Проект Готика

Хроника эпохи робаридских войн

Автор: kraw
Дата публикации: 02.03.2006
Дата последнего изменения: 15.03.2017

Миртана перед воцарением Робара I

В эпоху, предшествующую правлению Робара I, Миртана была заштатным третьеразрядным королевством. Как и ее соседи, она находилась на инерционной стадии этногенеза. Основным императивом было — быть похожим на идеального подданного — быть в меру набожным (поклоняясь всем трем богам, но отдавая первенство Инносу), почитать короля, вовремя платить налоги, исполнять повинности и во всем следовать устоявшемуся укладу жизни. Конфликты с соседями ограничивались пограничными столкновениями.

Контактов с орками в тот период практически не было. Каждое вторжение в земли орков натыкалось на ожесточенное сопротивление и в подобных боях обе стороны несли огромные потери. С другой строны, на границе с орками стояли надежные замки, брать которые орки попросту не умели, а попытки обойти их, оставив противника в тылу оборачивались для орков полным уничтожением вторгшихся отрядов.

Циклические изменения климата привели в то время к обильному выпадению дождей в равнинной части Миртаны и уменьшению количества осадков в горных областях. Это привело к обмелению рек, и сделало пригодным к сельскохозяйственному использованию обширные заливные луга. Результатом стало значительное повышение урожаев и обилие дичи в миртанских лесах. Казалось,что наступил золотой век.

Но именно период, перед приходом к власти Робара I, таил в себе скрытую фазу подъема. К моменту воцарения Робара I в обществе накопилось достаточное количество пассионарных личностей. Их не устраивала ситуация при которой их жизнь была заранее расписана от момента рождения до момента смерти. И именно таких людей сплотил вокруг себя Робар, взойдя на престол.

Реформы Робара I

Он отличался неукротимой энергией и желанием превратить Миртану в центр обширного могучего королевства. В других условиях он развязал бы войну с соседями, и после нескольких пограничных стычек был бы отравлен придворными, желавшими вернуться к прежней спокойной жизни.

Но Робар не кинулся безоглядно в военные авантюры, а стал заниматься консолидацией миртанского общества. Ему была нужна, прежде всего, идея, которая сплотила бы вокруг него пассионариев и повела бы за собой всех остальных. И он провозгласил эту идею: «Да воссияет свет, и да рассеется тьма!»

Робар начал свою деятельность в религиозной реформы. Культ Инноса был объявлен государственной религией Миртаны. Изменился и сам культ. Иннос стал не только творцом мира и божеством света. Упор был сделан на то, что Иннос являлся божеством добра. Соответственно Бельджар был провозглашен богом зла.

Для достижения своих целей Робар создал военно-религиозный орден паладинов Инноса — Орден Света. В этот орден вступили многочисленные деятельные люди, не нашедшие себе места в традиционном укладе жизни, и прежде всего младшие дети феодалов, которые не могли наследовать отцовские земли и их благосостояние целиком зависело от оплаты королем их службы.

В это же время Робар склонил высших магов Инноса на свою сторону, кого запугал военной мощью нового ордена, кого соблазнил богатствами храмов Бельджара (а в них были накоплены значительные богатства), которые должны достаться храмам Инноса, а кто искренне проникся его идеей. Так или иначе на средства круга огня была значительно усилена армия паладинов Ордена Света.

Затем последовала «война рыцарей света против порождений тьмы», как это было названо в миртанских летописях. По сути это было обычной резней темных магов и грабежом их храмов. Темные маги пытались оказать сопротивление, но у них не было столь мощной военной организации, и больше всего они боялись за свои богатства, поэтому все силы бросили на их спасение. Им же противостоял военно-религиозный орден прекрасно вооруженный и обученный, фанатично преданный идее.

После первой удачи, очень впечатляющей, Робар стал проводить следующие преобразования. Прежде всего сменил верховных магов круга огня на своих сторонников. Никто из них не посмел противиться, имея перед глазами пример темных магов. Вся деятельность круга огня была изменена. В народ пошли странствующие проповедники, которые несли новые религиозные догматы. При этом деятельность магов круга воды всячески ограничивалась, хотя и не была запрещена. Так или иначе постепенно все храмы и монастыри круга воды были захвачены магами Инноса. Таким образом была завершена религиозная реформа.

Вслед за этим Робар начал военные приготовления. Понимая причину своих предыдущих успехов — создание благоприятной идеологической обстановки, он не ограничился формированем и обучением армии. Были отправлены странствующие проповедники, сторонники новой трактовки троебожия, в соседние королевства. Их проповеди имели значительный успех.

Таким образом перед началом войны Робар получил преданных сторонников по ту сторону границы. Не сохранилось никаких свидетельств тому, что этим проповедникам было приказано начать свою деятельность в соседних королевствах. Скорее всего это была их собственная инициатива. Это был их нравственный императив — «нести свет истины людям, прозябающим во тьме невежества».

Остаток своего правления Робар провел в победоносных войнах против соседей. И к моменту его кончины Миртана значительно расширила свои границы и стала, пожалуй, самым могущественным королевством. С Миртаной мог сравниться только Варант, но основой могущества Варанта была только военная сила, а за Миртаной стояла могучая воинствующая идеология.

Варант

Особенности климата миртанской равнины приводят к тому, что там периодически меняются воздушные потоки. В какие-то периоды ветры приносят дожди в миртанскую равнину, и тогда мелеют реки, открывая плодородные поймы: именно в эти периоды растут урожаи в Миртане, и Миртана богатеет. В другие периоды преобладающие ветры несут дождевые облака к высокогорьям. Дожди выпадают в горах — у истоков рек. Уровень воды в реках повышается, затопляя поймы, а увлажнение остальных земель уменьшается. Урожаи в Миртане падают и миртанийцы затягивают пояса потуже.

Но более драматические изменения климата происходят в варантской степи. Когда ветры несут дождевые облака в Варант, степь покрывается густыми травами и дает пищу многочисленным стадам. Когда же ветры меняются, степь усыхает, превращаясь в безжизненную пустыню.

Во времена предыдущего увлажнения степи, на границе древнего Варантского королевства жил кочевой народ, называвший себя «иль». Иль иногда совершали набеги на Варант, иногда Варант стремился подчинить себе кочевников. Но чаще всего их отношения сводились к приграничной торговле. Иногда варантские короли нанимали степную конницу для войны со своими соседями. Но во время восшествия на миртанский престол Робара I начался очередной период усыхания степи. Кочевники иль все дальше уходили на восток, где еще сохранялся корм для их скота.

Но этот период усыхания оказался на редкость продолжительным и сильным. И через несколько лет остатки кочевников вернулись к границам Варанта. Они рассказали, что степь на востоке превратилась в пустыню, и они были вынуждены забить оставшийся скот и перебираться через пустынные земли на запад. Единая степная держава — иль — распалась, и теперь кочевники представляли собой союз племен — гур. Они просили варантского короля принять их в свое подданство и поселить их на своих землях, где они могли бы пасти свой скот и служить новому государю.

Варантский король Вантаний IV принял новых подданных, поскольку хотел укрепить свою армию степной конницей. Он выделил им земли и наделил стадами скота. Испытывая недоверие к своей знати (после неудачного дворцового переворота, в котором была замешана чать армейской верхушки), король приблизил к себе степных беков, в ущерб местным дворянам. Кроме того, земли и скот кочевникам выделялись за счет местного населения, что настроило тех враждебно по отношению к степнякам.

Не понимая этого и не будучи искушенными в придворных интригах, новые варантийцы пытались стать частью своей новой родины. Они перенимали обычаи и культуру Варанта, стали брать себе варантские имена, носить варантские одежды. они оставляли степи и переселялись в города. Это породило у старой варантской знати иллюзию слабости пришельцев, а у короля сомнения в том, что на них можно опереться в его борьбе с новым возможным переворотом. И под давлением знати (стремящейся избавиться от конкурентов во влиянии на короля, а также вернуть себе земли и скот, переданные гур) Вантаний решил изгнать новых подданных. Но, поскольку тем уходить было некуда, они не подчинились требованию короля, полагая, что однажды данное слово не пристало забирать обратно. Все это вылилось в скоротечную войну.

