Проект Готика

Отражение. Главы 01—10

Автор: Drazik
Дата публикации: 15.05.2005
Дата последнего изменения: 15.03.2017

01.

Я лежал в воде. Было мокро и холодно. Сознание еще мутилось. Память возвращалась нехотя. Я с трудом вспомнил, как играл в Готику и, вроде, задремал… Мне снился сон про Готику, я разил орков острым мечом… что дальше… не помню… Отрывки сна и яви путались в моей голове. Челюсть болела неимоверно. Вот. Вспомнил, я получил удар в челюсть от какого-то верзилы. Только не помню, за что. Лежать в воде было холодно, и я встал на четвереньки. Это простое движение усилило боль в голове. Мысли отлетели, под черепушкой осталась только боль. Постояв некоторое время и свыкнувшись с болью, я смог посмотреть по сторонам. В воде, недалеко от меня, лежал человек. Судя по громкому мату — мужчина. Одет он был в точности, как герой в самом начале Готики. Это было похоже на сон, только боль в моей голове была слишком реальной. Не переставая материться, мужик тоже встал на четвереньки и посмотрел на меня.

— …твою мать! — с чувством сказал он.

— Не понял, — я смотрел на него безо всякого интереса, меня больше интересовало то, смогу ли я без посторонней помощи встать на ноги.

— Ты кто? — мужик протянул в мою сторону палец. Опора на три точки оказалась недостаточной, и мужик рухнул в воду.

Я еще плохо соображал, поэтому брякнул свой сетевой ник:

— Дрязик.

— Дрязик???? — мужик снова принял устойчивое положение. Он был явно удивлен моим именем. Я даже не пытался понять, почему. Делая попытку встать на ноги, я сосредоточил на этом все свое внимание. Наконец, мне удалось подняться. Мужик стоял на четвереньках и пялился на меня снизу вверх. Ну и рожа!

Кажется, я сказал это вслух.

— На себя посмотри, — тут же отреагировал мужик и прибавил пару отборных ругательств.

В самом деле, я посмотрел на свое отражение в воде и увидел в точности такую рожу, как и у моего собеседника. Я узнал это личико — именно так выглядит главный герой Готики. Ага, значит, я еще сплю. Странно, что я это осознаю. Обычно во сне не знаешь о том, что спишь. Ну, да ладно. Мне стало интересно. Просыпаться я не хотел, ведь то, что я понимал иллюзорность своего сна, открывало передо мной новые возможности. Только боль в голове мешала мне полностью насладиться этим прекрасным сном. Я решил не обращать на боль внимания. В конце концов, она мне тоже только снится.

— А ты кто? — спросил я своего мокрого собеседника-близнеца.

— Я? — близнец попытался встать. — Я — Рош! — гордо закончил он, потерял равновесие и ухнул в воду.

Сон становился все интереснее. Рош. Сэр Рош. Как он пробрался в мой сон? Все это шутки подсознания. Когда проснусь, надо этот интересный сон записать, а то забуду…

Сэр Рош, тем временем, снова поднялся. Он оглядывался по сторонам и, похоже, мало что понимал. И в этот момент до нас донеслось покашливание. Мы с Рошем синхронно развернулись на звук. На берегу стоял Диего.

02.

— Меня зовут Диего, — хорошо поставленным голосом сказал призрак из Старого Лагеря.

— Э-э…, — начал сэр Рош, но Диего перебил его:

— Я не хочу знать, кто ты такой.

По-моему, Диего вел себя невежливо. Мог бы, хотя бы, поздороваться.

— Привет, Диего, — сказал я. — Как жизнь?

— Ты только что появился здесь, — ответил мне Диего. Странно, но во сне не все логично.

Ладно, буду считать это за ответ на вопрос «как жизнь?».

Сэр Рош решил поучаствовать в разговоре:

— Это ничего, что нас двое? — с заметным ехидством в голосе спросил мой двойник.

