а где ты спишь? Можешь остановиться у меня, без проблем!

Хорошо. По крайней мере, проблему крыши над головой мы решили. Я направился к дому Мада. Мои кулаки сжались, и я начал подумывать об убийстве. Зверском убийстве. Мад шел рядом и тараторил:

— Скажи, а куда мы идем? Это будет сюрприз? Я люблю сюрпризы.

В этот момент я понял, откуда берутся кровавые маньяки, убивающие невинных людей пачками. Именно такие, как Мад, могут любого превратить в маньяка-убийцу. Я уже готов был убивать. Начну, конечно, с Мада. А там, как пойдет…

Мы подошли к дому Мада, на правах хозяина дурачок вошел первым. С порога он обернулся ко мне:

— У меня для тебя есть сюрприз. Тебе понравится. Это — магические письмена. Я думаю, руны, — Мад говорил свистящим шепотом.

Руны? Откуда у дурачка руны. Не было у него никаких рун. Я Готику 6 раз прошел, все наизусть знаю.

— Показывай свои руны, — приказал я.

— Это здесь, на стене, — Мад отодвинул тряпку в сторону. — Смотри!

На стене чем-то острым было нацарапано русское матерное слово из трех букв.

12.

Жители мира Готики жестоко обижены судьбой, которая поскупилась вложить в их уста пару десятков отборных матерных словечек на все случаи жизни. Конечно, я был уверен, что сэр Рош провел бы необходимую просветительскую работу, но у него просто не было на это времени. Как только я увидел это неприличное слово, которое написано в моем родном городе на каждом заборе, я понял — время нашего пребывания в мире Готики неумолимо подходит к концу.

— Это что? Руны? — радостно поинтересовался Мад. И сам себя перебил: — На руны не очень похоже. Тогда что? Заклинание?

— Можно сказать и так, — ответил я. — Откуда у тебя это?

— Один мой друг начертал эти магические заклинания на стене моего жилища, когда я рассказывал ему о том, как попал сюда. Ты любишь животных? Не все любят животных. Именно поэтому меня бросили сюда.

Я начал потихоньку сходить с ума. Какие животные? Что за бред?

— Мад, кто написал это? Как зовут твоего друга? Где он теперь? — я старался говорить медленно и ласково, как с маленьким ребенком.

— Он ушел. Мой друг ушел. Сказал, что у него очень важные дела. Он не взял меня с собой. Не знаю, почему. Ведь друзья везде и всегда должны быть вместе. Ты не бросишь меня?

Это было непереносимо. С одной стороны, хорошо, что я его не убил. Но с другой стороны, я уже начал жалеть об этом.

— Мад, как зовут этого твоего друга? У него есть имя?

— У него очень сложное имя. Я не запомнил.

В моей голове промелькнули все матерные слова, которые я знал. Мне показалось, что я уже стоял на пороге своего родного дома, но в этот момент дверь захлопнулась.

— Я записал его имя. Имя моего друга. Его имя состоит из магических символов, которые не смог прочесть никто. Я показывал это призракам и даже Диего, но никто из них не смог прочесть.

Как же ты записал это сложное имя? Врет, наверное, все врет. А, может, этот таинственный друг сам записал свое имя?

— Покажи мне, Мад. Я знаю разные языки, возможно, я смогу прочесть.

Мад нырнул под кровать и принялся там чем-то шуршать и брякать Я прошел Готику 6 раз, заглянул в самые удаленные уголки этого мира, но ни разу не догадался пошарить под кроватью у Мада. Просто в голову не пришло.

Дурачок вынырнул из-под кровати с куском доски в руках.

— Я записал его имя на доске, — начал Мад, — а потом оторвал ее от стены и спрятал. Не хочу, чтоб простые рудокопы пялились на имя моего друга.

Понятно. Что тут непонятного. Очень даже понятно. Написал на доске, а потом оторвал эту доску от своего дома и спрятал под кроватью. Логично!

— Дай сюда! — я не мог больше ждать.

Мад протянул мне доску, завернутую в какую-то ветошь. Трясущимися руками я развернул тряпки и прочел:

«Bl@ckDembel».

13.

С доской в руках я выскочил на улицу. Бедный Мад остался в своей хибаре, он даже не понял, что произошло. Я со всех ног бежал к входу в Замок. Мне нужно было срочно рассказать все сэру Рошу.

Прямо около ворот мы с ним и столкнулись. Лбами. Сэр Рош отлетел в одну строну, я — в другую. Доска с именем Дембеля совершила сложный пируэт и грохнулась на крышу хибары Диего.

— Смотри, куда прешь! — заорал Рош. Фу, как невежливо.

— Рош, это я, — я запинался. Столько я хотел сказать всего одновременно, что слова просто застревали в моей глотке. Видимо, это было самое узкое место.

— Дрязик!!!! — заорал мой близнец. Так, как будто встретил меня после долгой разлуки. А ведь прошло не больше часа, как он бросил меня на растерзание Маду. — Дрязик, я тебя ищу везде. Смотри, что я нашел!

Сэр Рош сунул мне под нос довольно пыльную книгу в красном кожаном переплете. На обложке было вытеснено: «Слова Богов. Том третий».