В решающей битве сошлись степняки и королевская армия. Но варантийцы недооценили силы степной конницы. Они никак не ожидали, что тяжелая конница степняков может быть столь стремительной в атаке. Не дав приготовится противникам к битве, гур ударили во фланг королевской армии, не успевшей из походного перестроиться в боевой порядок, пробились сквозь многочисленные полки, опрокинули королевскую гвардию и перебили все верхушку варантского войска. Они даже не пытались пленить короля, считая, что клятвопреступник достоин смерти. Все это дезорганизовало варантское войско и битва закончилась полным его разгромом.

После этого победители расправились с варантской знатью, спровоцировавшей войну, и основали новую варантскую династию. Но в этой победе крылись зерна будущего поражения. Как бы не считали пришельцы себя частью Варанта, для большинства населения они оставались чужаками. Причем чужаками враждебными. Поэтому в будущей войне коренные варантийцы не поддержали своего нового короля, а зачастую оказывали помощь миртанийцам, более близким по образу жизни и культуре.

Война с Варантом

Последний период правления Робара I выявил новые тенденции в развитии Миртаны. Прежде всего Орден Света стал закрытой организацией. Т. е. вступить в него можно было при определенных условиях, но все, сколь-нибудь значительные посты в нем были уже заняты, и заняты были людьми, находившимися в расцвете сил (поскольку орден был создан недавно), и при этом людьми деятельными и незаурядными — поэтому на продвижение новым адептам расчитывать не приходилось.

Традиционная армия, в отличие от ордена, рассматривалась Робаром и его приближенными как «расходный материал». Её бросали в самые безнадежные сражения, орден же, основу военного могущества Робара, берегли, его операции тщательно готовились. Таким образом, для того, чтобы паладины победоносным ударом выиграли сражение, армия должна была гибнуть, выигрывая время для перегруппировки сил. Все это приводило к большим потерям в не орденских войсках.

Казалось бы, при таких условиях, добровольно в такую армию никто не пойдет. Это так, но только не в период пассионарного подъема. Именно туда шли честолюбивые, деятельные люди нового поколения. Только там можно было быстро продвигаться по службе на места, освобождаемые гибнущими командирами. Там можно было добиться воинской славы.

Разумеется большинство таких честолюбивых молодых людей гибло, не успев ни славы стяжать, ни продвинуться по службе. Но были и такие, кто миновав опасности поднимался к вершинам армейской иерархии. Среди таких людей оказался Ли. К моменту решающих битв в войне с Варрантом он уже получил неофициальный титул — «герой Миртаны» и стал одним из высших полководцев, достигнув генеральского звания.

Война с Варрантом была самой длительной и самой кровопролитной из всех войн Робара I. К ее завершению Робар I был серьезно болен и перед ним встала задача передачи власти наследнику. Проблема была в том, чтобы к моменту кончины Робара I наследник должен был завоевать достаточный авторитет у своего окружения. И война с Варрантом давала такие возможности. Робар II показал себя храбрым воином и талантливым полководцем, но его победы не были достаточно масштабны. Нужна была крупная военная победа, завершающая войну.

И такой победой должна была стать победа наследника над Луккором — последним полководцем Варранта, сохранившим военную силу и способным переломить ход войны. Но войско Робара II не успевало за конницей Луккора. Тогда перед ней был выставлен заслон. Ему предстояло задержать Луккора с тем, чтобы в решающий момент подоспел Робар II и переломил ход битвы. Заслону предстояло погибнуть. Шансов выстоять против тяжелой конницы выдающегося полководца не было. И именно этот заслон возглавил генерал Ли.

Солдаты верили, что герой Миртаны способен совершить невозможное и без колебаний пошли за ним. И Ли совершил невозможное. Он заманил противника в ловушку, конница увязла в болоте и была расстреляна лучниками с окрестных холмов. При этом войско Ли понесло минимальные потери. Возможно, что именно этот эпизод предрешил дальнейшую судьбу генерала Ли.

После этой битвы коннице Робара II не оставалось ничего другого, как форсированным маршем двигаться к столице Варранта, чтобы принять от побежденных капитуляцию.

После кончины Робара I, последовавшей менее чем через 2 месяца после окончания войны с Варрантом, во многих покоренных королевствах вспыхнули восстания. Одновременно с этим соседи Миртаны, не затронутые войной, решили, что пришел их час «поучаствовать в дележе наследства» Робара I.

За короткое время, истощенная войной, Миртана потеряла значительные территории и была недалека от того, чтобы потерять свою независимость. Но затем последовала новая череда кровопролитных войн, в которых все противники один за другим были разгромлены. Миртана вернула свои территории и прежние завоевания. Также были приобретены новые территории. Врагов у Миртаны не оставалось.

Подготовка к войне с орками

Казалось бы, вслед за этим должна была последовать эпоха процветания. Но Миртана вступила в акматическую фазу этногенеза. В фазу пассионарного перегрева. Оказалось, что созданный Робаром I орден Света не может найти себе место в мирной жизни. В любую другую эпоху можно было бы распихать паладинов по гарнизонам завоеванных земель и не беспокоиться о них. Но это были носители высокой пассионарности. Они жаждали деятельности. А единственный знакомый им вид деятельности была война. Паладины уже в открытую говорили, что «их мечи ржавеют в ножнах».

Стали проявлять себя разногласия между армией и Орденом. Между солдатами и паладинами постоянно вспыхивали ссоры, чреватые кровопролитием. Поводы для ссор были разные, но причина одна — паладины считали себя единственной военной элитой, а солдаты это оспаривали (перед ними был пример генерала Ли, блестяще выигравшего заключительную битву в войне с Варантом). Такие столкновения удавалось предотвратить благодаря тому, что орденские гарнизоны стояли в центральной Миртане, а армейские — в завоеванных землях.

Играло роль и то, что закончился период увлажнения, пути прохождения циклонов сместились к предгорьям и высокогорьям. Основные осадки выпадали именно там. Результатом было поднятие уровня рек, что привело к затоплению наиболее плодородных земель — речных пойм. Вместе с этим оставшиеся земли из-за уменьшения количества осадков требовали искусственного орошения. Урожаи упали, да и те доставались гораздо более тяжелым трудом. Из нищающих деревень молодые люди уходили в армию, на содержание которой теперь было не так уж много средств.

Логика развития событий требовало новой войны, которая направила бы энергию не на внутренние столкновения, а на внешнего противника. Но единственным достойным противником были орки. Война не могла не начаться, и она началась.

Накануне войны произошло одно знаковое событие. В то время Ли возглавлял гарнизон в Варанте на границе с оркскими землями. Пытаясь оценить возможные угрозы со стороны орков, он обнаружил, что самые последние сведения об орках имеют двухсотлетнюю давность. Пытаясь пополнить сведения о них, Ли создал службу разведки. Разведчики совершали рейды в оркские земли, составляли карты этих земель и пытались добыть новые сведения. В тот период были написаны его труды «Об организации гарнизонной службы в завоеванных землях» и «Ведение разведки в мирное время».

Именно в это время он был вызван в Вангард на военный совет. Кроме Ли там присутствовали только Робар II и высшие орденские иерархи.

Спор возник о предстоящей войне. Ли отстаивал точку зрения о ее несвоевременности, поскольку ничего не известно о противнике, о необходимости более тщательно к ней подготовиться, накопить сведения об орках. Иерархи Ордена настаивали на немедленном начале войны, мотивируя идеологическими соображениями, поскольку было известно, что главным культом у орков был культ Бельджара, который был ранее объявлен божеством зла. Спор перерос в ссору и Ли покинул военный совет до его завершения.

Этой же ночью была убита королева, и Ли был утром арестован по обвинению в убийстве. Суд приговорил его к каторжным работам и Ли был сослан на рудники Хориниса.

Эта история послужила благодатной темой для многочисленных любовно-исторических романов. Недостатков в версиях этих событий не было. Тут и роман Эстебана «Темные воды Вангарта», в которых говорится, что Робар II уличил жену в неверности, убил ее и сослал любовника своей жены. Тут и роман Ксавьера «Стань мракорисом» в котором говорится, что королева отвергла ухаживания Ли, за что он её и убил. Тут и роман Хуана «Освети тьму» в котором говорилось о том, что жена Робара была прихожанкой тайного храма Бельджара и лазутчицей орков, Ли ее разоблачил и убил, но был оболган перед королем. В романе же Ксантии «Рассейся, мрак» напротив, Ли — сторонник Бельджара, тайный темный маг и лазутчик орков, королева его разоблачает и гибнет. А в романе Чикиты «Мрак, рассейся» наоборот, Робар II подменен превращенным орком, сам сторонник Бельджара, его разоблачает королева (в самый пикантный момент), тот ее убивает и заодно решает избавиться от Ли. Разбирать весь этот бред не стоит труда. Укажу лишь на то обстоятельство, что Ли никогда с королевой не встречался.