— Я присматриваю за новичками, — Диего продолжал гнуть свою линию. — Если ты хочешь пожить еще немного, ты должен поговорить со мной.

Это прозвучало как угроза. Рош сразу подобрался и твердо встал на ноги. Выражение лица стало злым. Кулаки сжались. Я подумал, что пора вмешаться, но тут новый приступ головной боли смазал реальность вокруг меня.

— Ты мне угрожаешь? — Рош шагнул к Диего. — Да кто ты такой, вообще, чтоб мне угрожать?

— Конечно, я не собираюсь мешать тебе покончить с собой, — на лице Диего не дрогнул ни один мускул. Он продолжал говорить спокойно.

— А я и не собираюсь подыхать, — заорал сэр Рош, подскакивая к призраку почти вплотную.

Боль отпустила мою бедную голову, и я понял, что надо вмешаться немедленно. Я подскочил к Рошу и принялся оттаскивать его от Диего…

— Да кто он такой, мне угрожать, — орал Рош. — Пусти меня, я ему щас покажу, кто из нас вперед подохнет.

— Тихо, успокойся… — я с трудом оттащил своего двойника на безопасное расстояние.

— Что ты думаешь? — спросил Диего. К кому из нас он обращался, я не понял.

— А не пошел бы ты, дядя! — грубо ответил сэр Рош.

— Это твое решение. Рад был познакомиться. — Призрак повернулся к нам спиной и ушел.

Рош смотрел ему вслед с ненавистью.

— Пусти меня, чё прицепился, — мой близнец вырвался. Я подумал, что он сейчас кинется вслед Диего, и приготовился его снова схватить. Но Рош продолжал стоять на месте. Затем он перевел взгляд на меня:

— Слышь, Дрязик. Чё то я не понял. Мы где?

Вот тебе и раз. Интересный сон, чем дальше, тем интереснее. Только бы не проснуться.

— Рош. Ты в моем сне, — я решил сказать правду. Ну, и посмотреть, что будет. Интересно же, как продукт сна отреагирует на заявление о том, что он — сон.

— Это чё, я тебе приснился? — Рош вдруг развеселился. — Слышь, Дрязик, ты не обижайся, но этот сон — мой. Это ты мне снишься. Понял?

Во, как! Я смотрел на веселящегося двойника и ничего не понимал. Во сне так не бывает. По-моему. Или бывает? Как узнать, что вокруг сон? Надо проснуться. Я честно попробовал проснуться… И у меня ничего не получилось. Рош понял, видимо, что я пытаюсь сделать, и спросил:

— Че, Дрязик, проснуться хочешь? — мой близнец мерзко хихикал. Так бы и дал по роже!

Ладно, попробую по-другому:

— Рош, кончай ржать! Ничё смешного. Если это твой сон, тогда ты проснись.

Рош перестал хихикать. На его роже, по-другому и не скажешь, проступили следы умственного напряжения. Настала моя очередь повеселиться:

— Ну, и? Рош, просыпайся! Труба зовет! Ну, что же ты? Давай, просыпайся!

Рош сделался красным, видимо, от сильного умственного напряжения. Он начал щипать себя, а затем впился зубами в собственную ладонь. Это было смешно. Честно. Это было очень смешно. И я засмеялся.

— Рош, хочешь, я тебя тоже укушу, — сквозь смех простонал я. Рош отпустил свою ладонь и кинулся на меня. Я не удержался на ногах, и мы упали в воду. В моей голове вспыхнула звезда боли. Очень-очень горячая и яркая звезда. Мир вокруг померк.

03.

Мы выбрались на берег мокрые и злые. Рош на меня здорово разозлился, а я уже успокоился. Холодный ветер пронизывал до костей. Очень уж реально для сна. Меня начал бить озноб, Рош рядом тоже стучал зубами. Видимо, мысль об излишней реальности сна тоже пришла ему в башку:

— Дрязик, а это точно сон? — Рош был очень серьезен. — Ну, в том смысле, ты уверен, что это — сон?