— Чего ты мне это суешь? Я читал третий том, наизусть почти знаю. Слушай, Рош, я сейчас такую вещь нашел — ты упадешь!

— Дрязик, ты дурак. Не хотел тебе этого говорить, но это — правда. Ты почитай-почитай, может, поумнеешь.

Я решил обидеться. Я, блин, доску нашел с именем Дембеля, а этот маг-самоучка меня дураком обзывает. Ни слова ему не скажу, пока не извинится. И книжку его дурацкую читать не буду. И про доску ничего не скажу.

— От дурака и слышу! Отстань ты от меня со своей книжкой.

— Нет, ты почитай, — Рош открыл книгу и тыкал ею мне прямо в нос. Хам и негодяй. Жаль, что я ему до сих пор по роже ни разу не съездил. Давно у меня руки чешутся.

— Дрязик, я тебя умоляю, почитай, — голос Роша и вправду приобрел умоляющие нотки. Я сразу перестал на него сердиться. Не могу долго сердиться, особенно если меня о чем-то умоляют.

— Ладно, давай почитаю. Прекрати мне книжкой в лицо тыкать.

Я взял книгу и начал читать вслух:

«Захотел Иннос, чтобы люди могли слышать Его и говорить с Ним. И стали они слышать и говорить. Тогда подарил Он им способность…»

— Ты что читаешь? — Рош подпрыгнул на месте. — Я ж тебе открыл страницу!

— Чего открыл, то и читаю, — огрызнулся я.

— Страницу, — близнец просто взвыл, — страницу переверни.

Я перевернул страницу. На чистом листе было написано:

«Братья, если вы читаете это, знайте — все ключи у Ксардаса».

Внизу стояла подпись: «Смарт».

Я почувствовал, что схожу с ума.

14.

До полуночи мы сидели с Рошем у костра. Я перечитывал надпись в книге снова и снова, а мой двойник разглядывал доску из дома Мада. Мад сидел рядом с нами и молчал. Молчащий Мад мне нравился больше, чем говорящий. Это Рош ему пообещал за молчание подарить магический свиток. Оказалось, что Мад с детства мечтал о магии. И ради того, чтобы приобщиться к чему-то магическому, был готов на все. Даже помолчать.

— К Ксардасу нам не пройти, — сказал Рош. Я и сам это понимал. Три голема: огненный, ледяной и каменный охраняли подходы к башне некроманта. А находилась эта башня посреди земель орков. А орки — это верная смерть. Как и големы.

— Превратимся в шершней и пролетим, — сказал мой двойник. — Как идея?

— Хреновая идея. Как мы обратно в людей превратимся? А? Ты об этом подумал?

— Точно, Дрязик, не подумал. Отпадает. Какие еще предложения?

Какие, к Бельджару, предложения. Не пройти нам. Никак. С нашим первым уровнем, без брони. Без оружия. Хотелось выть на луну. Луна, кстати, была полной, что очень располагало к вою.

— Знаешь, сэр Рош, — начал я осторожно, — есть только один путь.

— И какой же? Чё то я пока не догоняю.

— Проходить игру. Раскачиваться. Выполнять квесты. Получать броню, оружие, руны.

— Сдурел, это сколько времени займет. Да и не пройти нам игру. Я это сейчас только понял. По сюжету нужно юнитор в заброшенном монастыре забрать. Там дырка возле ворот. Только мясной жук пролезть может. А нам с тобой, Дрязик, в мясного жука категорически нельзя превращаться. Там и застрянем. Не пройти нам игру.

— Да нам и не нужно всю игру проходить, нам бы только к Ксардасу попасть. Дембель и Смарт здесь были и смогли вырваться. Значит — и мы с тобой вырвемся. Смотри сам — спать нам не нужно, есть нам не нужно. Отдыхать нам, слава Инносу, не нужно. Круглосуточно можем квесты выполнять и живность в лесах истреблять.

— А доспехи? Доспехи будем по очереди носить? — когда Рош начинал язвить, он был непереносим. У меня опять зачесались кулаки.

— Зачем — по очереди? Ты вступишь в Старый Лагерь, а я присоединюсь к Новому. Вот и всех делов.

— Слушай, Дрязик, а ты точно Дрязик? Может ты порождение Игры, типа Мада, — Рош ткнул пальцем в несчастного придурка.

— Я тебе сейчас стукну больно, прям по лицу, и ты сразу поймешь, что я не порождение никакое. Как тебе только в башку такие мысли приходят?

— Извини, показалось.

— Ладно, живи пока, я сегодня добрый.

Рош улыбнулся. Мад смотрел на нас, не мигая, и, по-моему, даже не дышал. Во, как парнишку зацепило. То ли ему наши умные разговоры понравились, то ли он так сильно свиток магический хотел заполучить. Да какая разница. Молчал — и хорошо.

— Кстати, Рош, а откуда у тебя магический свиток?

— Мне его маги Огня дали. За то, что я им письмо от Пирокара отдал.

— Погоди, какое письмо. Не было у меня никакого письма.

— А у меня — было. Ну, письмо, в начале игры его Пирокар дает. Для Верховного Мага Огня.

— Да я помню, только у меня его не было. Этого письма.