После этого силами Ордена была проведена чистка в армии и наиболее рьяные сторонники Ли предстали пред судом; многие из них были приговорены к смертной казни.

А вскоре началась война.

Орки

Пассионарный толчок, приведший Миртану к реформам Робара I, не миновал и орков. У орков, в отличие от людей, не было централизованных государств. К тому времени у них сложилось клановое общество. Жизнь строилась на следовании традициям, казавшимися незыблемыми. Основный культом был культ Бельджара.

Как и в Миртане, у орков первые изменения произошли в сфере религии. Культ Бельджара отошел от архаичных форм. Но если в Миртане эти изменения прошли в сфере этики, то у орков в сфере натурфилософии. Божества не рассматривались с точки зрения борьбы добра и зла.

Если Иннос признавался как источник энергии, необходимой для жизни, то Бельджар рассматривался как более близкое (в пространственном смысле) к оркам (точнее к «живущим-смертным-мыслящим», если дословно переводить соответствующее слово орочьего языка — этот термин обозначал орков, людей и гоблинов) божество, стоящее между ними и Инносом, и дарующее спасительную тень, не позволяющую солнцу спалить все живое. Наиболее ярко передает это новое отношение к Бельджару «Слова Бельджара».

Как раз во время «войны сил света против сил тьмы» потерпел крушение корабль, отправленный темными магами на о. Ирдорат. Вся команда погибла, а сам корабль был выброшен на берег в оркских землях. Корабль обнаружил молодой шаман Хош-Пак.

Как правило такие находки тут же уничтожались, как несущие угрозу орочьим традициям. Но Хош-Пак нес в себе ген пассионарности. Он не мог просто так отказаться от знаний, которые несли книги, обнаруженные на корабле. Там были как религиозно-философские трактаты, так и книги по военному делу, металлургии и пр. Это была знаменитая «сокровищница знаний» — библиотека темных магов, которую те хотели укрыть в одном из последних уцелевших своих храмов.

С помощью своих единомышленников Хош-Пак спрятал их в надежном месте. Впоследствии эта библиотека дала оркам знания, необходимые для быстрого развития мореплавания, технологий и военного дела.

Когда об этой находке стало известно шаманам,те потребовали, чтобы Хош-Пак выдал ее для уничтожения. Поскольку он отказался, то был изгнан из клана. Но наиболее деятельные и любознательные орки потянулись за ним. Они не бросали свои кланы навсегда, но, поскольку это не нарушало традиций, могли уходить из клана на несколько лет. Эти годы они посвящали изучению человеческих знаний. Каждый мог выбрать предмет изучения по вкусу. Кто-то изучал военное дело, кто-то технологии, кто-то философию.

Постепенно сформировалась группа «профессоров», посвятивших себя изучению новых знаний и передаче их «студентам». Эти студенты могли оставаться там столько, сколько считали необходимым. Главным условием было — подчинение установленному порядку и приобретение знаний.

К началу войны с Миртаной орки владели технологией производства современного им вооружения — знаниями, необходимыми для ведения войны. Причем, если во многих направлениях они отставали от людей, то в некоторых областях они сумели их опередить. Если в производстве стали они отставали от людей, поскольку их сталь была значительно более низкого качества, то это компенсировалось тем, что орки сумели создать конструктивно более совершенный доспех. Если орки были менее искусны во владении оружием, в умении держать строй,то их полководцы показали себя в дальнейшем весьма талантливыми стратегами, искусными тактиками и блестящими организаторами.

И главная удача Хош-Пака в тот период была не в том, что была найдена и расшифрована библиотека темных магов, а в том, что ему удалось создать систему массового распространения знаний. Фактически был создан прообраз будущего Яркендарского Орочьего Университета (известного под названием «Университет Хош-Пака»). Полученные знания стали доступны всем желающим.

Война с орками. Первый этап

Начало войны, казалось бы, подтверждало правоту сторонников немедленного наступления. Армия Миртаны и войска Ордена смяли орочью защиту на границе и, легко подавляя сопротивление военных формирований орков-традиционалистов, углубились на территорию противника. Война велась с еще большим ожесточением, чем война против сторонников культа Бельджара в Миртане, поскольку велась против другого вида, представителей которого считали приверженцами абсолютного зла, и не разумными существами, а «тупыми, грязными животными».

После первых поражений, понесенных орками, вокруг Хош-Пака стали собираться «выпускники» его «университета». За короткое время были сформированы несколько боевых отрядов и сеть орков-разведчиков. Затем Хош-Пак провел блестящую кампанию, позволившую завершить первый период войны «вничью».

Благодаря хорошей разведке орки сумели полностью разрушить коммуникации миртанских войск. Было потеряно стратегическое взаимодействие, нарушилось снабжение войск. Но самое главное — войска оказались в информационной изоляции. Гонцы просто не могли ни добраться до войск из Миртаны, ни до Миртаны из войск. Одновременно с этим был предпринят рейд экспедиционного корпуса в Миртану.

Во время этого рейда Хош-Пак впервые применил методы информационной войны. В авангарде войска шли элитные части, закованные в новую броню, вооруженные огромными мечами. Они производили ошеломляющее впечатление на неподготовленных мирных жителей Миртаны. Основная цель Хош-Пака была посеять панику в Миртане.

Были проведено несколько показательных жестоких казней в захваченных районах, которые молва должна была преувеличить и вселить ужас «немотивированной жестокостью». После чего жители бросали свои дома и бежали в сторону Вангарда. Беженцев сопровождал дым пожарищ, усиливавший панику.

Вскоре в Вангарде скопилось огромное количество беженцев, которые приносили самые невероятные слухи о «несметных орочьх полчищах, уничтожавших все живое на своем пути». Кроме этого уже длительное время не было никаких известий о войсках в орочьих землях. Положение усугублялось тем,что наиболее боеспособные войска во главе с Робаром II были именно там.

Командующий гарнизоном Вангарда снарядил отряд легкой конницы, который должен был доставить донесение королю. Это входило в план Хош-Пака (поскольку его войск для взятия сколь-нибудь крупных городов было явно недостаточно), поэтому отряд добрался до ставки Робара. В донесении сообщалось о полном разгроме, и содержался призыв к королю незамедлительно идти на выручку столице. Миртанские войска форсированным маршем двинулись к Вангарду. При этом, поскольку взаимодействие было нарушено, войска шли разрозненно, мелкие отряды попадали в засады и несли потери.

Таким образом Хош-Пак, не проведя ни одного крупного сражения, не имея достаточной армии, стратегически переиграл Робара II и выиграл время для формирования новой армии и подготовке к войне. Немаловажно и то, что среди людей был посеян страх перед «орочьими полчищами».

Война с орками. Второй этап

До следующей весны стороны усиленно готовились к новой кампании.

Робар понимал, что основными причинами неудач явилось полное отсутствие информации о противнике, стал набирать новый вид войск, названный «охотниками за орками». Это были разведывательные отряды, прекрасно владевшие приемами партизанской и контр-партизанской войны. Кроме того они должны были поддерживать связь между группировками войск. Но самое главное для них было — «охота за орками», т. е. сбор информации о противнике и захват «языков». Они показали свою эффективность уже в период между кампаниями.

Хош-Паку удалось убедить верховных шаманов в необходимости создания новой армии под его командованием. В период между кампаниями была проведена мобилизация наиболее боеспособных орков, были сформированы орды и началось интенсивное обучение. При этом орды подчинялись не родовым шаманам, а военному совету, т. е.от родо-племенного принципа формирования войск орки перешли к принципу орды — «народ-войско». Одновременно с этим было начато производство нового вооружения.