Вот это я называю «правильно поставленный вопрос». После его слов я вдруг ясно осознал, что мир вокруг нас излишне реален и логичен. Во сне так не бывает. Вроде. Во сне всегда присутствует некоторая нелогичность, просто она именно во сне и незаметна. Только когда проснешься, понимаешь, что логики было мало. Как бы еще проснуться.

— Рош, ты чего помнишь, как сюда попал?

— Играл в Готику. Потом заснул, вроде, прям за компом. Проснулся уже здесь, в воде. А потом это Диего приперся, — ответил мой двойник, почти не задумываясь.

Очень интересно. Просто история моей жизни.

— Рош, — начал я осторожно, — я раз читал в одной книжке, как один мужик попал внутрь игры.

— В какой книжке? — Рош, похоже, не понял. — Чё ты придумал, Дрязик. Чё за книжка?

— Да неважно, что за книжка. Главное, что он попал внутрь игры. Тоже сидел вечером перед монитором…и, раз! Очутился в игре. Живьем. Может, и мы с тобой… А?

— Ну, и как он выбрался, мужик этот? — Рош мне не верил. И не скрывал этого.

— Как-как. Прошел игру до конца. И очнулся около своего компа, — я видел, что Рош мне совсем не верит, но я уже был уверен, что все так и есть. Что попали мы с Рошем в игру. И эта мысль совсем меня не радовала. Да что там, страшно мне стало. Руки и ноги вроде и так холодные были, но тут враз ледяными стали. И в лице я, видать, переменился. Потому что Рош сразу мне поверил. Тоже серьезен стал, все ехидство его исчезло:

— И че нам делать, Дрязик? Не могу я тут оставаться, у меня дел по горло.

— Играть, сэр Рош. Проходить игру до конца, я других способов просто не знаю.

04.

Потом мне пришлось пересказать Рошу ту книжку. Три раза. Он требовал все новых подробностей, и это начало меня злить. Я очень замерз, голова болела неимоверно, и хотелось есть. И еще хотелось справить естественную нужду. Очень.

— Если я сейчас здесь отолью, это не оскорбит ничьих религиозных чувств?

— Что? — обалдело уставился на меня двойник.

— Это был риторический вопрос. Отлить мне надо, — я отошел к скале и отлил. К счастью, в игре такая возможность была. И легче мне стало!

Рош в полном молчании наблюдал за мной. Воспользовавшись паузой, я сказал:

— Ну что, пошли Купол взрывать?

— Погоди, — Рош и не думал вставать на ноги. — Ты за сколько дней Готику прошел? За сколько игровых дней?

— Я точно не помню… По-моему, за 27 дней.

— А я — за 20. И это при максимальной скорости прохождения. Пер напролом, не отвлекаясь на второстепенные квесты.

— Ну, и? — я ничего не понял, при чем тут это? Какая разница, за сколько игровых дней, ведь в Готике время бежит быстрее, чем в реальном мире. Намного быстрее. — Какая разница, Рош? Чего-то я не пойму. В реале это заняло у меня 36 часов чистого времени. Из этого и нужно исходить. Нас — двое, поэтому мы можем пройти игру часов за 14, я думаю.

— 14 часов?! — взвыл Рош. — Ты, Дрязик, шутишь? Мне в 9 утра надо быть в одном важном месте, я не могу 14 часов играть.

Рош был в отчаянии. Видать, действительно важное место ждало его в 9 утра. Я пытался его как-то взбодрить:

— Фигня, будем идти быстро, только основные квесты. Все будем делить пополам, чтоб быстрее. Например, я в Старом Лагере квесты выполняю, а ты, в это время, в Новом. Быстро управимся.