— Значит, нам дали одно письмо на двоих, — рассудительно произнес Рош.

— Постой, — страшные сомнения закрались в мою душу, — ты по морде от Буллита получил в самом начале?

— Нет.

— А я — получил.

— Ну, и по морде, значит, один раз на двоих, — Рош просто расцвел от счастья.

Так устроена жизнь. У судьбы есть два списка, одни люди — в одном, другие — в другом. Одним — все, другим — ничего. Одним — письмо Пирокара, другим — по морде. Я, почему-то, оказался не в том списке.

— Ой, заболтался я тут с вами, — Рош вскочил. — Все, мне пора.

— Ты куда? — я просто одурел от внезапности, с которой мой двойник собрался уходить.

— Куда-куда…К Велайе, конечно. Тебя с собой не приглашаю, сам понимаешь. Все, счастливо оставаться, развлекайтесь ребята. Утром увидимся.

Рош развернулся и быстрым шагом двинулся к Замку.

Я посмотрел на Мада. Когда он молчал, то становился похож на нормального человека. С таким и по душам поговорить можно. Ладно, я не гордый, могу и с Мадом ночь скоротать. Как жестока судьба, одним — Велайя, другим — Мад. И опять я попал не в тот список.

15.

Начало игры Готика просто по определению. Оно и должна быть таким, чтобы новички втянулись в игру, поверили в свои силы. Только поэтому мы с Рошем еще живы. Мы еще не встретили действительно страшных и сильных противников. Но долго так продолжаться не будет. Рано или поздно мы наткнемся на мракориса или тролля. И эта встреча, скорее всего, станет последней. Что случится с нами, если мы взаправду умрем в мире Готики? Я не знал ответа на этот вопрос. Возможно, просто очнемся у потухших мониторов. Или умрем и в реальном мире. От разрыва сердца, например. Или от кровоизлияния в мозг. Думать об этом мне было неприятно… И я постарался отогнать черные мысли, несколько раз втянув холодный ночной воздух в легкие.

Ночь в мире Готики — самое прекрасное время. Я серьезно. Тишина опускается на Рудниковую Долину, лишь дрова потрескивают в костре. Полная луна медленно ползет по небосклону. Иногда темные ночные облака затмевают ее свет. Благодать! Если не думать о том, что нас ждет, возможно, верная смерть, то вполне можно считать себя в отпуске. Эта мысль меня развеселила. А что, откроем с Рошем туристическое агентство «Готические Каникулы». Будем предлагать стандартные туры: недельная экскурсия по Старому Лагерю, двухнедельный отдых в баре Нового Лагеря по системе «все включено», а также — новинка! — десятидневная экскурсия в Храм Спящего. Похоронные услуги включены в стоимость путевки. Интересно, почем можно продавать такие экстремальные туры? Я задумался над этим…

— Твой брат ушел и не отдал мне магический свиток, — я вздрогнул. Я совсем забыл о Маде, наслаждаясь тишиной. Но местному дурачку надоело молчать, и он решил напомнить о себе.

— Ты счастливый, у тебя есть брат, — Мад молчал слишком долго, теперь слова буквально вырывались из него. — Можно, я буду считать тебя своим старшим братом? У меня никогда не было старшего брата. И младшего тоже не было… Когда твой брат вернется? Он мне обещал свиток.

Пока Мад молчал, он мне почти нравился.

Внезапное появление сэра Роша спасло Маду жизнь. Мой близнец материализовался из темноты:

— Вставай, Дрязик, че расселся. Пошли руду добывать. — Будущий маг, не останавливаясь, снова нырнул в темноту. Я не ожидал такого быстрого возвращения, был сбит с толку и поэтому молча последовал за Рошем.

Мы шли в сторону кузницы.

— Тише, что ты топаешь, как тролль, — шепот Роша звучал в тишине очень громко. Гораздо громче моих шагов. — Если Флетчер нас увидит или услышит — все пропало. Да, тише ты!

Я старался ступать, как можно тише, полностью сосредоточившись на этом. И наткнулся на Роша. Оказывается, мы уже пришли. В кузнице никого не было. Рош достал отмычку, которую мы нашли у заброшенной шахты утром, и присел у сундука в углу кузницы.

— Влево, влево. Вправо, влево. Вправо, вправо, — бормотал будущий маг, ковыряя отмычкой замок сундука. Ага, вот как маги развлекаются по ночам. Тырят барахло из сундуков честных тружеников. Пружина щелкнула. Рош открыл крышку и буквально нырнул внутрь.

Я подался вперед. Сундук был полон стальных заготовок для мечей. Поверху лежали два новеньких меча. Мой двойник сразу забрал один себе. Жадность — вот, что губит начинающих магов. Спрашивается, на фига ему этот меч. Все равно он им драться не сможет — силы недостаточно. Так нет же, хватает все, что плохо лежит. Жадность!

Второй меч я, конечно, взял себе. Ну и что, что силенок не больше, чем у Роша. Это дело наживное. Нарастим силу — дело нехитрое. А хорошие мечи на дороге не валяются.

