Проект Готика

Отражение. Главы 41—53

Автор: Drazik
Дата публикации: 15.05.2005
Дата последнего изменения: 15.03.2017

41.

За мгновение до того, как меня проглатывает абсолютная тьма, я узнаю её. Эту незнакомку. Только это уже ничего не может исправить. Тьма, абсолютная тьма окутывает меня, но я еще могу слышать. Я слышу шёпот:

— Я вам хотела добра… Вы мне еще спасибо скажете…

Я не способен ни на что, я не способен даже удивляться. Но, тем не менее, удивляюсь её последней фразе:

— Необходимо боль вкусить, для осознанья счастья…

Затем я удивляюсь тому, что еще могу удивляться. Вот ведь, даже умереть спокойно не дадут. Я начинаю злиться. Да, в самом деле! Отстаньте от меня всё. Я умер. Всё! Нет меня. Дайте мне обрести долгожданный покой, хочу раствориться в вечности и абсолютной тьме…

Но до меня доносятся слова. Уже другой голос, мужской, зовет меня:

— Дрязик!

Нету меня. Был, да весь вышел. Отстаньте все!

Мужчина не унимается:

— Да, Дрязик же! Просыпайся! Беда!

Ну почему мне даже помереть нельзя спокойно? С этой мыслью я проснулся.

Моим глазам открылась синева неба Готики. Пляж, море. Сэр Рош трясет меня за плечо:

— Просыпайся же! Дрязик!

Я обрадовался, что он жив. Что это был всего лишь сон. Такой яркий, но всего лишь сон.

— Прекрати меня трясти! — я сел на песке. Обрывки сна еще скользили перед моим внутренним взором. — Слушай, Рош, что мне сейчас приснилось…

Двойник мой и напарник посмотрел на меня взглядом, полным боли:

— К черту твой сон! Беда, Дрязик! Орк сбежал!

— Как сбежал? Куда? — я ничего не понимал.

— Не знаю я, как и куда. Сбежал и всё. Пока мы спали.

«Мы»? Ага, значит, Рош тоже заснул… Странно всё это. В Готике герой может спать только на кровати. Иное не предусмотрено игрой. А мы заснули прямо на песке… Такое возможно лишь в случае применения магии «Сон», только в этом случае герой засыпает в любом месте в самых неподходящих условиях. Так неужели? Нет! Не может этого быть! Неужели орк применил на нас с Рошем заклинание «Сон», а сам сбежал? Ерунда какая-то! Для чего ему это всё понадобилось?

Я изложил свои сомнения Рошу. Близнец принялся вопить и размахивать руками:

— Дрязик! Ты ничего не понял! Ты очень добрый и доверчивый! Это же Главный Враг!

— Кто? — тупо спросил я.

— Конь в пальто!! — совсем рассвирепел мой напарник. — Орк конечно! Ну, как же ты не понимаешь…

— Погоди… Он же мог нас убить сто раз, а не убил. И даже защищал. У тебя концы с концами не сходятся.

— Дрязик… — Рош, казалось, сейчас заплачет от моей непонятливости, — он не хотел нас убивать. Не хотел, понимаешь? Он нас хотел задержать здесь надолго, и у него это получилось!

— А банда Квентина? — я не хотел верить в коварство орка.

— Да это всё он и подстроил! Это же ясно! Он с ними договорился, чтоб они явились сюда и ждали в засаде, а потом напали на него, но не трогали нас… Это же элементарно!

Рош произнес это по слогам: «Э-ЛЕ-МЕН-ТАР-НО!». И для верности постучал себя пальцем по лбу.

— Если они заодно, то зачем он их всех убил? — я начал злится. Близнец разговаривал со мной так, как будто я был полным идиотом.

— Убил, не убил… Да какая разница! Они же не люди! Это просто часть программы. — Рош уже говорил спокойным голосом, смотрел на море. — И на фига мы трупы бандитов утопили, даже не сняв с них броню?

— Так, орк велел их похоронить. В море. А броню ведь нельзя снимать, игрой не предусмотрено.

Рош бросил на меня быстрый взгляд и снова отвернулся к морю:

— Игрой много чего не предусмотрено, чего мы тут с тобой натворили. Может, и броню можно было бы снять.

— А, может, орк еще вернется? Может, он погулять пошел? — в моём голосе была надежда. Не верил я, что орк — Главный Враг. Никак не верил.

— Наивный ты, Дрязик, — совсем тихо сказал Рош. — Что делать будем?

А, действительно? Что нам теперь делать. Мы потеряли почти сутки, забрались в глушь, отрезаны от Лагерей, до Башни Ксардаса нам теперь как до луны… И орк знает про наш план, а никакого другого плана у нас нет.

— Надо действовать по плану, — осторожно сказал я.

— Я тоже так думаю, — неожиданно согласился Рош. — Слушай сюда: я пойду сейчас в Старый Лагерь, а ты плыви по морю в Болотный. Найди там Идола Орана и отними дубину. А я приду за тобой прям в Болотный, только в Старом накуплю свитков.

— Ты не пройдешь через лес! — я знал эту дорогу. Монстры всех сортов и размеров подкарауливали неосторожных путников в тени крон деревьев древнего леса.

— Поспорим? — Рош оживился, азартно блеснули глаза.

— Да не буду я с тобой спорить. Вместе пойдем! — я поднялся на ноги.

— Не, Дрязик, я один пойду… Если мы начнем всюду вдвоем ходить, никуда не успеем. Меч отдай мне, а себе возьми что-нибудь, — близнец указал на кучу оружия, оставшуюся после вчерашнего нападения бандитов.

Рош говорит уверенным тоном, мне нечего ему возразить. Я отдал ему меч, пошел к куче оружия и разного хлама, надеясь отыскать подходящее мне оружие. Что-нибудь легкое, но убийственное.

— А что ты там про сон говорил? — спросил двойник. Он подошел к куче с другого краю и принялся вытаскивать из неё лук и стрелы.

— Про какой сон? — я удивленно поднял голову.

— Дрязик, ты говорил, что сон тебе приснился… Что-то интересное?

— Не помню уже, — я и в самом деле уже позабыл свой сон. Что-то интересное и важное, а что, не помню. Так обычно и бывает со снами, если сразу не рассказал — забываешь.