Новая кампания началась со вторжения миртанских войск в земли орков. Вопреки ожиданиям Хош-Пака, его армия понесла несколько крупных поражений. Сказались как недостаток опыта у оркских войск, так и то,что Робар учел уроки предыдущей кампании. Была налажена разведка и взаимодействие соединений. Были оставлены пограничные заслоны, не позволявшие оркам вторгнуться в Миртану и прикрывавшие тылы армии вторжения.

После этих поражений Хош-Пак сменил тактику. Крупные соединения были разбиты на более мелкие отряды. И от лобовых столкновений они перешли к тактике, известной под названием «гоблинская карусель». Отряд орков нападал из засады, после чего сразу отходил. Если за ними отправлялась погоня, то на нее нападал другой отряд, третий же отряд вновь нападал на основное подразделение и т.д.

Преимуществами такой тактики было то, что мелкие отряды оказались более управляемыми, учитывая небольшой опыт оркских военноначальников. В коротких стычках эти отряды не несли больших потерь, но боевой опыт приобретался. Помогало оркам и знание местности. Урон, наносимый орками, был незначителен, но такая тактика выматывала противника.

После длительных и безуспешных попыток навязать оркам генеральное сражение, Робар отказался от похода вглубь орочьих земель и начал строительство военных поселений на захваченной территории. В этом он добился успеха и сумел при помощи «охотников на орков» обезопасить коммуникации.

Война с орками. Третий этап

Третий этап войны начался с массированного вторжения орков на территорию королевства. Приобретенный ранее опыт позволил им создать большую, хорошо обученную и вооруженную армию. Впервые в этой кампании орки стали применять варгов для выслеживания охотников за орками. За короткое время большая часть отрядов охотников была разгромлена, орки отвоевали свои земли и вторглись в Миртану.

Потерпев несколько чувствительных поражений, армия Миртаны откатилась к горным перевалам, после чего ситуация стабилизировалась. Робар II созван высший военный совет, на котором было принято решение воспользоваться преимуществом в технологиях производства оружия и сформировать отдельные легионы, вооруженные оружием и броней из т. н. «магической руды». Чтобы это обеспечить, была резко увеличена добыча на рудниках Хориниса. Сами рудники были переведены на особый режим, при котором вся долина Миненталя стала каторжной тюрьмой. Добыче руды придавалось столь большое значение, что когда там произошло восстание Гомеза, Робар II предпочел договориться с ним, лишь бы не прерывать поставки руды.

С появлением нового оружия ход войны изменился. Армия Миртаны медленно, но неуклонно выдавливала орков с захваченных ими территорий. Это был медленный, но неуклонный процесс. Этот период затянулся на годы. В это время не происходило крупных сражений. Велась длительная позиционная война в которой побеждала Миртана. Ситуацию не удалось переломить и тогда, когда боевые действия перешли на орочьи земли. Хош-Паку было ясно, что поражение — лишь вопрос времени. Его можно оттянуть, но не предотвратить.

Хош-Пак старался оттянуть неизбежное поражение в надежде на то, что обстоятельства изменятся в его пользу. С этой целью была предпринята экспедиция в Миненталь, чтобы нарушить снабжение Миртаны «магической рудой».

Для вторжения на острове Ирдорат была создана база, на которой накапливались силы экспедиционного корпуса. С нее и было предпринято вторжение в Миненталь.

Контакты между людьми и орками в Минентале. Культ Крушака-Спящего

Миненталь был самой крупной каторжной колонией во времена Робаридов. Там находились все основные места добычи «магической» руды. Эта руда обладала замечательными свойствами: благодаря уникальному сочетанию легирующих и прочих присадок, железо, выплавляемое из нее обладало высокой ковкостью. Изделия из этого железа было невероятно прочным и обладало «эффектом памяти». Неудивительно, что Робар II придавал поставкам руды чрезвычайно высокое значение. Именно оружие и доспехи из этой руды были залогом будущей победы.

По этой причине, когда в колонии произошло восстание Гомеза, Робар предпочел договориться с ним о поставках руды, вместо подавления восстания, чтобы добыча и поставки не прекращались ни на день.

В колонии оказались как люди, так и пленные орки, используемые в качестве тягловой силы на добыче руды. Вырванные из привычной среды каторжане, каждый по своему, приспосабливался к новым для себя условиям. Гомез поставил своей целью встать во главе Миненталя, организовал восстание и провозгласил себя бароном. В его руках были все контакты с внешним миром, а самое главное — старая шахта, в которой добывалось основное количество руды.

Ли возглавил людей, стремящихся силой вырваться из долины, организовал свой лагерь, не подчинявшийся Гомезу. Тут ему пригодился опыт организации гарнизонной службы.

Но кроме «людей действия», таких как Гомез и Ли, в колонии были люди, которым было свойственно искать спасение в духовном самосовершенствовании. Эти люди контактировали с пленными орками и от кого-то из них узнали о древнем оркском культе Крушака. Как те, так и другие были вырваны из привычного мира без надежды туда вернуться. И на стыке двух культур родилась антисистема в виде культа Крушака-Спящего.

Приверженцы этого культа отвергли «ложных богов», создали свою картину мироустройства и начали ее тот час же «претворять в жизнь». Например, одним из основных принципов традиционных культов была диалектика, которая, в частности, провозглашала развитие, источником которого было единство и борьба 2-х противоположностей — Инноса и Бельджара, света и тьмы, при уравновешивающем влиянии третьего начала — Аданоса.

Адепты нового культа (именно нового, поскольку он уже мало общего имел с архаичным оркским культом Крушака) провозгласили отсутствие противоположностей. Орки и люди должны были образовать единое общество. Лагерь их был на болоте (не суша и не вода), жили они в пещерах или под густой кроной деревьев (ни день, ни ночь).

Большим подспорьем для них было курение особым образом обработанного болотника. Как активное, так и пассивное постоянное курение болотника вводило приверженцев культа в особое состояние между сном и бодрствованием (ни сна, ни бодрствования). Именно чрезмерное употребление болотника вызвало передозировку у основателя культа — Ю'Бериона, что и явилось причиной его смерти во время одной из церемоний. После смерти Ю'Бериона секта фактически распалась.

Вскоре после этого в Минентале произошло сильное землетрясение в результате которого были разрушены как рудные шахты, так и защитные сооружения вокруг колонии, что привело к массовому побегу заключенных из колонии.

Первый же толчек разрушил Старую шахту, что лишило Гомеза основы его власти. В результате его попытки взять под свой контроль Свободную шахту вспыхнула война между сторонниками Гомеза и сторонниками Ли, которая закончилась победой последних. Но вторая серия подземных толчков разрушила и Свободную шахту. Добыча руды прекратилась, что привело к драматическим последствиям в ходе войны между Миртаной и орками.

Война с орками. Четвертый этап. Независимость Варанта

Робар II, полагая, что на материке ситуация находится под его контролем, принял решение в кратчайшие сроки восстановить поставки руды, для чего отправил паладинский легион под командованием лорда Хагена на Хоринис. Желание как можно скорее решить возникшую проблему сыграло с ним злую шутку. Этот легион никак не мог исправить сложившуюся ситуацию, поскольку шахты были разрушены землетрясением, а вот резерва, который ему пригодился бы при дальнейших событиях, он себя лишил.

Поскольку война сильно затянулась, это привело к усилению налогового бремени. И если население самой Миртаны еще как-то мирилось с этим, то на завоеванных территориях начали вспыхивать восстания. Для их подавления Робар был вынужден привлекать войска, занятые в войне с орками, что позволило оркам перехватить инициативу на этом этапе войны.

Но хуже всего было то, что в Варанте поднялось восстание, известное под названием «восстание девяти беков». Старшие беки девяти самых могущественных степных родов объединили вокруг себя всех недовольных миртанской политикой на захваченных территориях (а таких стало очень много даже среди коренных варантийцев), провозгласили «возврат к древним традициям» и восстановление Варантской державы.

Их лидер — Надир-бек не стал объявлять себя королем. Помня о неудачной попытке раствориться в старом варантском обществе, он объявил себя ханом. А свой каганат назвал иль-Варант в знак единства старого Варанта и кочевых варантийцев, но не полного растворения друг в друге.

Посланный на усмирение карательный корпус лорда Альберто потерпел сокрушительное поражение в сражении с вновь собранной варантской армией под командованием Надир-бека.