Если честно. То я сам в это не очень верил. Рош оживился:

— Дрязик, а опыт? Опыт тоже на двоих делиться будет? Хрень получится тогда. Ты об этом подумал? Когда бы я успел об этом подумать? Конечно, не думал.

— Знаешь что, Рош. Пойдем уже, по дороге думать будем, — мне не хотелось отвечать на его вопрос, я решил сменить тему. И вообще. Сколько можно разговаривать?

— Надо было Диего дать по морде пару раз, — задумчиво сказал мой двойник, поднимаясь на ноги. — И оружие забрать…

— Ты сам-то понял, что сказал? У Диего 999 уровень. И он — бессмертный. Как ты себе это представляешь?

— А нас, зато, двое. Один бы его держал, а второй — надавал по репе. Справились бы…

Похоже, что с таким подходом к жизни у Роша будут бо-о-ольшие проблемы.

05.

Со стороны это выглядело, наверное, забавно. Два совершенно одинаковых человека, громко споря, шли по дороге к Старому Лагерю.

— Рош, ты не прав. Он бы нам накостылял. Это я тебе, как доктор, говорю.

— Да ни фига, Дрязик. Ты бы его держал, а я бы у него лук и меч отнял.

— Ты пойми, что я б его не удержал. У меня силы 10, а у Диего… Страшно сказать.

Мы с Рошем прошли ворота с двумя стражниками наверху. К счастью, Рош был так увлечен нашим спором, что не обратил на них внимания. Около заброшенной шахты мой двойник раздавил ногой мясного жука, присел и начал копаться в остатках мерзкого создания.

— Ты чего это? — с тревогой спросил я. С детства не люблю насекомых. Бр-р-р.

— Дрязик, это ж 4 единицы здоровья. И в пищу можно использовать.

— На фиг! Сам ешь. Гадость какая… Меня сейчас стошнит, — меня и правда, начало подташнивать. Голова снова начала болеть. Боль была тупой, пульсирующей.

Рош тем временем расковырял жука и вытащил из него кусок склизкого мяса. Я отвернулся.

— Дрязик, а куда складывать?

Довольно грубый ответ промелькнул в моей голове, но вслух я сказал:

— Положи в инвентарь.

— Так нет же инвентаря. Ты что, издеваешься? — голос Роша звучал обижено.

И в самом деле. Где инвентарь? Нету. Даже карманов нет. Куда имущество складывать? Непонятно.

— Да брось ты, Рош, эту гадость. Все равно складывать некуда. Бросай, а то меня сейчас наизнанку вывернет, — я говорил серьезно.

Мой близнец с сожалением бросил мерзкий желеобразный кусок жука на землю и вытер руки об штаны. И тут же принялся открывать старый сундук, что стоял у входа в заброшенную шахту. Я прошел чуть дальше и подобрал кирку. Какое никакое, а все же оружие. Тут передо мной во весь рост встал вопрос о том, как эту кирку таскать. Ну, не держать же ее все время в руках.

— Слушай, у тебя там веревки нету? В сундуке?

— Что? — Рош оторвался от разглядывания внутренностей сундука.

— Ну, веревки нету? Мне надо кирку как-то на спину привязать. Вот, кирку нашел, — я продемонстрировал свою находку.

— Кирка, — нос Роша скривился. Видимо, это он так пренебрежение выказал. А может, еще чего. Я еще его гримасы плохо понимал. — Я знаю, где хороший меч лежит.

Мой близнец вскочил и помчался вверх по склону. К хлипкому мостику, что был перекинут над дорогой к Лагерю. Я вспомнил, что там, на верху, действительно, есть ржавый меч.

— А-а-а! — дикий вопль сэра Роша множился эхом. — Скотина! Тварь! Сдохни!

Дальше — сплошной мат. Я рванул наверх, чувствуя, что дело плохо.

Когда я добежал, все было уже кончено. На земле сидел Рош и держался двумя руками за ногу. Из-под пальцев сочилась кровь. Рядом валялся дохлый кротокрыс. Мерзкое животное, даже отвратительнее мясного жука.