Рош уже экипировался луком, набрал много стрел, прицепил на пояс меч. Выглядел он довольно грозно, но я-то знал, что несколько кротокрысов могут разорвать его на части. А уж более серьёзные монстры справятся и в одиночку. Страшно мне было его отпускать, но спорить с близнецом я не хотел. Всё равно сделает, как задумал. Уж я-то его изучил.

— Ладно, бог с ним, со сном. Жди меня у болотников, я за тобой приду. Твоя задача — отнять дубину у Идола Орана, — Рош отдавал мне приказы таким тоном, как будто он был прапорщиком, а я — зеленым новобранцем. У меня опять зачесались кулаки.

— У нас новый командир? — я старался, чтоб мой голос был максимально вежливым. Видимо, перестарался. Рош обернулся:

— Где?

Тьфу. Хотел подковырнуть его, но ничего не вышло.

— Нигде. Ладно, я поплыл. Жду тебя до вечера. Если тебя нет, я иду тебя искать.

— Ладно, — легко согласился Рош. — Сверим часы?

Я инстинктивно потянул левую руку к глазам. Тьфу, провались совсем. Откуда в Готике часы? Совсем мне близнец голову заморочил.

42.

Я зашел в воду по грудь и поплыл направо, по направлению к Болотному Лагерю. Раздеваться я не стал, вода была очень холодной, а в одежде, пусть и мокрой, я мерз не так сильно. Море было спокойным, плыть мне было легко. Скалистый берег нависал справа от меня, почти закрывая небо. Солнце светило вовсю, вода бликовала… Красота просто неземная: чистая, прозрачная морская вода, песчаное дно видно на большой глубине, скалы справа величественны, небо над головой сводит с ума своей синевой. Да только наелся я этой красоты уже выше крыши. Хочу домой! Хочу в свой реальный несовершенный мир…

Справа я увидел большую пещеру, что была в отвесной скальной стене у самой воды. Несколько деревянных сломанных мостков перед ней, груда старых бочек на берегу возле пещеры. Именно сюда открывался подземный ход из Башни Туманов. Именно здесь, по рассказам орка, находился причал и склад орков во время первой войны. Может быть… а, может, и не так всё было.

Краем глаза я уловил какое-то движение в темноте пещеры. Я присмотрелся — из тьмы бодро выскочили два скелета и бросились в воду. Не сбавляя темпа, они поплыли ко мне бодрыми саженками. Скелеты, плывущие кролем, это совершенно сюрреалистичное зрелище. Но я потерял способность удивляться чему бы то ни было. Ну, плывут скелеты, и пусть себе плывут, лишь бы меня не трогали. Надоели мне эти чудеса, хочу домой! Хочу домой!

Скелеты шустро догнали меня и поплыли следом. Если бы это были люди, я бы написал «они буквально дышали мне в затылок», но скелеты не дышат. Им — нечем. Так, сопровождаемый скелетами, я спокойно доплыл до Лагеря Братства. В воде скелеты не представляют никакой опасности, поэтому я не обращал на них внимания. Ну, плывут и пусть плывут… На берегу, почти у самой воды, стоял страж Братства — здоровенный полуголый лысый детина с огромным двуручным мечом, укрепленным на перевязи за спиной. Страж меланхолично наблюдал за нашим заплывом. Скелеты, почуяв ли опасность или просто накупавшись, повернули обратно. А я выбрался на берег.

Над Болотным Лагерем стоял плотный туман из дыма сотен самокруток с болотником. Запах болотника исходил отовсюду. И воздух, и земля, и все жители Лагеря пропитались этим запахом. Я непроизвольно чихнул. Дрянь какая, воняет совершенно отвратительно. И как они его курят? Привыкли, наверное.

Страж, стоящий на берегу, достал самокрутку. Закурил. На меня посмотрел безо всякого интереса. Мало ли, кто из моря вылазит… И не такое, наверное, видел… Ну, да это и к лучшему. Излишний интерес к моей персоне может только помешать. Миссия у меня деликатная — спереть дубину у Идола Орана. Отнять, конечно, не отниму — силёнок маловато. А вот стырить… Нужно попробовать.

Болотный Лагерь — это нужно видеть! Описать словами практически невозможно… Больше всего напоминает сон наркомана. Хотя я, конечно, не знаю, как выглядит сон наркомана. Нереально всё. Дома, расположенные на исполинских деревьях, деревянные настилы над болотной жижей, туман и дым курящегося болотника, абсолютно нереальные светильники из магической руды, которые по ночам заливают Лагерь синим светом. Множество полуголых людей с блаженным выражением лица — послушники, стражи, идолы. И тишина. Нет такого человечьего гомона и шума, как в Старом Лагере. Если люди и разговаривают, то вполголоса. Чинно и неторопливо. Ощущение благодати и покоя. Лишь мерзкий запах жженого болотника мешал мне полностью погрузиться в нирвану. Никто не обращал на меня ни малейшего внимания.

Я побрел по Болотному Лагерю к жилищу Идола Орана. А жил он в огромном дупле огромного дерева на краю Лагеря. Комнатка у него была прям внутри дерева. Метров 20 квадратных, не меньше. Стол, кровать, светильник и что-то вроде тумбочки с какой-то грубой статуэткой из камня. Скромная обстановка истинного служителя Спящему. Это демон такой, которому жители Болотного Лагеря поклоняются, если кто не знает. Да мне-то всё равно, кому они молятся, мне, главное, дубинку умыкнуть…

Идол Оран руководил работой трех послушников, которые толкли болотник в деревянных ступах. Готовили эту наркотическую травку для изготовления самокруток. На полянке, прямо у дома Идола, они и расположились. Само собой, курили болотник все.

Я сел на землю и стал ждать, когда Идол утомится от своих трудов и отправится почивать в своё жилище. А я уж не оплошаю… Наверное…

Через очень короткое время я так надышался дымом самокруток, что красно-зеленые круги поплыли у меня перед глазами, и я начал слышать какие-то голоса в своей голове. Чудно!

Увлекшись этими новыми ощущениями, я пропустил момент, когда Идол отправился в свою комнатку-в-дупле.

Я вскочил на ноги и, как мне казалось, очень быстро побежал за ним. Однако земля под моими ногами сильно раскачивалась, так что я с трудом сохранял равновесие. В придачу к этому я не сразу попал в открытую дверь жилища Идола. С четвертого захода мне удалось удачно увернуться от косяка и проникнуть внутрь.