Для Миртаны это было катастрофой, поскольку именно корпус лорда Альберто был наиболее боеспособным и заменить его в войне с орками было некем. В этой ситуации для Робара единственным выходом было оставить порубежье, занять горные перевалы и отвести войска в центральную Миртану. Он этого не сделал и в результате орки прорвались к горным перевалам и заняли их, разрезав страну на 3 части.

Причем в центральной Миртане остался король, но практически не осталось армии. Войска же остались в порубежье, лишенные не только командования, но и какой-либо информации из центральной Миртаны. Их разгром был только вопросом времени. А оно у орков было. Вскоре Миртана пала под ударами орочьих войск. Какое-то время держались только столица и небольшая область в южной Миртане, где находился легион лорда Аугусто.

Боевые действия на Хоринисе

Прибыв на Хоринис, Хош-Пак обнаружил, что перед ним не стоит задача прервать поставки руды, поскольку шахты были разрушены. Он не стал переправлять свои войска обратно на материк, поскольку ему стало известно о прибытии легиона лорда Хагена. Хош-Пак вновь воспользовался методами информационной войны и сумел создать впечатление у жителей Хориниса, что к ним на остров вторглись несметные полчища орков.

Лорд Хаген же, напротив, принял крайне неудачную тактику. Началось с того, что он разделил свои войска, часть оправил в Миненталь, где они потерпели поражение от Хош-Пака и были блокированы в замке, другую часть оставил в городе, где они находились в бездействии.

Следует упомянуть о том факте, что местный лендлорд Онар, решивший более не платить налоги королю, нанял вышедший из колонии отряд Ли к себе на службу. Это позволило Ли собрать под свои знамена многих бывших колонистов и сформировать из них боеспособное армейское соединение.

В самом Минентале Хош-Пак полностью владел инициативой, но его корпуса было недостаточно для захвата всего Хориниса. С другой стороны, корпус лорда Гаронда был заперт в замке, а лорд Хаген, не имея информации о положении в Минентале, не решался отправиться туда с оставшимися войсками. Сложилась патовая ситуация, которую не смогла нарушить даже гибель Хош-Пака.

Занявший его место Ур-Шак, ученик Хош-Пака, не обладал полководческими талантами своего учителя. Он попытался организовать вторжение в долину Хориниса, воспользовавшись помощью своих союзников — ордена «ищущих», но эта затея потерпела неудачу.

Позднее лорд Хаген все-таки выступил в Миненталь со своим легионом, но и это не переломило ситуацию. Контроль над долиной Хориниса была у него, а над Миненталем у орков.

Миртана по окончании боевых действий

После падения Вангарда активные военные действия прекратились. Но тут перед орками встала проблема — они сумели одержать военную победу над Миртаной, но у них было недостаточно сил, чтобы держать королевство под постоянным контролем. Этой ситуацией воспользовался прибывший в Миртану во главе своего отряда (который стал основой вновь созданной армии) генерал Ли.

Он не стал ввязываться в бои с орками, понимая, что для этого у него недостаточно ресурсов. Он даже не стал занимать столицу. Он «всего навсего» взял под свой контроль горные перевалы, закрывавшие подступы к центральной Миртане. К нему стали стекаться остатки разгромленной миртанской армии и паладинских легионов.

В это время Миртана стала ареной столкновения многочисленных самозванных претендентов на королевский трон. В основном это были «дикие бароны», не признававшие никакой власти над собой и обиравшие окрестное население под предлогом «защиты». Сформировав новую армию Ли начал с ними борьбу.

Прежде всего он очистил от них центральную Миртану. Разведовательная служба Ли под руководством Ларса собирала сведения об обстановке во внешнемиртанских землях и, попутно, сманивала тамошних жителей в центральную Миртану. К тому времени центральные земли стали островком спокойствия и стабильности в раздираемой смутой Миртане. Поэтому жители охотно переселялись туда, а земель, в опустошенной длительными войнами стране, хватало на всех.

Орков эта ситуация устраивала, поскольку все равно у них не хватало сил, чтобы контролировать Миртану, а Ли обеспечивал лояльность подконтрольных земель и аккуратно выплачивал дань.

Даже когда оркам все-таки удалось разгромить в южной Миртане легион лорда Аугусто, и его остатки пробивались к генералу Ли, орочий полководец Бумшак после длительного преследования не стал уничтожать противника, а позволил тому присоединиться к Ли. Летописец указывает, что последний переход измученные паладины шли между двумя шеренгами орков, вынося на плечах своих раненых, среди которых был Аугусто. И когда уже показались миртанские укрепления, вперед выступил Бумшак во главе отряда элитных орков и салютовал оставшимся в живых паладинам как отважным воинам.

Приводя это как пример воинского благородства орочьих полководцев, летописец не упоминает о предшествующим этому событию тайным переговорам между Ли и Бумшаком, благодаря которым Аугусто и его товарищам позволили добраться до генерала. Сыграло тут роль и то обстоятельство, что Аугусто не был замешан в зверствах по отношению к своим противникам. Именно Аугусто всегда приводили в пример как образец благородного поведения.

После того, как Ли укрепил центральную Миртану, он предложил диким баронам и прежним феодалам принести ленную клятву миртанской короне. Тем, кто принял это предложение были выделены земли во внешней Миртане. Эти земли они должны были своими силами очистить от разбойников и диких баронов (отказавшихся подчиниться центральной власти), разумеется с помощью армии Ли.

При этом Ли понимал, что многие мирятся с его властью только потому, что он не пытается провозгласить себя королем, а называет себя всего лишь «хранителем короны». И что стоит ему захватить трон, многие его союзники станут непримиримыми врагами.

Варантский каганат

После разгрома легиона лорда Альберто, Надир-бек созвал Великий Курултай Варанта, на котором провозгласил создание Варантского каганата. После блестящей победы его авторитет был настолько велик, что многочисленные среди знати противники образования централизованного государства не решились выступить против него и были вынуждены провозгласить его ильханом (ханом единой державы). За год Надир-хан сумел навести порядок в Варанте, отбил несколько нападений орков и диких миртанских баронов.

Но ровно через год, на пиру в честь годовщины восстановления каганата, сторонники преобразования Варанта в союз племен подняли мятеж. Надир-хан и все его сыновья были убиты. Из всех его потомков удалось спастись только его дочери — Мамуре.

Когда на пиру мятежники с оружием в руках бросились к Надир-хану и его свите, тот успел приказать молодому беку Темиру спасать дочь, а сам, во главе своих сыновей схватился с мятежниками, тем самым дав возможность уйти Темир-беку и его десяти нукерам. Это дало возможность беку оторваться от погони и, опередив преследователей, увезти от них Мамуру. Пятерых нукеров он отправил в рода, верные Надир-хану с приказом уходить на дальние пастбища, собирать силы и ждать сигнала к войне. Сам же во главе оставшегося отряда повез Мамуру вдоль границ орочьих земель к Миртане.

Наследник престола

Именно в это время двое соглядатаев Ли (история сохранила их имена: Гомер и Фиск) сумели отыскать в далекой Гатии двоюродного внучатого племянника Робара I — Ардарика. Вчетвером — Ардарик, Гомер, Фиск и Алвин — проделали длинный и опасный путь из Гатии до центральной Миртаны. И почти у самой цели они были захвачены диким бароном Каспером. Поняв, что те направляются к Ли, барон решил не ограничиваться обычным грабежом, а решил их повесить «в назидание другим прихвостням Ли».

И именно в это момент к месту готовящейся расправы подъехал отряд Темир-бека. Увидев путников на хороших конях, да еще с ними девицу, барон решил было, что ему удастся и поживиться, и позабавиться. Но высказанное намерение было последней фразой в его жизни, поскольку тут он столкнулся с одним из лучших воинов Варанта - Темир-беком. А пятеро нукеров мало чем уступали своему предводителю. В короткой схватке барон и его дружина была порублена, а пытавшихся спастись бегством расстреляли из луков.

К Ли добрался уже объединенный отряд. Он доставил не только будущего короля Миртаны, но и будущую его жену.

Эта история дала прекрасный сюжет для многочисленных рыцарских романов. Тут и Ксавьер со своим романом «Полет звезды», тут и Ксантия с своим «На спине солнечного быка», и Эстебан с «Гатийским принцем», ну и не обошлось без автора многочисленных фривольных романов — Чикиты с ее «Варантской принцессой».