— Он меня укусил, — сэр Рош дышал очень часто. Кровь из-под пальцев, зажимающих рану на ноге, продолжала литься. Сколько же в человеке крови…

Вот незадача. Надо рану перевязать. Как назло, нет ни бинтов, ни йода, ни перекиси водорода. Вообще ничего нет. Я запаниковал.

06.

Рош отнял руку от раны. Выглядела она ужасно: из ноги был просто вырван кусок, кровь лилась рекой. Я понимал, что нужна операционная. Хорошо, если артерия не задета…

— Рош, надо жгут на ногу наложить. Щас поищу чего-нибудь подходящее.

— Ты че, Дрязик, с ума сошел. Какой жгут? Мы же в игре. Вырежи мне вон из кротокрыса кусок мяса. Это 10 единиц здоровья, должно хватить… И еще, посмотри, здесь должна бутылка шнапса валяться, я помню. Надо боль приглушить…

Рош был прав. Мы были в игре, и нужно было действовать, исходя из этого. Я взял ржавый меч у своего двойника и принялся вырезать из спины кротокрыса кусок мяса. Шкура у этого мерзкого животного была крепкой, и я изрядно попотел, пока вырезал подходящий кусочек. Нацепив его на кончик меча, я протянул его Рошу. С куска мяса капала кровь. Меня мутило.

— Вот. Только я отвернусь, не могу я видеть, как ты сырое мясо жрать будешь.

— Да чё то аппетита нет, — протянул Рош. — Слышь, Дрязик, ну его на фиг — это мясо. Насобирай мне лучше голубики, мы мимо проходили, я видел. У шахты. Голубика — 10 единиц жизни. И дай мне шнапсу, сильно нога болит.

Я подобрал с земли бутылку шнапса и протянул ее Рошу. Он сорвал пробку и припал к горлышку. В ту же секунду он выплюнул все на землю и зашелся в кашле…

— Ты чего, Рош? — я подумал, что шнапс был слишком крепок.

— Там…там…кх…кх… Дрязик, там уксус! — мой близнец еле выговорил сквозь кашель.

Я взял бутылку и понюхал. Действительно — уксус. Видать, бутылка пролежала здесь слишком долго, и шнапс перебродил в уксус.

Я побежал собирать голубику, нашел 4 здоровенных ягоды и кинулся назад. Рош лежал на земле, глаза его были широко открыты.

— Рош!!! — заорал я.

— Ты че орешь, Дрязик? — Рош привстал и повернулся ко мне. — Принес?

Я отдал ему ягоды, он жадно запихнул их в рот. Я смотрел на рану на ноге — кровь уже свернулась, но рана производила ужасное впечатление. На моих глазах она начала затягиваться. С каждой съеденной ягодой Рошу становилось лучше, а рана почти затянулась. Доедая последнюю голубику, мой двойник поднялся на ноги. Выглядел он абсолютно здоровым, даже шрама не осталось. Только вырванный кусок ткани из штанов свидетельствовал о схватке с кротокрысом.

— Ну, Дрязик, живем! — Рош радостно подпрыгнул на месте. — Пошли имущество собирать!

07.

Через некоторое время два близнеца брели вниз по горной дороге к Старому Лагерю. На ремнях, вырезанных из шкуры кротокрыса, болталось оружие — ржавый меч и кирка. За спиной одного из близнецов висела котомка, сделанная непонятно из чего. Явно, шкура кротокрыса сгодилась и здесь. Из котомки торчали оперения нескольких стрел и горлышко бутылки с пивом.

— Дай пива, — скулил один близнец. — В горле пересохло у меня от кровопотери…

— Не дам, — без всяких эмоций ответил второй, — не фиг! Оно нам для другого пригодится, а ты — перебьешься. На фига всю голубику сожрал? Оставил бы мне хоть одну ягодку. Может, от головной боли помогло.