Идол Оран уже лежал на своей постели. Лицом к стенке. Полностью одетый и с дубиной на боку. Проклятье! Я так надеялся, что он оружие положит рядом с кроватью, когда ляжет спать.

Я на цыпочках подкрался к Орану. Здоровенный, блин. Самый здоровенный Идол из всех, кого я видел. Вроде старик уже, а мышцы бугрятся, как у последователя бодибилдинга. Вариант «напасть — дать по башке — отнять оружие» я отбросил сразу. Я ж не самоубийца, на такого качка нападать.

Я присел на корточки и попробовал потянуть дубину на себя. Потихоньку, помаленьку… Так… Хорошо… Еще немного…

И в этот момент Идол Оран проснулся. Он вскочил на ноги, выхватил своё жуткое оружие…

И с доброй улыбкой с размаху опустил дубину на мою многострадальную голову.

В голове у меня вспухла ярко белая звезда. Последнее, что я увидел, перед тем как потерять сознание — глаз, который плавал перед моим лицом в луже крови.

Карий глаз.

43.

Тьма вокруг меня, поначалу абсолютная, медленно рассеивается. Вот я вижу стены пещеры, по которым мечутся красно-рыжие отблески костра. Вот я вижу и сам костер, он в центре пещеры. А у костра сидит она — давешняя зеленокожая незнакомка. Только теперь у неё обычная человеческая кожа вполне человеческого цвета. Никакого зеленого плаща. Вообще никакой одежды, она полностью обнажена. Я вижу её со спины: спина мне нравится. И то, что ниже спины — тоже. Она подняла руку — поправить волосы, и я увидел её грудь. Небольшая, как раз в мужскую ладошку должна помещаться… Так, стоп! Как я здесь оказался? Она чувствует, что я на неё смотрю, и оборачивается. Знакомое лицо, только уши больше не заострены. Обычные человеческие уши. Довольно симпатичные. Голубые глаза, в которых плескаются отсветы костра, смотрят на меня серьёзно.

— Привет, — это самоё умное, что я могу выдавить из себя.

Она продолжает молча смотреть на меня. Мне неуютно от этого взгляда, и я кричу:

— Чего ты хочешь? Чего тебе от меня надо?!

Девушка встает и подходит ко мне вплотную. Близко-близко. Её шепот рвет тишину:

— Неважно, чего хочу я. Важно только то, чего хочешь ты… Чего ты хочешь?

Всё это настолько нереально, что я понимаю — это сон.

— Это сон? — спрашиваю я её.

— Да.

— Точно сон? — настойчиво переспрашиваю.

Она не отвечает, смотрит на меня внимательно. Я не выдерживаю её взгляда и опускаю глаза. Теперь я смотрю на её обнаженную грудь. Чувствую, что краснею. Краска заливает мои щеки. Ненавижу себя за это. Ну, чего смущаться? Что я, женщин нагих не видел, что ли? Однако я смущен, горло пересохло, я не могу сказать ни слова и не смею поднять глаза. Пауза затягивается.

— Зачем ты снишься мне? — это глупый вопрос, но я сейчас не могу ничего умнее придумать.

— Ты сам это поймёшь однажды… огромное количество нерастраченной нежности заставляет меня скитаться по снам людей, которые мне небезразличны…

Я опять молчу как дурак, не смея поднять глаза.

Её шепот обжигает меня:

— Хочешь, я тебя поцелую?

Я не в силах говорить, лишь киваю головой. Закрываю глаза.

И в этот момент она целует меня в нос.

Это настолько неожиданно, что я открываю глаза.

44.

Вернее будет сказать, что я открыл один глаз. Второй мой глаз продолжал плавать в луже крови прямо перед моим лицом. Странно, что он карий… Эта мысль мне показалась тоже странной. Я пошевелил языком во рту, наткнулся на что-то острое. Мой рот был полон обломками и крошкой. Всё, что осталось от зубов. Удивительно, но я смог сесть. Идол Оран стоял передо мной и смотрел на меня с теплой улыбкой. Просто ангел. Как будто это не он только что раскрошил мне череп. Я достал пузырек с лечебным эликсиром. Специально берег на крайний случай. Жидкость оказалось ярко красного цвета и очень горькой на вкус. Меня чуть наизнанку не вывернуло.

Я выпил весь пузырек и стал ждать. Ничего не происходило. Я снова пошевелил языком во рту и вдруг почувствовал, что вместо обломков — зубы. Мои зубы. Целые. Все на месте. Я поднял левую руку и ощупал голову. Всё цело. Я открыл второй глаз. Всё, здоров. Медицина в мире Готики — это что-то особенное. Я в этом убедился в очередной раз.

Придавив настойчивое желание нагнуться и подобрать с земли свой глаз, я поднялся на ноги.

Идол Оран с улыбкой сказал:

— Не делай так больше.

Садист. Явный садист. Вишь, как улыбается. Удовольствие, наверное, получил, наблюдая, как я с раздробленной башкой валяюсь в пыли. Убил бы гада, если б смог… ладно, запомним на будущее…

Я бросил на Идола свой самый свирепый взгляд, но на Орана мой взгляд не произвел никакого впечатления. Ну и хрен с ним. После посчитаемся, мне бы только выбраться отсюда…

Я побрел к выходу из Болотного Лагеря. Нужно возвращаться в Старый Лагерь, к Рошу. Не вышло у меня добыть самое лучшее дробящее оружие в игре — дубину Идола Орана.

45.

Гроза налетела неожиданно. Первые капли упали в пыль, крупные, тяжелые. Запах, знакомый с детства. Запах пыли, прибитой первыми каплями грозы — это нечто непередаваемое. Словами нельзя выразить. Я только вышел из ворот Болотного Лагеря, как ливень обрушился на землю. Потоки воды, перемешанной с пылью и грязью, хлынули с холма мне навстречу, затрудняя каждый мой шаг. Вода доходила мне почти до колена, я чувствовал себя катером, идущим вверх по течению бурной реки. За моей спиной у ворот Лагеря два полуголых воина Братства невозмутимо жевали погасшие самокрутки. Похоже, что буйство стихии их нисколько не волновало.

Во время грозы купол засиял голубыми и синими плетями во всей своей красе. К черту Купол!

Засмотревшись на него, я поскользнулся и грохнулся в грязную воду.