Восстановление законной власти

Через два месяца после прибытия Ардарика в Миртану он был коронован как государь Миртаны и принял династическое имя Арданарих I. В тоже время он был обвенчан с Мамурой.

Мамура, как писал летописец, была «обликом прекрасна, черна волосами, стройна станом и являла собой образец добродетели». Она, как любая девушка народа иль, прекрасно ездила верхом, даже могла на скаку поднять с земли шапку, и неплохо стреляла из лука. При этом надо отметить, что вопреки прежним антиварантским настроениям (после войн с Варантом и гибели легиона Альберто, открывшей путь оркам в Миртану), Мамура пользовалась народной любовью. Пожалуй в народе ее любили даже больше, чем короля.

После того, как через год у них родился сын, названный в честь наставника короля Алвином (позднее был коронован как Алвинарих I), жители Миртаны поверили в прочность восстановленной династии и процесс восстановления порядка в стране ускорился. За короткое время были добиты оставшиеся банды диких баронов.

Присоединение Варанта

Заручившись поддержкой Арданариха, Темир-бек вернулся в Варант и стал собирать прежних сторонников Надир-хана. При их поддержке ему удалось вновь собрать Великий Курултай, на котором он обвинил Фарид-бека, которого мятежники провозгласили гурханом (ханом над союзом племен), в узурпации власти.

Фарид-бек, уверенный в своих правах на ханский титул, опрометчиво заявил, что уступит его любому, кто имеет на него больше прав. Поскольку Фарид-бек был двоюродным братом Надир-хана, а все сыновья Надира погибли, он был уверен, что ни у кого не окажется формальных прав на престол больше чем у него.

И в этот самый момент к собравшимся вышел Арданарих с сыном на руках, сопровождаемый Мамурой, и заявил о правах своего сына на престол:

— Мой сын по материнской линии является внуком Надир-хана, по отцовской линии его род восходит к королям Миртаны и императорам Гатии. Может ли уважаемый Фарид-бек представить более высокое происхождение?

В результате Алвин был признан законным наследником Надир-хана, а Фарид-бек лишен ханского звания, после чего покинул курултай вместе со своими сторонниками. В Варанте явно назревала междуусобная война. Поскольку в данной обстановке необходима была дееспособная власть, то согласно варантским обычаям ильханом был провозглашен Арданарих, как отец несовершеннолетнего тегина (наследника престола). Для этого Арданарих принял на себя ряд обязательств:

  • Варантские беки были уравнены в правах с миртанскими дворянами.
  • Королевский трон (символ королевской власти в Миртане) должен быть застелен белой кошмой (символ ханской власти в Варанте).
  • Официальным титулом Арданариха и его наследников становился «король Миртаны и ильхан Варанта».
  • Королевская гвардия набиралась наполовину из миртанских рыцарей, наполовину из варантских беков.
  • Внутри Варанта государь именовался согласно варантским традициям: Арданарих — Арда-хан.
  • Наследник престола отныне должен титуловаться как «тегин варантский» («принц варантский»).
  • Оперативным управлением Варанта должен был заниматься мурза, назначаемый из варантских беков. Первым мурзой стал Темир-бек.

Вскоре после курултая началась война между сторонниками гурхана и сторонниками ильхана. Преимущество в ней было на стороне Арданариха. Тяжелая пехота генерала Ли выдавливала кочевья мятежников из варантской степи и прижимала их предгорьям Каратау, разведку вела легкая конница, она же прикрывала пехоту от неожиданных набегов. А Темир во главе тяжелой конницы — «железных гулямов Надир-хана» предпринял неожиданный рейд по районам, контролируемым гурханом и отрезал его силы от наиболее плодородных высокогорных пастбищ.

Мятежникам не удалось собрать свои силы в единую армию благодаря действиям Темир-бека и они были разгромлены по частям. Через месяц Фарид-бек, к тому времени лишившийся своего войска, был схвачен и казнен в наказание за вероломное убийство Надир-хана. Уцелевшие мятежники принесли присягу новому хану. Темир-бек получил прозвище Ариг-бука — «Солнечный бык».

Роль религиозных культов

Эпоха робаридских войн начиналась с создания Ордена Света — военно-религиозного ордена сторонников культа Инноса. При помощи этого ордена Робар Святой добился беспрецедентного усиления своей власти, расширения территории Миртаны и невиданной ранее военной мощи. Во время войны против культа Бельджара, темные маги пытались создать свой орден, но опоздали с этим. Им пришлось создавать тайную организацию — «Орден Ищущих». Это была не столько военная организация, сколько корпус шпионов-диверсантов.

Поначалу их основной задачей было спасение служителей культа Бельджара, спасение сокровищ, накопленных темными магами, и спасение очень богатых храмовых библиотек. Одна из таких библиотек и попала в руки Хош-Паку, дав оркам необходимые знания.

Позднее этот орден стал союзником орков в войне с Робаром II, но сколь-нибудь заметного влияния на ход боевых действий они оказать не смогли. После разгрома Робаром культа Бельджара, центр этого культа переместился в оркские земли, где он и был основным культом.

Хотя культ Аданоса не подвергался явным преследованиям, но определенные притеснения со стороны властей и Ордена Света он испытывал. Опасаясь, что после культа Бельджара паладины возьмутся и за них, маги воды стали загодя создавать свой военно-религиозный орден. Понятно, что открыто они это делать не могли. Поэтому и был создан тайный орден «Кольцо Воды».

Кольцо воды сумело накопить значительную силу, но открыто нигде не выступало и все его мероприятия были тайными. Причем система конспирации у них была настолько сильна, что до сих пор мало что известно об их организационной структуре, численности и целях. Существуют косвенные данные о том, что Ли пользовался их поддержкой и сам оказывал им поддержку. Есть свидетельства того, что начальник его разведслужбы Ларс состоял в Кольце Воды.

В начале эпохи, когда уровень пассионарности повышался, Орден Света шел от победы к победе и пользовался самой широкой и искренней поддержкой в народе. Но к моменту поражения накопилась неимоверная усталость от постоянных и уже не победоносных войн, от неурожаев, голода, разорения страны. И это дало новый толчек к росту популярности культа Аданоса.

Во-первых, маги воды не были замешаны в развязывании войн, во-вторых, Аданос был богом равновесия и спокойного развития. Вновь стали усиливать свое влияние маги круга воды. Именно в то время появился такой замечательный проповедник, как Ватрас.

Дополнительный стимул к обращению к Аданосу дало открытие Яркендара — древней культуры зодчих. Многими это было воспринято как знамение, как указание пути. Вслед за магами в Яркендар потянулись многочисленные паломники. Древние храмы были восстановлены за невероятно малое время. Каждый паломник считал своим долгом отработать хотя бы неделю на восстановлении храмов.

После восстановления морского сообщения через Хоринис потянулись вереницы паломников, следующих в Яркендар. И, несмотря на то, что это были в основном бедные люди, потратившие последние сбережения на то, чтобы поклониться древним храмам, все же они заметно оживили деловую жизнь в Хоринисе.

Мирный договор

С воцарением Арданариха военные действия между орками и миртанцами почти не велись. Изредка случались только стычки с дикими баронами, если те натыкались на орочьи отряды или пытались грабить сборщиков дани. Но это случалось всё реже, поскольку дикие бароны выбивались как орками, так и силами, лояльными Ли и Арданариху.

Дань, наложенная орками на Миртану, не была тяжелой (являясь по сути чем-то вроде репараций), но она символизировала зависимость Миртаны от орков. Когда к Миртане был вновь присоединен Варант, размер дани не изменился, т. е. Варант дань оркам не платил.

По мере восстановления миртанского государства, восстанавливалась и военная мощь Миртаны. Основой новой армии стали отряды генерала Ли, в том числе и элитный корпус «охотников на драконов». К этому ядру примыкали разбитые отряды и отдельные воины и паладины. Новая знать также держала боеспособные дружины, готовые примкнуть к армии.

Существенно увеличилась сила армии когда к ней примкнули остатки армии лорда Аугусто. Когда присоединился Варант, то у Миртаны появилась и вторая армия — варантская конница, чрезвычайно мобильная и весьма боеспособная. Также у нее было то преимущество, что она имела опыт победы над орками.