— Свинья ты, Дрязик. Жадная свинья, хуже Онара, — Рош опять начал ругаться.

— Отцепись, алкоголик хренов. Ты уже попробовал шнапсу, хватит с тебя.

— Там не шнапс был, а уксус… Ой, что это?

Из-за дерева вышло НЕЧТО. Больше всего это было похоже на динозавра из фильма ужасов. Маленького синего динозавра. Помесь птеродактиля со страусом. По башке и хребту тянулись костяные наросты. Здоровенные лапы оканчивались ужасными когтями. Тварь издавала неприятные звуки и была настроена очень недружелюбно.

— Это же падальщик, Рош. Ты что, падальщика не узнал?

— А почему он синий?

— А какой он должен быть, по-твоему?

— Ну, не синий… Типа коричневый…

— А у меня он синий! У тебя как видеопараметры настроены?

— Дрязик, осторожно!!!!

Тварь кинулась на меня, решив, что я — самая легкая добыча. Препираясь с Рошем по поводу цвета падальщика, я так увлекся, что даже не достал кирку. Мой двойник кинулся на помощь, размахивая ржавым мечом, но гнусное создание уже ударило меня своим крепким клювом в живот. Я рухнул навзничь. Если сказать, что было больно, то это будет неправдой. Болью ЭТО назвать нельзя… Мои глаза заволокла кровавая пленка. Сквозь красный туман я смутно различал, как сэр Рош лупит ржавой железякой падальщика по башке. Сознание было готово ускользнуть от меня, я даже перестал чувствовать боль…

— Писец котенку! — вопль сэра Роша вернул меня из небытия. Я приподнялся на локте и посмотрел на то, что еще недавно было моим животом. Непонятно, почему я еще был жив. По-моему, я должен был умереть мгновенно.

— Дрязик, я щас… Потерпи… — Рош судорожно искал что-то между деревьев.

Я закрыл глаза. Смерть, в сущности, неизбежна. Рано или поздно. Мысли путались…

— Вот, ешь! — мой двойник буквально силой заставил меня съесть голубику. Затем — еще одну.

Мне стало легче. Сознание прояснилось, боль совсем прошла. Я поднял голову. Вокруг меня была кровь. Моя кровь. Много. Сэр Рош держал на ладони еще одну ягоду голубики:

— Вот, Дрязик. Ешь. Я много нашел. А птицу я прибил, не переживай…

08.

Второго падальщика мы убили вдвоем довольно быстро. Я обзавелся старым мечом, кирку пришлось бросить. Рош предложил сделать тайник и спрятать кирку туда, но я сказал, что это бессмысленно. Во-первых, кирок еще по Рудниковой Долине валяется до фига, а во-вторых, никто ее не возьмет. Так и будет лежать там, где мы ее бросили. Рош, подумав, согласился. Мы продолжали спускаться по дороге к Старому Лагерю, как Рош вдруг спросил:

— Дрязик, а сколько щас времени?

— Чего? Ты что, ошалел? Откуда у меня часы?

— Ну, хоть примерно.

— Не знаю, отстань. День, видишь — светло. Зачем тебе?

— До 12 ночи надо успеть в Замок Старого Лагеря пробраться, — что-то прикидывая в уме, сказал Рош.

— На фига?

— Ты что, забыл? Велайя купаться будет. И тут вхожу я… — Рош мечтательно прикрыл глаза. Нет, я ему точно по роже стукну. Сил никаких нет терпеть это безобразие. Сексуальный маньяк! Нас тут по 10 раз убить могут, а он о Велайе мечтает. Я здорово разозлился.

— Ты, блин, под ноги смотри. И по сторонам. А то живыми до Старого Лагеря не доберемся.

— Ты, чего, Дрязик, — Рош обиженно открыл глаза.