Рош взял одну стальную заготовку и сунул ее в пламя горнила. Сталь раскалилась докрасна. Будущий маг ловко перекинул раскаленный кусок металла на наковальню и принялся стучать по нему невесть откуда взявшимся молотом. Не было у нас молота. Не было. Я сам котомку укладывал, помню. Видать сэр Рош уже успел у кого-то молот стащить. Да тут же, в кузне, наверное, и стибрил. Никаких моральных принципов. Тащит все, что к полу не прибито.

Полуночный кузнец обмакнул клинок в бадью с водой и начал затачивать будущий меч на точильном камне. Лихо! Такое впечатление, что он всю жизнь кузнецом был.

— А что, Рош, магов с детства учат мечи ковать? — подковырнул я напарника. Скорее, по инерции.

— Подай заготовку, — не отвечая на мой выпад, он бросил готовый меч на землю.

К утру мы выковали 20 мечей. Вернее, Рош выковал 20 мечей, я ему лишь ассистировал. Ассистент кузнеца — как звучит! Во время работы я пытался узнать у будущего мага, что же случилось в Замке, и почему он так быстро вернулся. Но Рош молчал, лишь иногда снисходя до очень информативных ответов «отстань» и «отвяжись». Вежливым будущего мага назвать было нельзя.

16.

В реальном мире нельзя тащить в охапке 20 одноручных мечей. Руки оторвутся. Но здесь, в мире Готики, мы немного Шварценеггеры. Я нес мечи, а Рош молча шел впереди. Самый темный час — перед рассветом. И самый холодный. Пока мы сидели у костра, а затем работали в кузне, я не мерз. Сейчас же холод пробирал меня до костей.

— Рош, — я говорил шепотом. Не знаю, почему. Разбудить людей, что спали в домах, мимо которых мы проходили, было невозможно. Рош всю ночь грохотал в кузнице, но никто не проснулся. Даже в домах, примыкающих к кузне. Крепкий сон — залог долголетия. Хотя, с другой стороны, Ксардас никогда не спит, и долголетия у него — любой позавидует.

— Рош, как ты думаешь, сейчас лето или осень?

— Не знаю… лето… — Рош даже не обернулся ко мне.

— А чего тогда так холодно?

— Отстань, не знаю я, — Рош внимательно смотрел вперед. Туда, где у домов тьма сгущалась и шевелилась. Шевелилась? Я перехватил охапку мечей в левую руку, а правой — вытащил оружие из кожаной петли на боку.

Рош тоже остановился и потянулся к мечу на поясе.

Тьма впереди сгустилась и приняла контуры человека. Рош обнажил клинок. Я стал рядом, бросив мечи из левой руки на землю. Неужели стражники? Или Флетчер, возвращающийся с обхода территории?

Что-то знакомое почудилось мне в темной фигуре. Да, точно! Это же…

— Рош, спокойно. Это — Мад.

— Тьфу, — будущий маг опустил клинок. — Так заикой можно стать. Чего он там прячется?

— По-моему, он ждет, когда ты ему свиток отдашь… Ты ему отдашь свиток, или просто пошутил над пареньком?

— Конечно, отдам, — Рош двинулся вперед, к Маду. — Мад, Бельджар тебя раздери, выходи, хватит прятаться.

Странно, я-то думал, что Рош, как будущий маг, должен был выбрать себе совсем другую награду. Я помню, маги Огня предлагают на выбор несколько ценных вещей. Среди них — свитки. А свитки — не самое ценное.

— Слушай, Рош, давно хотел спросить: ты почему свитки взял? Мог бы эликсир для повышения маны взять. Свиткам цена — 5 кусков руды в базарный день.

— Тебе не понять, Дрязик.

— Я че, тупой? — я решил обидеться на будущего мага. Да что он о себе возомнил?!

Мад вышел из тени и подошел к Рошу. Он заглядывал в глаза моему двойнику, как преданная собачонка. Разве что хвостом не вилял. И молчал. Так сильно хотел получить магический свиток. Я подбирал рассыпавшиеся по земле мечи — наш золотой запас. Или, правильнее сказать, рудный запас.

Рош выгреб из-за пазухи три свитка и принялся их рассматривать по очереди. Что он там видел в темноте, я не знаю. По-моему, не видно было ничего. Совсем. Наконец мой двойник отобрал один свиток и протянул его Маду. Лагерный дурачок взял свиток двумя руками и прижал его к своему животу. Видимо, он думал, что именно там и находится у него сердце. Хотя, кто его знает… Неизвестно, какова анатомия жителей Готики. Вскрытие покажет, как любил приговаривать один мой знакомый патологоанатом.

Мад, также молча, растворился вместе со свитком в темноте. Абсолютно бесшумно. Ниндзя!

А мы с Рошем двинули дальше к торговой площади. Продавать изготовленные нами мечи.

— Слушай, а какой свиток ты ему отдал? Надеюсь, не файербол? — мне было любопытно. Я не мог себе представить, чтоб будущий маг мог добровольно расстаться со свитком магии.

— Не боись, Дрязик, пожаров не будет, — Рош, наверное, подмигнул мне при этих словах. Но в темноте этого было не разобрать. — Скоро в Старом Лагере появится падальщик. Я ему свиток превращения в падальщика отдал…

Рош рассмеялся. А я представил, как вдруг в Лагере появляется падальщик, как стражники рвут его на куски острыми мечами, а арбалетные болты торчат из мертвой тушки монстра, как иголки из подушечки… И мне стало жаль Мада. Рош продолжал веселиться. Да, с гуманизмом у будущего мага тоже было напряженно.