Армия орков тоже сильно отличалась от армии, с которой Хош-Пак вступил в войну с Робаром II. Это была закаленная в боях, прекрасно организованная, обученная и вооруженная армия. Великолепно было отлажено тактическое и стратегическое управление. Было налажено обучения командиров всех уровней. По технологиям обработки металлов орки отставали как от миртанийцев с их «магической рудой», так и от варантийцев с их булатным оружием. Но оркам все же удалось создать и наладить производство современного вооружения.

Но орки уступали Миртане в численности армии, а мобилизационные возможности орков были исчерпаны. Долгая и тяжелая война с Миртаной истощила и орков. Кроме того орочье общество вступило в акматическую фазу. Из Хориниса на континент проникли проповедники Крушака. Их выслеживали и уничтожали, но все же им удалось привлечь достаточное количество адептов для того, чтобы поднять восстание. Которое, впрочем, было легко подавлено Бумшаком, но теперь оркам приходилось учитывать возможность новых восстаний.

Единство орков было утрачено. В такой обстановке Ур-Шак и стоящие за ним силы старались избежать начала новой войны. Поэтому, когда Арданарих предложил начать мирные переговоры, Ур-Шак на них легко согласился.

В результате переговоров был заключен мирный договор. По этому договору ответственной за развязывание войны была признана Миртана. За это она должна была выплатить оркам значительную контрибуцию, но в дальнейшем освобождалась от выплаты дани. Орки признавали Миртану независимым королевством, признавался также суверенитет правящей династии над Варантом.

С целью недопущения войны в будущем Миртана брала на себя следующие обязательства:

  • Формальный роспуск ордена света (фактически он уже не существовал) и недопущение его воссоздания.
  • Прекращение преследования служителей культа Бельджара при их лояльности правящей династии.
  • Сокращение численности армии. Армия должна быть достаточна для поддержания порядка внутри страны и обороны границ, но недостаточна для завоевательной войны.

С целью укрепления взаимного доверия учреждались посольства: орков в Миртанской столице, и миртанийцев в орочьих землях. Посольские чины обеспечивались стороной пребывания неприкосновенностью. Учреждалось несколько представительств орков в Миртане и Варанте, и миртанийцев в орочьих землях.

Остров Ирдорат переходил под управление орков, но не должен был использоваться в военных целях. Он открывался для паломников в храм Бельджара. Так же на нем открывалось миртанское представительство.

Хоринис

Вопрос об острове Хоринис на переговорах не был затронут. Формально он принадлежал Миртане, но фактически власть короля на него не распространялась. На восьмой год правления Арданариха, Ли подал королю прошение об отставке с поста канцлера. Король отставку принял, но поручил Ли восстановить суверинитет Миртаны над Хоринисом («с учетом законных интересов орков»).

В отличие от материка, где в смутное время свирепствовали банды диких баронов, на Хоринисе сложилось несколько устойчивых квази-государств. В долине Хориниса власть захватил лендлорд Онар. Еще до падения Вангарда он создал свою армию. Точнее — ее создал Ли, но костяк этой армии уехал с генералом на материк, и Онар пополнял армию в основном беглыми каторжниками, правда не принимал откровенных бандитов.

После отплытия паладинов на материк Онар ужесточил блокаду города, поставив условием снятия блокады признание своей власти над всей долиной Хориниса включая город. Под угрозой голода в отсутствие королевских войск и морской торговли горожане приняли его условия.

Миненталь заняли орки. В Яркендаре каньон и южный Яркендар также находился под их контролем. Побережье занимала пиратская республика Грега. Она была подчеркнуто нейтральна, поэтому у них не было столкновений с орками, которые беспрепятсявенно могли пользоваться побережьем для морских сообщений. Восточный Яркендар держал барон Равен, а после его загадочной смерти — барон Торус. Центральный же Яркендар с развалинами древнего храмового комплекса был под управлением духовенства круга воды.

Для восстановления королевской власти на Хоринисе туда был отправлен Ли в качестве губернатора с самыми широкими полномочиями. Для решения проблемы ему был подчинен корпус охотников на драконов.

Первой целью Ли было установление власти короля над долиной Хориниса. При этом Ли стремился избежать кровопролития. Высаживаться в порте Хориниса он не пытался, резонно полагая, что порт охраняется воинством Онара.

Вместо этого он, заручившись согласием орков, высадился на побережье Миненталя, прошел оттуда в долину Хориниса и занял горный форт неподалеку от усадьбы Онара. После чего Ли отправил гонца к Онару с требованием через 3 дня предстать перед губернатором. Вместе с этим в город был тайно направлен Ларс для тайных переговоров.

Онар, никак не ожидая появления в центре своих земель крупного вооруженного отряда, бросился к форту и там убедился в серьезности сложившейся ситуации. По его приказу из города был подтянут отряд, составлявший гарнизон Хориниса. По истечении первых суток войска Онара были готовы к штурму.

И тогда из форта вышел отряд охотников на драконов. Этим Ли преследовал одну цель — оттянуть время для того, чтобы Ларс успел завершить свою миссию. Ли своей цели добился. Увидев столь сильного противника, Онар не решился штурмовать форт и отправил гонца в Хоринис с приказом собирать ополчение и выходить к форту.

Но к утру ситуация кардинально изменилась. Ночью наиболее боеспособные воины Онара из числа ветеранов Ли перешли на сторону генерала. К тому же вернулся гонец с известием, что его не впустили в город и что над воротами Хориниса развернут королевский флаг. Онар оказался между 2-х огней. С одной стороны был форт с отрядом Ли, численности которого он не знал. С другой стороны был лояльный королю город, который мог собрать ополчение в помощь Ли. К тому же надо было считаться с возможностью того, что в Хоринисе высадятся королевские войска.

Простояв у форта в нерешительности до вечера, Онар со своей дружиной затем отступил от форта и укрылся на своей усадьбе. По истечении третьих суток он не нашел ничего лучше, чем выполнить требование нового губернатора и отправился в форт.

Ли принял его так, как будто принимал прежнего губернатора Хориниса, лояльного королю. Он потребовал полного отчета о собранных за последние годы налогах, о расходах казны. Также потребовал передачи оставшейся казны новому губернатору.

Онару ничего не оставалось делать, как выполнить эти требования. Обвинений в измене Онару не было предъявлено, поле чего он вернулся в свою усадьбу. Дружина его была переподчинена губернатору.

Таким образом без кровопролития была восстановлена власть короля над долиной Хориниса.

Статус Хориниса

Окончанием эпохи робаридских войн считается заключение договора о статусе острова Хоринис.

По восстановлении королевской власти в долине острова, начался долгий период миртано-орочьих переговоров. Только через полтора года после их начала был заключен «договор о Хоринисе». По этому договору миртанской короне принадлежала власть над долиной Хориниса, центральным и восточным Яркендаром. Побережье Яркендара также перешло под власть миртанского короля, но орки и паломники могли свободно и беспошлинно пользоваться им для морских сообщений. Для защиты побережья, там располагался миртанский гарнизон. Предводитель местных пиратов Грег получал титул барона и переходил со своей командой на службу королю. Также на службу королю переходил и барон Торус.

Под свою власть орки получали каньон и южный Яркендар. Миненталь оставался под власть орков, но горный замок с окрестностями и его владелец барон Лестер находились под юрисдикцией Миртаны. Также миртанской территорией становился прежний лагерь генерала Ли, известный как «Новый лагерь». По дорогам, ведущим в эти земли орки обязались обеспечить свободу и безопасность передвижений.

С целью укрепления взаимного доверия в Минентальском замке находилось миртанское представительство, а в Хоринисе — орочье.

Для недопущения возрождения культа Крушака-Спящего, минентальское болото, как место произрастания болотника, объявлялось запретной территорией. Вокруг него расставлялись посты (людские и орочьи, а позднее и совместные), в море на рейде должны были постоянно находиться, по крайней мере, 2 боевых корабля, оркский и человеческий.

Взаимное влияния культур

Кочевники, поселившись в Варанте, попали под очарование древней варантской культуры. Они пытались заменить свою культуру, подражанием культуре чужой.

Когда наступило время военного столкновения с Миртаной, выяснилось, что кочевники во многом утратили свой боевой дух, но не приобрели единства с коренным населением. Результатом было поражение в войне и подчинение Варанта Миртане. А кочевники, утратив свое привилегированное положение, были вынуждены вернутся к прежней жизни.