К тому моменту, как я вскарабкался по склизкой дорожной грязи на вершину холма, я был насквозь мокрым и грязным, до неузнаваемости. Последний рывок к вершине я проделал на четырех конечностях, проклиная дождь, Бельджара и всю игру «Готика». В гробу я видел такой реализм.

Гроза прекратилась так же внезапно, как и началась. Ливень стих, ветер быстренько уволок тучи куда-то в сторону океана. На синем небе засияло умытое солнышко. Мир вокруг меня неуловимо переменился. Только что он был мерзким, грязным и мокрым, и, вдруг, стал ярким, чистым, радостным. И мокрым. Не без этого.

Дорога шла рядом с рекой, слева гремел водопад. Вода после дождя была мутной. Я прошел мимо подвесного моста над рекой. «Мост к кладбищу орков». Мысли в моей голове бежали сами по себе… Дорога огибала опушку леса. Я не опасался нападения диких зверей, ведь по этой дороге постоянно ходили воины из Болотного Лагеря, хорошо вооруженные и натренированные воины. И, думал я, вся дичь старается держаться от дороги подальше. Как же я ошибался…

Я уже подходил к мосту, на другом берегу — Старый Лагерь, когда услышал за спиной звук. Я резко обернулся — никого нет. Только стена леса неприветливо темнеет, да невидимые птицы щебечут в кустах.

— Дряз! — крик Роша заставил меня вздрогнуть. Я крутнулся на каблуках на звук голоса…

И в этот момент волк прыгнул.

Я не видел этого прыжка. Меня спасло только то, что я в этот момент поворачивался. Волк вцепился в мою руку, и мы упали на землю.

Дальше я все видел как бы со стороны.

46.

Сухой звук электрического разряда. Запах озона и паленой шерсти. Волк корчится от молнии, что послал в него сэр Рош. Даже мертвый, зверь не разжимает клыков. Боли я не чувствую, лишь вижу, как рукав становится темно красным… И теряю сознание.

Я очнулся от боли. Небо. Небо окрашено в цвет боли. Красное небо. Пыхтение и сдавленные проклятия. Это мой товарищ по этому смертельно опасному приключению тащит меня в сторону Лагеря. Мои ноги загребают мокрую грязь, голова мотается из стороны в сторону. И боль. Боль в истерзанной руке. Я снова теряю сознание.

47.

— Дрязик, не помирай, — голос у Роша был жалобный. — Мы еще на твоей свадьбе погуляем. Потерпи, не умирай, пожалуйста…

— Кх-м.., — я прочистил горло. — Рош, я уже два раза.

— Чего? — не понял мой напарник, продолжая волочь меня к Лагерю.

— Два раза уже женился.

— Что? — Будущий маг остановился и разжал руки. От неожиданности, наверное.

Мой затылок хлопнулся о землю. Но я этого почти не почувствовал. Боль в руке заглушала все ощущения.

— Ой, извини, — спохватился мой двойник, осторожно поднимая меня за плечи. — Дрязик, а тебе сколько лет?

Я назвал цифру.

Рош едва не уронил меня снова.

— Почти как моим родителям, — сказал он после паузы.

— Плюнь, Рош. В этом мире мы все равны. И у всех у нас один возраст.

— Мне что же, теперь тебя на «вы» называть? — не унимался мой двойник.

— Охренел совсем?! — я разозлился. — Еще чего не хватало. И куда ты меня волочешь? Дай лучше эликсира, я свой истратил весь.

— Дряз, я тоже пустой. Щас в лагере добуду лекарство, потерпи.

— Не называй меня «Дряз», мне это не нравится.

— Ладно. Не буду.

И почти у самых ворот Лагеря Рош остановился и опустил меня на землю, прислонив спиной к большому камню.

— Э-э..-э… Дряз, ой, то есть, Дрязик. Щас я тебе грибов нарву. Они вполне лечебные. Можно сырыми есть.

— Грибов? На фига мне грибы? Не люблю я грибы. Ты мне эликсира принеси. Я тебе могу руды дать. На, купи.

— Не, не пойду я в Лагерь. Нельзя мне туда.

— Почему? — от удивления я даже забыл о боли.

— Нельзя, и всё.

— Чего ты такое натворил? — спросил я с подозрением. Оставил его без присмотра всего на пару часов — и вот результат. Его уже не пускают в Старый Лагерь.

— Да ничего я не натворил, — пробурчал близнец.

— Тогда, почему ты не идешь в Лагерь?

— Дрязик, тебе нельзя щас волноваться.

После этих слов я и вправду заволновался по-настоящему. Что же такое произошло? В мою голову лезли догадки, одна ужаснее другой. А Рош, тем временем, приволок мне несколько

темных грибов, довольно отвратительного вида.

— Вот, Дрязик. Пожуй грибочков.

— Пока не скажешь, что случилось, этих мерзких грибов есть не стану.

— Они не мерзкие.

— Кх… кхм … мерзкие! Говори, что натворил!

— Я же говорю, ничего я не натворил. Возьми грибы.

— А почему тогда в Лагерь не идешь? А?

— Там… там… эх! — Рош отвернулся.

— Ну?

— Мад вернулся.

— Что?! — я не верил своим ушам.

— Мад вернулся, — тихо повторил Рош. — И теперь он считает МЕНЯ своим другом.

48.

Стараясь не обращать внимания на отвратительный вкус лечебных грибов, я приставал к Рошу с расспросами о внезапно ожившем Маде. Но мой двойник отвечал односложно. Самое разумное, что я от него услышал — это «отстань» и «отвяжись». Остальное — междометия и обрывки матерных слов. Было видно, что эта тема моему напарнику неприятна. Я чувствовал себя уже довольно сносно, но честно продолжал жевать шляпки сырых грибов. Вдруг Рош выпучил глаза, он уставился на что-то за моей спиной, а его лицо приобрело совершенно непередаваемое выражение. Резким движением мой близнец вцепился в рукоять меча. Я вскочил и обернулся.

От Южных Ворот к нам направлялся Мад с блаженной улыбкой на лице.

— Ты мой самый лучший друг, — Мад смотрел мимо меня. На Роша. С обожанием. — Остальные только и думают, как избавиться от меня. Я тебе очень благодарен.

Я успел прыгнуть между ними и ухватил моего напарника за руку с мечом.

— Отойди, — прошипел Рош, страшно выпучивая глаза.

— Не отойду, — спокойно ответил я и чуть повернул голову, разглядывая Мада. Под правым глазом у дурачка был заметен багровый кровоподтек. — Ты его бил, что ли? А, Рош?