17.

Ночь была на исходе. Небо посветлело, утренние облака окрасились розовым и оранжевым. Красиво! Ночная тишина, нарушаемая лишь треском цикад и редкими вскриками ночных птиц, уступила место гулу пробуждающегося Лагеря. Рудокопы и призраки выходили из своих хибар, зевая и потягиваясь. Вокруг нас слышались разговоры:

— Веришь кому-то, а в результате попадаешь в неприятности!

— Каждый раз одна и та же история.

— Были времена, когда все было по-другому…

— Ты должен следить за тем, что говоришь людям.

Рудокопы отличались редкостной болтливостью. Разговаривая на ходу, они направлялись к ближайшему колодцу, где принимались плескаться в ведре. Утренние гигиенические процедуры. Довольно немолодой призрак подошел к ближайшей стене и, никого не стесняясь, справил на нее естественную нужду. Простые люди — простые нравы. Я узнал Мордрага — вора из Нового Лагеря, который болтал с каким-то угрюмым мужиком у Южных ворот. И хотел подойти к нему, но у Роша были другие планы:

— Дрязик, тут один сундучок есть…в разрушенной башне… — будущий маг повернул назад.

Мы забрались в развалины. Действительно, сундук был. Рош склонился над ним, сунул в замок отмычку…и сломал ее. Одно неверное движение, треск. Наша единственная отмычка сломана.

— … — нецензурно выразил свои чувства Рош.

— Сломал? — на всякий случай спросил я, хотя и так все было понятно.

— Пойдем, вернемся позже, — мой двойник пошел к выходу из поваленной башни. Ну, что ж… Отмычки ломаются, это — неотъемлемое свойство отмычек.

Обдумывая эту мысль, я следовал за Рошем. Так мы прибыли на торговую площадь Старого Лагеря. Вокруг были знакомые лица — Декстер, Идол Парвез, Фиск. Несколько призраков и рудокопов. Пара стражников. Со стражниками я решил больше дела не иметь. Нету у них чувства юмора. И они хорошо дерутся…

День разгорался.

— Слышь, Рош, а мы ведь здесь уже сутки. Круглая дата. Можно отметить… — шутка получилась грустной. К счастью, Рош не обратил на мои слова никакого внимания. Он направлялся прямо к торговцу Фиску.

Фиск поднялся навстречу моему двойнику с лавки, на которой сидел с безучастным видом, и заговорил первым:

— Привет, парень. У меня есть товар на любой вкус и любой кошелек. Если тебе когда-нибудь что-нибудь понадобится — обращайся ко мне.

Голос у торговца был приятным, интонации — учтивыми. Что ж, поторгуем.

Рош забрал у меня мечи, что мы приготовили для торговли, и начал торг. Фиск был непреклонен, он давал за мечи, выкованные Рошем, только полцены. Напирал на низкий спрос на холодное оружие. И указывал на низкое качество. Я-то думал, что будущий маг сейчас набьет торговцу морду за такие слова, но Рош лишь кивнул головой. Они ударили по рукам. Фиск забрал десяток мечей, отсыпав за них две сотни кусков руды. В придачу к руде он дал моему близнецу отличный клинок «Наказанье Рудокопа» — короткий легкий меч, острый, как бритва. И очень красивый. По клинку были выгравированы узоры. Я сразу положил на этот клинок глаз. Будет мой, на фига магу меч? Торговец еще перекладывал в нашу котомку какие-то предметы, под присмотром Роша, но я уже не смотрел. Я разглядывал Идола Парвеза. Колоритный мужик: лысый, вся морда в татуировках. В профиль — вылитый Чингачгук. Идол курил самокрутку из болотника. Запах от этой самокрутки был — мама не горюй. Пахло жженой осенней листвой и, почему-то, горелой бумагой. Попробовать, что ли, болотника? Или, ну его на фиг? Как бы наркоманом не стать, ведь стоит только начать — потом не остановишься. От этих мыслей меня оторвал голос Роша:

— Пошли отсюда.

Я вздрогнул, обернулся и увидел спину моего близнеца, удаляющуюся в сторону Южных ворот.

Догнал я его только у разрушенной башни. Рош, как оказалось, прикупил у Фиска несколько отмычек и теперь вновь ковырял замок старого сундука.

Одна мысль не давала мне покоя еще с вечера, но только сейчас я смог выразить ее словами:

— Слышь, Рош, я одного не могу понять, почему Смарт так мало написала. Какие-то невнятные намеки на Ксардаса. Могла бы ведь и поподробнее написать. А?

— А это не Смарт написала, — близнец ковырял замок сундука. Даже не обернулся.

— Как «не Смарт»? — я подумал, что ослышался. — Чего-то я с утра плохо соображаю…

— Не льсти себе, Дрязик. Это — твое обычное состояние.

 — Какое? — тупо спросил я.

— Что не соображаешь, — Рош говорил без тени улыбки в голосе. Серьезно говорил.