Но именно этот возврат к своей культуре, к своим корням привел к возрождению боевого духа. И вот уже новый хан наносит поражение отрядам орков, не позволяя им войти в Варант, громит легионы лорда Альберто, и возрождает независимый Варант, но уже не в подражание древнему Варанту. Теперь это иль-Варант — держава, в которой сосуществуют взаимно обогащая 2 культуры — городская культура древнего Варанта и культура степного иль. Именно во многообразии был залог жизнеспособности нового государства.

И когда возникли проблемы с престолонаследованием, то варантийцы приняли нового государя, но сделали это не отступая от своих традиций и законов. И далее Варант существовал в составе единой Миртаны не растворяя свои культуры в миртанской.

У орков ситуация развивалась иначе. Традиционное орочье общество отторгало все новые веяния, как приходившие извне, так и рождающиеся внутри. Но появилось поколение, жаждавшее новых знаний. И так случилось, что одному из этих новых орков — Хош-Паку, посчастливилось найти потерпевший крушение корабль, на котором перевозилась богатейшая библиотека храма Бельджара. Вокруг Хош-Пака собрались орки, готовые принять новые знания, благодаря которым орки сумели победили в кровопролитной войне с сильнейшей державой того времени — с Миртаной.

Был и другой пример. В минентальской колонии оказались вырванные из привычной среды, лишенные будущего, потерпевшие крушение всех надежд люди-каторжане и орки-рабы. В отчаянном стремлении найти хоть какую опору в жизни, обрести, хотя бы призрачную, надежду на будущее те и другие обратились к древнему оркскому культу. Оказавшись вместе в минентальских шахтах, люди и орки, впервые за многие столетия, сумели найти общий язык.

Они ринулись к древнему божеству со всей страстностью неофитов, наконец-то нашедших смысл жизни. Отвергнутые привычным миром они отринули его ценности. И вот такой контакт двух культур породил химеру — культ Крушака-Спящего в его крайней, извращенной форме.

Это была жизнеотрицающая система, ломающая все стереотипы поведения как орков, так и людей. Это был духовный наркотик (который, впрочем, подкреплялся наркотиком и обычным — производными болотника), опьяняющая идея, отрицавшая ценность жизни и ценность развития, противопоставившая себя диалектики троебожия.

Может возникнуть ложное мнение, что, например, последователи Инноса были нравственнее, честнее и благороднее членов болотного братства. Оно столь же неверно, как и обратное. Срели духовенства Инноса процветало мздоимство, высокомерие. И не надо забывать кровавую бойню, названную «войной сил света против сил тьмы».

Но последователи традиционных культов провозглашали ценность жизни, ценность семьи, ценность развития. А болотное братство стремилось к освобождению от пут жизни. Они заменяли реальную жизнь дурманными миражами курящегося болотника. Их целью было прекращение жизни. Не как смерть, подразумевающую новую жизнь, а как «истинное освобождение» — прекращение как жизни, так и смерти. И если бы их учение победило, то жизнь прекратилась бы в одном поколении. Именно поэтому как орки, так и люди каленым железом выжигали это учение.

Культура орков настолько отличается от человеческой культуры, что их сближение и взаимопроникновение не должно происходить столь стремительными темпами. Тогда, существуя во взаимосвязи, но не вливаясь воедино они обогащают друг друга, не порождая химер.

Именно такую модель симбиоза культур удалось создать Арданариху. Когда сосуществовали, обогащая друг друга культура Миртаны и культура иль-Варанта. И именно этого не удалось создать ни варантским королям, ни Робару I. Этому способствовало то, что объединение нужно было как Миртане, так и Варанту. А объединить военной силой не могла ни та, ни другая сторона. Кроме того, народы обеих стран были утомлены предыдущими войнами и более всего хотели установление мира.

Не стоит отбрасывать и субъективный фактор — личность новой королевы. Мамура сразу полюбилась миртанскому народу. Тут сыграли роль ее красота, ее безупречная репутация, е драматическая судьба. Но, пожалуй, главную роль сыграли обстоятельства ее встречи с Ардариком. Эта история надолго стала излюбленным сюжетом баллад, и любого менестреля прежде всего просили исполнить балладу об отважном Ардарике и прекрасной Мамуре.

Именно благодаря ей в Миртане появилась мода на варантское (что, казалось, было немыслимо после миртано-варантских войн). Женщины стали подражать Мамуре в одежде, в украшениях (например именно тогда появилась мода на серебряные сережки в виде цветов). Многие дамы стали учиться верховой езде, стрельбе из лука. А в Варанте появилась мода на миртанские баллады.

Известен такой исторический факт — когда Арданарих и Мамура посетили Варант в годовщину рождения наследника, в их свите оказались менестрели, называвшие себя «In Extremo», и их песнопения столь полюбились варантийцам, что об этом факте упомянул летописец. С тех пор миртанские менестрели стали желанными гостями как в варантских городах, так и в кочевьях иль-Варанта.

Были и утилитарные последствия взаимного влияния культур. Именно тогда появилась почтовая система, просуществовавшая в неизменном виде несколько столетий. В миртанской армии мечи стали вытесняться саблями. Вместо походных шатров стали использоваться юрты. Получила распространение кольчуга бронного плетения.

Но еще более важным оказалось создание университетов. После раздела Хориниса орки перенесли свой университет в Яркендарский каньон, ближе к яркендарской библиотеке.

В то же время Ли создал академию в Хоринисе, целью которой изначально было исследование причин поражения Миртаны в войне «с целью недопущения подобного в будущем». Там собиралась и исследовалась вся информация, связанная с прошедшей войной. После того, как эта работа была проведена, Ли, по поручению короля, организовал обучение военноначальников Миртаны и Варанта по примеру университета Хош-Пака. Впоследствие эта академия дополнилась гражданскими направлениями и стала основой Хоринисского университета с его знаменитой военной академией.

Чуть позднее, по восстановлении храмового комплекса в центральном Яркендаре, по примеру орочьего уневирситета был создан Яркендарский университет Аданоса. Но его специализацией стало богословие и, позднее, гуманитарные науки.

Итоги эпохи

Эпоха робаридских войн прошла под знаком построения миртанской империи. Эту империю удалось построить Арданариху I. А его сын Алвинарих расширил ее границы, присоединив Гатию и Нордмар. Казалось бы, раз с этой задачей не справился столь выдающийся монарх, каким был Робар Святой, то Арданариху, правителю, не обладавшему, в общем-то, никакими особыми качествами, тем более это должно было быть не под силу.

Тем не менее то, что великим трудом и большой кровью тщетно пытались сделать Робар I и Робар II, легко, без видимых усилий и не проливая крови, сделал Арданарих. А Алвинарих развил его успех. В чем же дело?

Робар I начал построение империи с большого пролития крови. Он силой подчинял другие народы, и как только сила ослабла, они сразу же стремились освободиться. Робар II продолжил его дело теми же методами. Военная машина Робара I могла существовать, только проводя непрерывные войны.

И как только эта машина стала пробуксовывать, так империя начинала разваливаться, поскольку империю больше ничто не скрепляло. И если у Робара II в начале правления хватило сил не допустить развала, то затянувшаяся война с орками империю погубила.

Арданарих строил империю в ответ на стремление народов преодолеть последствия войны. Он присоединял народы, стремившиеся к присоединению. Он не подчинял эти народы, он не пытался навязать им миртанский образ жизни и миртанский образ правления. Арданарих сохранял многообразие этносов и многообразие культур при наличии единого стремления к объединению.

Благодаря этому Арданарих мирным путем, всего за несколько лет, воссоздал миртанскую державу в границах королевства времен Робара II, вывел Миртану из подчинения оркам при этом установив с ними длительные мирные отношения, позволившие через несколько столетий начаться эпохе Великой Конвергенции.

:: версия для печати версия для печати :: оглавление оглавление :: наверх наверх ::



Рейтинг@Mail.ru The entire contents of this web site are © 2002-2007 by Snowball Gothic Community. Portions are © 1995-2007 by Snowball Avalanche LLC. All rights reserved. При цитировании ссылка обязательна. По всем вопросам пишите на akmych@myrtana.ru. Version 2.3.0. Rambler's Top100