— Дрязик, — горячо зашептал близнец мне прямо в лицо, — подержи его, прошу. Я бы его давно прикончил, но он бегает быстрее меня. Прошу как друга, подержи этого гада.

— Охренел совсем? — мне стало даже не по себе. По всему было видно, что Рош готов немедленно убить только что воскресшего Мада.

— Свинья ты Дряз. Убери руки от меня!

Я кивнул Маду:

— Парень, беги отсюда. Быстрее!! Я его долго не удержу.

— Ты сегодня не в настроении, — искренне огорчился Мад, продолжая глядеть на Роша с обожанием. — Но я, всё же, пойду с тобой.

— Беги! — Я чувствовал, что силы наши равны, и долго мне близнеца не удержать.

Всё-таки Мад был не совсем дурак, он посмотрел в бешеные глаза Роша, на острую сталь в его руке и решил не искушать судьбу. Бегал он хорошо и уже через несколько секунд скрылся из глаз.

— Отцепись от меня, — Рош вырвался из моих рук.

— Успокойся, — вполне миролюбиво сказал я.

— Еще друг называется… — мой двойник вытащил самокрутку и принялся её раскуривать. Руки у него дрожали. Как всё запущено, подумал я, зависимость от болотника развилась меньше чем за сутки. Плохо дело. Я уже примерялся отнять у Роша косячок с травой…

И в этот момент стражники на стенах Старого Лагеря заорали:

— Орки!!! Орки!!! К оружию!

Не сговариваясь, мы рванулись в Лагерь.

49.

В Лагере было нехорошо. По всем приметам выходило, что жители продолжали давешнюю попойку. Пьяные рудокопы валялись посреди улицы. Стражники с трудом переставляли ноги, их штормило, как на корабле во время сильной качки.

— Орки!!! Орки у Северных ворот! — крики неслись по Лагерю.

Мы с Рошем бодрой рысью двинулись к Северным воротам. Да, орки выбрали удачный момент для атаки. Часть стражников была явно небоеспособна.

Из ворот замка вышли рыцари в сверкающих доспехах. Армия Гомеза. Лучшие из лучших. Трезвые. Это вселяло надежду. В четком строю они пошли к Северным воротам, мы с Рошем бежали перед ними. Нас подстегивало любопытство. Звуки арбалетных выстрелов нельзя было спутать ни с чем. Стражники на стенах Лагеря стреляли по невидимым нам оркам. На хорошей скорости мы с близнецом выскочили из Северных ворот и встали как вкопанные.

Орк был один.

Ур-Шак.

Беломордый.

Орк из Москвы.

Завидев нас с Рошем, орк приветливо помахал нам лапой. Несколько арбалетных стрел торчали из его груди, но Ур-Шака это нисколько не беспокоило. Он просто стоял и ждал, когда мы подойдем к нему. То, что он ждал именно нас с двойником, было ясно сразу. За спиной мы слышали слаженный топот тяжеловооруженных рыцарей.

Мы с Рошем переглянулись. И бросились к орку. Увидев наш маневр, Ур-Шак развернулся и гигантскими прыжками устремился в сторону хижины Кавалорна, прочь от Старого Лагеря. Под защиту деревьев и холмов. Мы бежали следом. Я думал только о том, что наши спины сейчас являются прекрасной мишенью для пьяных арбалетчиков на стенах Лагеря.

Иннос, храни нас всех.

К счастью для нас с Рошем, ни одна стрела в нас не попала.

На бегу я ухитрился бросить взгляд назад. Из ворот выходили рыцари и строились в боевой порядок. Заходящее солнце окрасило весь мир в зловещий кроваво-красный цвет.

А за нами несся человек… Не воин. В одежде рудокопа.

Мад!

Дурачок бежал за нами. Вернее, за Рошем.

Размышлять об этом было некогда.

50.

Очень скоро мы оказались в безопасном месте — в низине между двух холмов, звук арбалетных выстрелов и крики стражников не долетали сюда. Орк внезапно остановился. Рош, бежавший следом, не смог затормозить и врезался в мохнатую тушу. Туша даже не пошевелилась, а маг-недоучка отлетел как каучуковый мячик от бетонной стены. Отлетел мне под ноги. Я рухнул, обдирая руки о камни. От поднятой пыли я на мгновение ослеп, боль в ободранных руках напомнила о детстве. Да еще и коленкой больно ударился.

— Слезь, — прошипел Рош снизу.

Я попытался подняться на ноги, и тут на меня сзади налетел Мад. Почему он не остановился, а продолжал бежать вперед, я не понял. Он прекрасно видел нашу кучу-малу.

Теперь три тела барахтались в пыли. Рош сдавленно матерился, видимо мы с Мадом его здорово придавили к земле. Я пытался откатиться в сторону, чтоб освободить близнеца, но мне здорово мешал Мад. Он и не собирался слезать с меня. Рошу видимы было совсем плохо, потому что он перестал даже материться. Моего напарника спас Ур-Шак. Он просто ухватил в одну лапу меня, а во вторую — Мада, открыв таким образом доступ воздуха к легким Роша.

— Твою мать, — близнец всё не как не мог отдышаться, кашель душил его. Стоя на четвереньках, он кашлял так сильно, что из его горла пошла кровь. Серьезно мы его помяли. Или это он об орка так сильно ударился. Мне хотелось думать, что именно орк во всем и был виноват.

Мои ноги не доставали до земли, силы у орка было немерянно. Я перевел взгляд на Мада, тот висел как куль с мукой. Он был без сознания. Или уже умер. Не разобрать.

Ур-Шак тоже рассматривал лагерного дурачка. Я попытался вырваться из когтистой лапы — без эффекта. Тогда я, прокашлявшись, просипел:

— Отпусти.

Орк задумчиво перевёл взгляд на меня и разжал лапу. Я шлепнулся на землю. Зубы лязгнули. Я прикусил язык, рот наполнился кровью. Животное!

Рош смог подняться и тоже уставился на бездыханного Мада, свисающего из когтей Ур-Шака:

— Наконец-то! Давно нужно было его прибить!

— Что? — прорычал орк непонимающе.

— Дурачка этого давно надо было прибить, — пояснил мой двойник. — Если бы мне Дряз не мешал, я бы его и сам прирезал.

— Он жив.

— Что?