— Ладно, это я понял. Я про Смарт ничего не понял, — я решил не обижаться пока на его довольно плоскую шутку. — С чего ты взял, что это не она написала?

— Почерк не ее. — Рош продолжал говорить, повернувшись ко мне спиной.

— Почерк? Погоди, Рош, — я и вправду мало что понимал. — А откуда ты знаешь, какой у Смарт почерк?

— Да уж знаю…

— Откуда? — начал я и осекся. Вот, значит как. Они знакомы. Он знает, какой у Смарт почерк. Возможно, что они вообще встречались в реале. — Вы встречались? Ну, ты и Смарт?

— Не твое дело, — довольно грубо ответил Рош, не оборачиваясь.

Вот как. Как интересно… В сущности, мы ничего не знаем друг о друге. Встречаемся лишь в Сети, под вымышленными никами. Я даже не знал, как выглядят Рош и Смарт в реальной жизни. Но я даже не предполагал, что они знакомы на самом деле.

— Предположим, — осторожно начал я, — что это не ее почерк. Тогда чей?

— Не знаю, — Рош наконец-то открыл сундук. По-моему, он сломал пару отмычек, прежде чем ему это удалось. — Может быть, твой, Дрязик?!

Я чуть не упал от этих слов. Рош повернулся ко мне всем телом, взгляд его не предвещал ничего хорошего.

18.

«Наказанье Рудокопа» — очень хороший меч для начала игры. Легкий — с ним может управляться герой начального уровня. И очень острый — наносит серьезные повреждения, пробивая кожаную броню. С таким мечом даже самому слабому герою не страшны падальщики и шершни. Да и от волка можно отбиться. От одного. Только по одному они не ходят. Одним словом, героя, вооруженного таким клинком, следует рассматривать, как серьезную угрозу для жизни врагов.

Сейчас лезвие этого меча было прижато к моему горлу. А держал этот меч двумя руками сэр Рош. Мой двойник и напарник, мечтающий о карьере мага в мире Готики. Я понимал, что два удара этого клинка для меня абсолютно смертельны, поэтому старался не двигаться. Чтоб не разозлить Роша еще больше.

— Понимаешь, Дрязик, если ты, конечно, на самом деле «Дрязик» — голос Роша звучал очень убедительно. Возможно, что такую убедительность голосу придавала обнаженная сталь, что впилась в мое горло. Не знаю. Мне некогда было думать об этом. Я лихорадочно пытался придумать ответ на обвинения сэра Роша. — Пока я буду называть тебя Дрязиком, если ты не против. Так вот…Это написала не Смарт. И в доме Мада отметился не Дембель.

Во, как! Тогда кто? Чем дальше, тем интереснее… Хотя мне больше всего хотелось, чтоб Рош убрал оружие от моего горла. В таком положении мой мыслительный процесс происходил с большим скрипом.

— Рош, ты не мог бы убрать меч, — мой голос прозвучал странно, как будто я слышал его со стороны.

— Успею, — мой двойник усилил нажим, сталь впилась в мою кожу. По-моему, даже кровь выступила. Что за садистские приемы?! Ведь пытки запрещены, мы же цивилизованные люди.

— Ты что, озверел?! Больно же!!!

— Потерпишь, — будущий маг, похоже, был равнодушен к чужой боли. — Итак, осталось узнать, кто это сделал. И зачем. Говори!

— Чего говорить? — я соображал с большим трудом. Такая резкая перемена в сюжете была для меня неожиданной.

— Ты написал?

— С ума сошел?! На фига мне это? Я вместе с тобой сюда попал. Ты что, забыл?!

— Не забыл. Когда я тебя увидел, ты уже был. Может быть, ты там был раньше и ждал моего появления? Откуда я знаю. Я даже не уверен, что ты — Дрязик.

— Да, Дрязик я! Как тебе это доказать?!

— Как зовут Робеспьера в реале? — Рош несколько ослабил давление стали на мое горло.

— Петр!

— Это ничего не доказывает. Это — все знают… — мой двойник не собирался меня отпускать.

— Рош, спроси, какую фразу я вычеркнул из твоего «Пути Мага», а ты потребовал ее обратно вписать. Это никто кроме тебя и меня не знает, — я, наконец, смог родить трезвую мысль.

— Ну, и какую? — с подозрением в голосе спросил Рош.

— Я вычеркнул фразу «маг использует для достижения своих целей других людей».

— Правильно, — сказал мой двойник. Мне послышалось в его голосе сомнение, но оружие от моего горла он убрал. Я провел рукой по тому месту, где только что была сталь. Крови не было. Значит — показалось.

— Тогда, кто? — Рош смотрел на меня, как на врага. Меч он держал двумя руками прямо перед собой. В непосредственной близости от моего лица. Слишком близко, по-моему.

— Откуда я знаю… — я отступил на шаг назад. — Я не знаю, Рош. Для меня это все — загадка. Я-то не знал, что у Смарт другой почерк. А про Дембеля ты как понял? Тоже почерк узнал?

Сэр Рош опустил меч вниз, но не убрал его, а продолжал держать в руке. Не доверяет, значит — подумал я.