— А ничего! — зло сказал я. — Видел я, как ты дерешься мечом. Как палкой им махал. Фехтовальщик хренов!

— Я, между прочим, маг! — Рош задрал нос кверху. — А нам, магам, не пристало всякими мечами махать. Вот погоди, доберемся до магов огня — сам увидишь. Я тебе покажу, в чем сила. Я тебе, Дрязик, такое покажу…

Руки мои просто чесались. Дать в репу начинающему магу — это даже не грех. Это даже, наоборот — благородный поступок. В воспитательных целях. Для повышения уровня уважения к воинам и прочим простым смертным. Я уже даже замахнулся, и тут Рош заорал:

— Старый Лагерь!

09.

Калейдоскоп — это такая детская игрушка. У меня была такая в детстве. Заглядываешь в маленькое отверстие в одном конце картонной трубки и видишь, как по воле зеркал из цветных осколков стекла складываются волшебные узоры. Каждый поворот калейдоскопа рождал новый узор.

Вот и сейчас перед глазами у меня кружили разноцветные кусочки, но в общую картину они не складывались.

Синий. Рош кричит:

— Старый Лагерь!

Красный. Красные черепичные крыши Старого Лагеря. Башня.

Синий. За Лагерем в синей дымке — гора с остатками древней крепости на вершине.

— Это форт на Багровом Холме, — говорит Рош авторитетно. — Я у Химеры читал об этом.

Красный. Я собираю голубику. Странно, но голубика в мире Готики именно красного цвета.

Зеленый. На моем пути целебная трава. Я вспомнил ее название — серафис. Рош орет:

— На фига ты сорняки собираешь?

Синий. Река. На островке посредине бродят жуткие монстры.

Рош опять радостно кричит:

— Дрязик, щас мы с тобой отличную одежку раздобудем! — он несется вниз по дороге, размахивая мечом.

— Стой! — ору я, но уже поздно. Мой двойник сходу налетает на двух охотников Нового Лагеря и бьет одного из них, Ретфорда, плашмя мечом. Охотники вытаскивают оружие, кричат:

— Убери это чертово оружие!

— Убери оружие, убери!

Но Рош, как обезумевший, размахивает мечом и бьет Ретфорда снова и снова. Я уже близко, сейчас я оттащу Роша в сторону, сейчас…

…Снова — красный. Красный цвет повсюду. Я вдруг понимаю, что это — кровь. Я лежу лицом в луже крови. Интересно, с кого это столько крови натекло? Эта мысль медленно вспухает в моей голове и меркнет. На самом деле мне это совсем не интересно. Меня больше интересует другое — чья это рука лежит прямо перед моим лицом. Я сделал усилие, пальцы перед моим лицом зашевелились. Значит — это моя рука. Логично. Откуда же столько крови?

Я приподнялся и увидел сэра Роша. Вернее — тело сэра Роша. Почти труп. Почти, потому что одна единичка жизни в нем все-таки теплилась. Как, впрочем, и во мне. Два почти покойника. Мне стало смешно. Все-таки создатели игры что-то перемудрили, ну не может из одного человека столько крови вытечь. Даже из двух не может.

Мой двойник слабо пошевелился. Живой, значит. Хорошо.

Я дотянулся до котомки и вытащил орочий лист. 26 единиц здоровья. Из моих-то 40. Больше половины. На вкус трава была горькой, с ощутимым привкусом пыли. Все равно.

Дожевывая лечебное растение, я почувствовал, как жизнь возвращается ко мне. Мне было все еще хреново, но я, по крайней мере, смог подняться. Меня шатало, как моряка во время шторма, но я склонился над Рошем.

— Рош, съешь траву. Это — серафис.

— Дрязик, отстань. Не буду я сорняки жрать, — слабым голосом прошептал близнец. — Дай мне голубики, а сорняки сам жри.

Значит, мы еще и сопротивляемся гуманитарной помощи?! Я несильно пнул Роша в бок.