— Он жив, только без сознания. Впервые вижу, чтоб кто-то потерял сознание на бегу.

— Щас исправим, щас я его успокою навеки, — Рош потянулся к мечу.

— Стой! — заорал я.

Орк ничего не сказал, просто взмахнул свободной рукой, и меч, блеснув в красных солнечных лучах, исчез в кроне далеко стоящего дерева. Рош остался стоять с пустыми руками, пытаясь понять, что же произошло.

— За мной, — Ур-Шак повернулся к нам спиной и потрусил к хижине Кавалорна, Мада он так и продолжал нести перед собой за шкирку. Как кошка, несущая своего котенка. Большая кошка. Очень большая кошка, умеющая ходить на задних лапах. В этот момент я и перестал бояться орка. Разве можно бояться кошек?

51.

Ночь упала на Рудниковую Долину. Костер, горевший у хижины Кавалорна, лишь отодвигал границу тьмы на пару шагов, но ничего особенно не освещал. В тишине треск цикад казался чересчур громким. Я помогал орку вытаскивать арбалетные стрелы из груди, а Рош привязывал Мада к брусу, поддерживающему крышу. Это Ур-Шак приказал дурачка привязать, чтоб не сбежал. Рош просто предлагал того прирезать, да и дело с концом. Но орк грозно прорычал: «Никого резать не будем!», и вопрос был решен. Мой двойник вызвался добровольцем для осуществления процедуры ограничения подвижности нашего пленника. Мад не сопротивлялся, видимо еще не вполне пришел в себя после обморока.

Рош обернулся к нам:

— Надо ему рот кляпом заткнуть. Дайте чего-нить.

— Не надо, — буркнул орк.

— Он же болтать будет как умалишенный, — настаивал маг-недоучка.

— Не надо, — прорычал орк уже громче. Цикады сразу смолкли, и даже деревья перестали шелестеть листвой. Наступила жуткая тишина.

— Ну, ладно… — согласился мой двойник, и ткнул Мада кулаком по ребра. Тот тихонько взвизгнул. Рош воровато огляделся.

— Отойди от него, а, — попросил я.

— Да не боись, Дрязик, от него не убудет, — Рош сказал это излишне веселым тоном.

— Рош, не буди во мне зверя, — орк начал подниматься во весь свой немалый рост. Близнец тут же отскочил от Мада и присел у костра напротив меня.

В конце концов, все стрелы были извлечены из мохнатой грудной клетки Ур-Шака. Я узнал много новых матерных словесных конструкций. Особенно мне запомнилась… хм… впрочем, ни одна цензура всё равно этого не пропустит.

— Слышь, — пристал к орку мой двойник, — грибов дать? Лечебные. Дрязик трескал их, аж за ушами пищало. Для поправки здоровья. У меня есть пара штук. Дать?

— Не действуют на меня грибы, сколько можно объяснять.

— Разборчивый нынче орк пошел, грибы не жрёт — за мясо их не считает, — пробубнил себе под нос сэр Рош и хихикнул, а потом уже громче сказал:

— Может быть, раны огнем прижечь, а то вдруг заражение крови начнется?

Для наглядности маг-недоучка помахал горящей веткой, выхваченной из костра, перед мордой Ур-Шака.

Однако тот шутить не был расположен:

— Я бессмертный! Какое у меня может быть заражение?

— Дунькин Маклауд, — хихикнул мой двойник. У меня крепло убеждение, что Рош успел украдкой покурить болотника. Уж слишком весел и беззаботен он был.

— Слушай, — спросил я орка, — а где сам Кавалорн? Чего-то я его не вижу, обычно он от домика своего не отходит.

— Погулять пошел, — голос Ур-Шака прозвучал так, что расспрашивать дальше о судьбе Кавалорна мне расхотелось. Оно мне надо?

— У меня к вам обоим один вопрос, — орк продолжал говорить тем же неприятным тоном, — какого хрена вы с берега ушли?

— Ты забыл прибавить «друзья мои», — опять хихикнул Рош. Похоже, что угрожающие интонации в голосе Ур-Шака его только смешили. А мне стало не по себе.

— Друзья мои, какого хрена вы ушли с берега? Почему меня не дождались?

— Брянский медведь тебе друг, — хихикнул себе под нос мой близнец, но орк не обратил на это внимания и продолжил:

— Вы хоть понимаете, какой опасности вы себя подвергли? Нет, похоже, вы вообще мало что понимаете. Вообразили, что играете в казаки-разбойники? Или вам просто солнышко голову напекло? Вы же ничего не понимаете. Не понимаете, что тут происходит. Самодеятельность смертельно опасна, поймите же вы, наконец, оба.

— А ты понимаешь, что ту происходит? — с иронией в голосе спросил я. Не понравилось мне, как это мохнатое чудовище с нами разговаривает. Отчитывает, как детей малых. Да кто он такой вообще?

— Вот! — орк поднял мохнатый палец к ночному небу. — Вот для этого я и пошел проверить кое-какие свои догадки, а вы должны были меня дождаться в безопасном месте, на пляже. Но вы — как дети малые — отправились искать приключения на свою задницу.

При слове «задница» Рош опять захихикал. У меня снова появилось горячее желание заехать ему по уху. Для протрезвления.

— И я нашел подтверждение своим догадкам, — Ур-Шак говорил всё громче. — Я пошел на север, в лагерь Квентина. И обнаружил, что вся банда Квентина в полном составе сидит в ущелье, все живы-здоровы. Были.

Слово «были» орк подчеркнул интонацией, и у меня не осталось сомнений, что были они ровно до встречи с Ур-Шаком.

— А кого же ты убил на берегу? — встрял Рош.

— В том то всё и дело, друзья мои, что и на берегу тоже была банда Квентина. Понимаете? Точная копия банды в северном ущелье. Идентичная.

— Погоди, в голове не укладывается… Так что же, их две? Две банды?

— Я думаю, друзья мои, что их три. Нас тут трое, поэтому и банды три. По числу главных героев. Это, кстати, многое объясняет.

— И Ксардаса тоже три? — хихикнул снова Рош.

— Всех по три, друзья мои, но не одномоментно. Я так себе представляю, что одновременно в игре все три копии находиться не могут, но стоит уничтожить одну копию, тут же появляется вторая. Если уничтожить вторую — появится третья. Как и почему это происходит, я не знаю. Однако, осмелюсь заметить, что этот факт мы должны принять как данность, и исходить из этого в своих дальнейших действиях. Вам понятно, куда я клоню?