— Я почерк Дембеля не знаю. Я Дембеля знаю, он на такое не способен — матерные слова на стенах царапать. Он, конечно, не ангел. Но на такое свинство не способен. Я тебе, Дрязик, это точно говорю.

— Ладно, пусть так. Тогда кто?

— Кто-то еще. Не Смарт и не Дембель. Но кто-то, кто про них знает. Кто-то из наших. — Рош посмотрел мне прямо в глаза. — И я его найду, чего бы мне это ни стоило. Найду и узнаю, зачем все это.

— Здорово похоже на ловушку, — теперь, когда ничего не угрожало моей жизни, мои мысли бежали быстро. Быстрее, чем я мог их выразить.

— Ловушка, ха! — Рош рассмеялся злым смехом. У меня аж мурашки по спине побежали. Такие, с кулак размером. — Не придумали еще на меня ловушку, Дрязик.

— А может, это не на тебя ловушка…

— Тогда на кого? — не понял Рош.

— На меня, — эта мысли мне была очень неприятна. Но она была очень похожа на правду.

— На тебя??? — У Роша даже челюсть отпала. — Да кому ты нужен?

— Значит, кому-то нужен…

19.

Руда — главное богатство в мире Готики. Она обладает магическими свойствами. Оружие, изготовленное из этой руды, тоже наделено магией. Даже если использовать ничтожно малое количество руды при изготовлении оружия из обычной стали, то такое оружие никогда не затупится и не сломается. Именно такое оружие требовалось королю Миртаны для победы над ордами орков. Именно поэтому руда так ценилась. Именно поэтому мы оказались здесь. Под Куполом. В тюрьме. В тюрьме, где добывалась руда.

Рош рассматривал кусок руды, вертя его перед глазами. Тонкий лучик солнечного света проникал в дыру в стене поваленной башни, и в этом луче руда вспыхивала фиолетовыми искрами. По-моему, ничего интересного. Похоже на кристалл медного купороса. Очень большой кристалл. С фиолетовыми прожилками. И чего Рош там разглядывает?

— Слушай, а нельзя один кусочек с собой утащить, когда мы отсюда вернемся домой, — голос Роша был тих.

— Рош, я тебе сколько раз объяснял. Нас тут нет. Это все, — я обвел вокруг руками, — не настоящее. Это — Игра. А мы сейчас — каждый у себя дома сидит. И в монитор пялится. Это нам только кажется, что мы тут вживую. Такой фокус подсознания. Нас тут, на самом деле, нет. И забрать мы отсюда ничего не сможем.

— Ну, да… ну, да, — Рош кивнул головой, не отрывая взгляда от синего кристалла. — А ты точно в этом уверен? Может, как-нибудь можно утащить? Небольшой же кусочек руды…

— Нельзя! Пойми же, наконец. Ничего этого нет. И нас тут нет. И руды этой нет. — Я начал сердиться. В самом деле, сколько можно. Я же ему уже несколько раз все объяснил. Разжевал все, разложил по полочкам. Так нет же — он опять за свое.

— Ладно, нельзя — так нельзя, — сказал Рош, однако один кусок руды засунул себе за пазуху. Думал, что я не замечу. Ну и фиг с ним. Чем бы дитя ни тешилось…

Если честно, влечение Роша к магической руде меня нисколько не трогало. Меня волновало совсем другое — неведомый враг, который приготовил для нас… вернее, для меня… ловушку.

— Рош, я так думаю. Если нас заставляют идти к Ксардасу, значит — там и ловушка.

— И? — Будущий маг прятал руду в сундук и, похоже, не вник в мою мысль.

— Нам нельзя к Ксардасу идти! Понимаешь ты это?

— Не ори на меня, — Рош поднялся на ноги. — А куда нам еще идти, как не к Ксардасу?

— Ты серьезно?

— Серьезнее некуда.

— Это же верная смерть. Или еще что похуже, — страх сдавил мое сердце.

— Не боись, Дрязик, — Рош мне подмигнул. — Враг, кто бы он ни был, не ожидает, что нас будет двое. Поэтому мы и выиграем.

Я был в этом не уверен. Что мы знаем о Враге? Ничего. Мы не знаем, кто он. Не знаем, что он хочет от нас…то есть, от меня. Возможно, что в Старом Лагере у Врага шпионы… И Враг уже знает, что нас двое. Вполне возможно. Эта мысль показалась мне очень важной… Что-то важное, что-то, что я просто не заметил. Видел, но не заметил.

— Погоди, Рош. У меня сейчас мысль мелькнула… А что, если у Врага есть шпионы в Старом Лагере? И Враг узнает, что нас — двое?

— Кто шпион? — мой близнец, похоже, не верил в это. — Диего, что ли?

— Нет, не Диего. Шпион — это тот, на кого подумают в последнюю очередь. А Диего сразу в глаза бросается, приперся к началу уровня, чтоб с нами поговорить. Нет, Диего отпадает. Да и не верю я, что Диего станет шпионить для кого-то.

— Тогда кто? — Рош не собирался напрягать извилины для поиска ответа на этот вопрос.