— За что?! — взревел будущий маг. Удивительно, одна единица здоровья, а ревет, как здоровый.

— За то! — я передразнил его слова. — Отличн-у-у-ую одежду раздобу-у-удем… Уродец!

Я снова пнул его в бок. Не сильно. Только с воспитательной целью. Сил у Роша не осталось, видимо, он все вложил в свой рев, поэтому близнец прошептал:

— Прости, Дрязик…

После этих слов вся моя злость на Роша бесследно прошла. Я скормил ему остатки голубики. От серафиса он отказался наотрез. Мы поднялись на ноги и, поддерживая друг друга, побрели к мосту, что над рекой около северных ворот Старого Лагеря. На всякий случай я отобрал у Роша меч. От греха подальше.

За спиной у нас два охотника, Рэтфорд и Дракс, как ни в чем не бывало, продолжали свой разговор:

— Это точно не моя проблема…

— Я сомневаюсь, что что-нибудь изменится…

10.

Мы стояли у ворот Старого Лагеря. Предстояло пройти мимо стражи.

— Рош, если ты какую-нибудь штуку отколешь, я тебя сам убью. И я не шучу, — я постарался вложить в свой голос всю серьезность.

— Да ладно тебе, Дрязик…Пошли уже, мне к магам огня нужно.

— Поклянись, что будешь молчать, пока мы мимо стражников не пройдем!

— Ты че, Дрязик, совсем умом тронулся. Это от сорняков у тебя крыша съехала. Ладно, буду молчать… пойдем уже!

— Рош, поклянись. Мы не сделаем дальше ни шагу, пока ты не поклянешься молчать.

— Ну и фиг с тобой, один пойду. Как ты меня уже достал своим занудством. Отвяжись от меня, ты мне — никто. Сам выберусь! — Рош повернулся ко мне спиной и сделал пару шагов к воротам. Внезапно колени его подогнулись, и он упал в пыль. Шатаясь, я подошел к будущему магу. Стражники у ворот наблюдали за нами без интереса. Видимо, навидались всякого.

— Ладно, вставай, маг недоделанный. Вместе пойдем. Вместе влипли в эту историю, вместе и выбираться будем. Обещаю больше тебя не доставать, — я протянул близнецу руку.

— Уйди, ты мне не нужен. Сам справлюсь, — лежа носом в пыли, пробубнил Рош.

— Рош, хорош выделываться. А то — опять пну! — я начал злиться. Я чувствовал себя клоуном на арене цирка. Два клоуна перед Старым Лагерем. Цирк уехал, клоуны — остались.

— Только пинаться и умеешь, — проворчал близнец, опираясь на мою руку.

Мы двинулись к воротам. Рош продолжал ворчать:

— Я думал — ты нормальный, а ты — зануда. И боец из тебя никакой. Как меня угораздило вместе с тобой здесь оказаться? За что мне все это? Говорила мне мама, не играй, сынок, на компьютере. Добром это не кончится. Иди лучше в армию служить — и весело, и прибыльно, и почти безопасно…

— Она действительно так говорила? — недоверчиво поинтересовался я.

— Ну да, — невозмутимо ответил Рош. — Любая мать хочет, чтобы ее дети хорошо устроились в жизни.

Я завистливо вздохнул, даже в такой безвыходной ситуации сэр Рош не потерял чувства юмора. Вот чего мне не хватало: немножко юмора во взгляде на наши неприятности.

:: версия для печати версия для печати :: оглавление оглавление :: наверх наверх :: вперёд вперёд ::



Рейтинг@Mail.ru The entire contents of this web site are © 2002-2007 by Snowball Gothic Community. Portions are © 1995-2007 by Snowball Avalanche LLC. All rights reserved. При цитировании ссылка обязательна. По всем вопросам пишите на akmych@myrtana.ru. Version 2.3.0. Rambler's Top100