— Э…э…

— Ну… не совсем, если честно.

— Друзья мои, големов у башни Ксардаса не три, а девять. Понимаете? Стоит убить первого голема, как на его месте возникнет второй. И так далее. Понимаете? К башне Ксардаса нам просто не пройти.

— Я вот одного не понимаю, чего это у нас Мад такой молчаливый. Может, помер уже? — Рош сказал это с надеждой в голосе.

— Ты, — орк ткнул в меня пальцем, — проверь мальца. Может, крепко привязали.

Я подошел к привязанному пленнику, тот хлопал глазами, но молчал.

— Ты жив вообще? Если жив — кивни головой.

Мад послушно кивнул.

— Живой! — крикнул я в сторону костра. И уже тише переспросил дурачка:

— Ты хоть понимаешь, о чем мы тут говорим?

— Вы говорите про некроманта и его башню, — откликнулся Мад.

— Ты знаешь про Ксардаса? — я был удивлен.

— В Старом Лагере все знают о некроманте Ксардасе, только не любят об этом говорить. Ты знаешь, он ведь был когда-то давно Верховным Магом Огня? Тебе интересно?

Я просто впал в ступор. Оказывается, что все знают о Ксардасе. Даже Мад. Просто не любят об этом говорить. Остатки здравого рассудка были готовы покинуть меня.

— Кх-м…м… Рош! Подойди-ка сюда на минуточку. Тебе будет интересно это послушать.

Мой двойник нехотя подошел.

— Рош, оказывается, здесь все знают о Ксардасе. Даже Мад. Только не любят об этом говорить.

52.

— Мад знает о Ксардасе? — Рош был озадачен. — Мад, ты знаешь о Ксардасе?!

Бедный Мад не смел раскрыть рта в присутствии будущего мага, поэтому только интенсивно закивал головой. Рош приступил к расспросам:

— Мад, что ты знаешь о Ксардасе? Говори уже!

— Я много знаю о Ксардасе, — Мад был счастлив тому, что ему разрешили говорить. — Я встречался с некромантом. И он дал мне задание. Очень важное задание. Только мне он смог доверить такое важное и секретное задание. Я никому не рассказывал об этом. Многие здесь считают меня придурком, но если бы я выполнил задание Ксардаса, их мнение обо мне сразу бы переменилось…

Вот так то! Ксардас, оказывается, встречается с сельскими дурачками. Мало того, он раздаёт им «важные и секретные» задания. Кто бы мог подумать. Ай, да Ксардас! Интересно. Что это за задание?

— Что это за задание? — Рош, видимо, думал как я. Или примерно так же.

— Это очень важное и секретное задание. Я не должен никому рассказывать о нем. Ксардас взял с меня слово. Я обещал молчать об этом. Но вы — мои друзья. А от друзей у меня не может быть секретов. Ведь так? Мы ведь друзья?

— Друзья, друзья, — быстро подтвердил сэр Рош. Я кивнул головой, соглашаясь.

— Ксардас дал мне важное задание: я должен встретить новичка, который появятся в Старом Лагере. Ксардас сказал, что это будет необычный человек, что я сразу его узнаю. Я должен подружиться с этим новичком и помогать ему во всем. Ксардас сказал мне, что новичок может ругаться на меня и даже поколотить. Но я не должен обращать на это внимания. Рано или поздно этот новичок станет моим самым лучшим другом, и тогда Ксардас наградит меня. Он станет учить меня магии, я буду могущественным магом. И тогда смогу отомстить этим нехорошим людям из Нового Лагеря. Они обижают меня уже много лет, но я им отомщу.

— Погоди, как ты получишь награду от Ксардаса? Он придет сюда, в Старый Лагерь? — Роша было не узнать, он подобрался, глаза горели.

— Нет, Ксардас больше не может приходить в Старый лагерь. Многие здесь его боятся или даже ненавидят. Ксардас не хочет ни с кем ссорится, поэтому он не приходит сюда. Я сам должен привести своего друга в башню Ксардаса, и там я получу свою награду.

— Мад, ты кого-то уже отводил к некроманту? — Рош приблизился к дурачку вплотную, он боялся пропустить хоть одно слово. Я тоже.

— Да, отводил. Но Ксардас сказал, что это не всё. Что придет еще один новичок. И только тогда я получу награду, — Мад посмотрел на Роша. — Я думаю, что это — ты.

Никогда не думал, что за дружбу с Рошем будут раздавать награды. Не такая важная птица. Хотя…

— Как звали того новичка, которого ты отвел к Ксардасу? Это был твой друг, имя которого было написано на доске? Он?

— Нет, я уже говорил, что мой друг ушел. Не взял меня с собой. Не захотел идти к Ксардасу. Я не знаю, куда он пошел…Он прогнал меня, он даже хотел меня убить, — на глаза Мада навернулись слезы, голос задрожал. — Но я не сержусь на него за это. Всё равно он остается моим другом.

Мне стало стыдно. Я ведь тоже подумывал о зверском убийстве Мада. А он меня считал своим другом. Пусть и по заданию Ксардаса.

— Кого ты отвел к Ксардасу? — Рош начал терять терпение.

— Я не могу назвать его имя. Когда я привел его к некроманту, я сразу забыл имя своего друга. Я думаю, что это какая-то магия. Или у меня и вправду дырявая голова, как говорили мне мои родители.

Я решил вмешаться. Рош, по моему мнению, задавал совсем не те вопросы. Главный вопрос был другим:

— Мад, а как ты можешь попасть к Ксардасу? Ты знаешь дорогу? Как пройти мимо големов?

— Големов? Каких големов? Я не знаю дороги к башне некроманта. Она очень опасна и пролегает по землям орков. Никто не вернулся из земель орков живым. Там очень опасно. Человек не может пройти там. Поэтому Ксардас дал мне руну. Руну телепортации, — Мад продолжал говорить, а мы с Рошем стояли, оглушенные этим известием. Руна! Руна телепортации в Башню Ксардаса. Как всё просто.

— Мад, а где эта руна сейчас? — вкрадчиво спросил сэр Рош.

Мад поднял глаза к небу. Пошевелил губами. Потом огляделся вокруг, как будто хотел убедиться, что кроме нас с Рошем его никто не услышит… Мы с Рошем замерли, нехорошие предчувствия закрались в моё сердце. Я догадывался, что руны у придурка уже нет.