В самом деле, кто еще. С кем еще мы общались в Старом Лагере. Стражники у ворот. Фиск. Идол нас видел. Мордраг? Декстер? Не то… Кто-то, совсем незаметный. Незаметный, но вездесущий. Тот, кто может передвигаться по Лагерю, не вызывая подозрений. Кто-то, кого не воспринимают всерьез.

И тут до меня дошло:

— Рош, — заорал я. — Я понял. Я понял, кто шпион!

— Чего орешь? — Будущий маг смотрел на меня снисходительно. — Дошло, наконец? Медленно же ты соображаешь…

— Ты что, догадался? — я был неприятно удивлен этим.

— Давно догадался.

— Ну, и кто это, по-твоему? — я вложил в свои слова весь сарказм, на который был способен.

— Мад, — просто ответил Рош.

20.

Сэр Рош ушел за Мадом. А мне велел ждать в разрушенной башне. Я предложил поискать Мада вместе, но Рош отверг эту идею. Сказал, что сначала хочет поговорить с Мадом сам. С глазу на глаз. По всему выходило, что близнец мне не доверяет. Ну и фиг с ним.

Я присел на кровать, что стояла в башне. Шум Лагеря почти не проникал сюда. Было сумрачно и прохладно. Меня начало неудержимо клонить в сон. А что? Пока этот маг-недоучка ищет придурка Мада, я могу и поспать. Вообще-то, сон герою в Готике не нужен. Сон лишь восстанавливает здоровье и ману. Герой игры может не спать годами без ущерба для здоровья. Но я-то был живым человеком, пусть и в вымышленном мире Игры. И я хотел спать.

Сон налетел на меня так быстро, как будто только и ждал момента, когда я закрою глаза. Я провалился в темноту…

И мне приснился сон. Это странно звучит: быть вне реальности и при этом еще видеть сны. Но сон был. Яркий, красочный.

Мне снится, что мы стоим с Рошем у портала. Я знаю, что этот портал — путь домой. И стоит только сделать шаг, как вернешься в свой мир. Я уже хочу войти в портал, но слышу сзади шум битвы. Я оборачиваюсь — сэр Рош, в одеянии мага Огня, отчаянно отбивается от отряда орков. Он посылает молнии и шары огня в тварей, пара орков уже валяется на земле. И тут появляется Враг. Я не вижу его лица, но сразу понимаю, что именно по его воле мы с Рошем оказались здесь. Именно он натравил на нас орков. Он не хочет, чтоб мы уходили домой. И поэтому нам придется его убить. Это — единственный способ выбраться отсюда.

Рош тоже видит Врага. Сбив молнией ближайшего орка, маг Огня разворачивается к Врагу и разводит руки в стороны. Над головой Роша сгущаются тучи, в разведенных руках вспыхивают огни, в правой руке — красно-рыжий, в левой — нестерпимо-голубой.

Я понимаю, что могу просто сделать шаг — и вернуться домой. Мне никто уже не может помешать. Но я также понимаю, что не могу оставить Роша один на один с врагами. И я разворачиваюсь, выхватываю из-за спины двуручный меч, бросаюсь в гущу орков. Меч входит в покрытые мехом тела нелюдей почти беззвучно…

И тут портал за моей спиной исчезает. Просто растворяется в воздухе. Я чувствую это спиной, я оборачиваюсь — портала нет. Единственная надежда на возвращение исчезла. Тишина заставляет меня обернуться назад, к месту боя. Никакого боя нет — орки присели на землю и отдыхают, Рош опустил руки вниз и смотрит на меня с неприятной усмешкой. А Враг стоит рядом с моим близнецом и тоже посмеивается довольно злорадно. Они победили! Они не выпустили меня из мира Готики. Рош заодно с Врагом. И они обманом заставили меня остаться здесь. В Игре. Навсегда. На меня накатывает такое отчаяние, что сердце сжимается и останавливается. Я падаю на землю, сердце не бьется, но я еще вижу, как Враг пожимает Рошу руку, а тот, в ответ, хлопает Врага по плечу. До меня им нет дела. И я умираю…

— Дрязик, — я слышу свое имя. Голос идет издалека…

— Дрязик, просыпайся! — Рош тряс меня за плечо. — Просыпайся, нашел время спать. Да просыпайся же!…

Я мотнул головой и сел на кровати. В голове было пусто, лишь остатки сна еще шевелились в каких-то уголках сознания. Я еще раз встряхнул головой, просыпаясь окончательно. Сэр Рош стоял передо мной очень встревоженный.

— Дрязик, все очень плохо. Мад ушел. Быстрее, мы можем его догнать! — эти слова мой близнец проорал уже на ходу. Я двинул за Рошем. «Что-то мне сейчас важное приснилось» — я пытался вспомнить свой сон.

— Быстрее, Дрязик!

— Иду я уже, иду…— я отбросил мысли о сне и перешел на бег.

:: версия для печати версия для печати :: оглавление оглавление :: наверх наверх :: назад назад :: вперёд вперёд ::



Рейтинг@Mail.ru The entire contents of this web site are © 2002-2007 by Snowball Gothic Community. Portions are © 1995-2007 by Snowball Avalanche LLC. All rights reserved. При цитировании ссылка обязательна. По всем вопросам пишите на akmych@myrtana.ru. Version 2.3.0. Rambler's Top100