— У меня её нет, — сказал, наконец, Мад. Сердце моё неприятно ёкнуло, предчувствие беды меня не обмануло.

— Где она?! Ты её потерял?! — заорал Рош.

— У меня её отнял один нехороший человек. Очень плохой человек. Из Нового Лагеря.

53.

— Мордраг? — не поверил я своим ушам.

— Мордраг? — удивился Рош. — Скажи мне, Дрязик, где мы сможем отыскать его?

— Ну, вчера я пошел с ним в Новый Лагерь. Потом отстал по дороге. А он, надо полагать, утопал в Новый лагерь без меня. Значит, сейчас он сидит в баре на озере и пьет рисовый шнапс.

Орку, видимо, надоело ждать нас у костра, и он двинулся к нам:

— О чем это вы тут шушукаетесь?

Мад дернулся, как будто собирался взлететь в небо вместе с балкой, к которой был привязан. Я даже на секунду вообразил, как он взлетает, волоча за собой рассыпающийся на части дом, как ударяется о Купол и сгорает в синем сиянии, а остатки дома еще летят по инерции, поднимаясь выше и выше… Но дурачок никуда, конечно, не полетел, а просто закатил глаза и безвольно обвис.

— Он у вас хоть живой? — прорычал Ур-Шак, отодвигая нас в стороны.

— Был живой, пока монстра не увидел, — ехидно ответил Рош.

— Монстра? — удивился орк, а потом кивнул головой: — Ах, ну да… ну да…

— Обморок, — констатировал я.

— Послушай, мой дорогой мохнатый друг, — обратился мой двойник к Ур-Шаку. Голос у Роша был просто медовый. — А не хочешь ли ты прогуляться в Новый Лагерь?

— Это зачем это? — удивлённый рык.

— Ну, зайдем все вместе в бар на озере, выпьем по бутылочке рисового шнапса. Что-то в горле пересохло. У тебя пересохло, Дрязик?

Я кивнул. Но в темноте это всё равно было не видно.

— Та-а-а-к… — протянул орк. — Или вы мне всё рассказываете, или мы никуда не идем. Если ты думаешь, что ты тут самый умный, — он ткнул лапой в грудь Рошу, — то ты очень глубоко заблуждаешься, мой друг. Что вы от Мада узнали?

— Ой, да что от этого дурачка можно узнать? — Рош был просто неподражаем. — Просто появилась у меня кое-какая идея. Нужно кое-что проверить, кое с кем потолковать…

— Я слушаю очень внимательно, — Ур-Шака было не просто сбить с толку.

— Да ничего особенного, — мой двойник продолжал валять дурака. — Так, на уровне смутных ощущений что-то. Пока сам всё не проверю, даже и объяснить толком не смогу.

— Так, — прорычал орк. — С тобой всё ясно.

Он повернулся ко мне:

— Что ты скажешь?

— Надо нам в Новый Лагерь. И чем скорее, тем лучше.

— Это я уже уяснил. А вот зачем нам туда так срочно понадобилось?

— Ну… — начал я.

— Темнить не советую, — орк говорил очень убедительно. — Мы с вами одна команда. Или мы все вместе выберемся отсюда, или никто. Надеюсь, что хоть это-то вы понимаете?

— Нам нужно повидаться с Мордрагом, — мне казалось, что я не сказал ничего лишнего.

— Вот как? С Мордрагом? А за каким хреном?

— Кое-что забрать у него, — вмешался Рош.

— Вы меня за идиота держите?! — взревел орк. — Что это за таинственное «кое-что»?

— Да мы и сами толком не знаем, — продолжал темнить близнец.

— Послушай, милый мальчик, сейчас я возьму тебя за ноги и буду держать над костром. А когда твои волосы загорятся, и кожа на ушах пойдет пузырями, ты мне сам всё расскажешь. Ты этого добиваешься?

Ужасы какие! Иннос, храни нас всех. Мне хотелось верить, что орк просто неудачно шутит. Но Рош воспринял всё как-то всерьез:

— Ладно, ты меня убедил. Мы — одна команда. У Мордрага находится ключ к нашему спасению.

— Ключ?

— Ну, это метафора.

Орк сгреб Роша в охапку, перевернул вниз головой и поднял за ноги.

— Шуток ты совсем не понимаешь, да? — голос Роша дрогнул. — Поставь меня на землю!

— Говори!

— На землю поставь меня сначала.

Ур-Шак исполнил просьбу моего двойника и поставил его на землю. Я же стоял в каком-то оцепенении.

— Я весь превратился в одно большое ухо, слушаю тебя.

— Озверел ты совсем. А еще нас убеждал нас, что ты — человек. Человеки так себя не ведут! — возмущению Роша не было предела, однако орку на это было наплевать:

— Ты говорил про какой-то ключ.

— Руна у него, понятно? Он у Мада руну отобрал.

— Руна?

— Руна телепортации в башню Ксардаса.

— Даже так?

— Именно так.

— Это вам Мад сказал?

— Нет, это мы сами только что придумали, — Рош опять стал язвителен.

— Ты извини меня, что я тебя вниз головой перевернул. Разозлился я сильно. Не люблю, когда меня за дурака держат. Такая ярость накатывает… Извини, а?

— Да ладно, чего уж там. Больше так не делай, — смилостивился Рош.

— Чес слово! — ударил себя кулаком в грудь орк. Звук при этом получился, как от удара по пустой бочке. Силён, зверюга.

Я обрадовался, что ситуация разрешилась таким образом. Люблю, когда всё тихо-мирно. Без угроз и мордобоя.

— Ну что же, двинули? — орк был готов немедленно отправиться на поиски руны.

— Стоп! — сказал я. — А Мада здесь оставим что ли?

— А чего ему сделается? — Рош был в своем репертуаре.

— С собой возьмем, — сказал орк тоном, не предполагающим никаких возражений. — Отвязывайте его.

Продолжение следует…

:: версия для печати версия для печати :: оглавление оглавление :: наверх наверх :: назад назад ::



Рейтинг@Mail.ru The entire contents of this web site are © 2002-2007 by Snowball Gothic Community. Portions are © 1995-2007 by Snowball Avalanche LLC. All rights reserved. При цитировании ссылка обязательна. По всем вопросам пишите на akmych@myrtana.ru. Version 2.3.0. Rambler's Top100