Проект Готика

Турнирное прохождение Г2о. Путь Жирафа

Автор: Nikk
Дата публикации: 15.09.2005
Дата последнего изменения: 15.03.2017

Заранее прошу прощение за «окололитературность»… это всего лишь прохождение в рамках последнего турнира. За 100-процентную точность не ручаюсь, пишется конечно «по мотивам», но пытаюсь писать именно «как было».

Как Жираф гулял в лесах Хориниса и уничтожил Драконов в горах Миненталя

Глава 1. Путь в город
Глава 2. Знакомство с городом
Глава 3. Поиски работы
Глава 4. Путешествие по ночному Хоринису
Глава 5. Городские заботы
Глава 6. Воровские забавы
Глава 7. Путешествие к голему
Глава 8. Первая кровь Миненталя
Глава 9. Путь в крепость
Глава 10. Прогулка к шахте
Глава 11. Туда, сюда и обратно
Глава 12. Как стать паладином
Глава 13. Знакомство с Монастырем
Глава 14. Монастырские страсти
Глава 15. Вырванный Глаз
Глава 16. В окрестностях двора Онара
Глава 17. Правосудие Хориниса
Глава 18. Глазная Операция
Глава 19. Второе пришествие
Глава 20. Смерть драконов
Глава 21. Последний обход
Глава 22. Подземелье монастыря
Глава 23. Прощальная мозаика
Дата публикации: 00.00.2005
Дата последнего изменения: 15.03.2017

Глава 1. Путь в город

И было утро, и был день первый. И стоял Ксардас над душой, со своими назиданиями и поучениями. И даже благодарность за то, что не дал погибнуть (или дал, но отнял?) не спасала от его занудности. Не слушая «благородного Старикана» Жираф сунул нос в его книжки, по — быстрому собрал мелкий хлам, попавшийся под руку, и выскочил из башни.

Перед ним стояла с виду простая, но усложненная дополнительными условиями задача. Следовало по быстрому накачать мышцы. При этом требовалось максимально удовлетворить потребности граждан, научиться всему, чему научат и продать все, что удастся подобрать в канавах или просто стащить. Схватив на бегу росшие у скалы грибочки, Герой (а наш Жираф был весьма Геройской натурой) выскочил на берег дивного пруда. Только было он собрался открыть рот от изумления и восхищения, как на него с клекотом и ворканьем бросился размахивающий палкой гоблин. Самый, что ни на есть, зеленый и противный гоблин. Испытывая тяжелое разочарование Жираф ухватил покрепче такую же точно палку и тремя ударами повалил кайфоломщика. Отношения с окружающим миром были испорчены, гармония нарушена и гоблины приобрели в лице Жирафа непримиримого врага. Спустившись в прикрываемую гоблином пещеру (а тот оказывается стоял на стреме, потому и кинулся), Жираф с явно выраженным удовольствием перебил подельников агрессора, а заодно и сочувствующих им полевых жуков. Жуки чирикали и больно кусались.

Было желание идти вглубь пещеры, но, оценив «увеличение веса противников», Жираф вспомнил о срочности своей миссии и поспешил вернуться на дорогу. И тут же на него кинулся молодой, но очень злобный волк. А потом еще два гоблина, угрожающе размахивающие палками и громко орущие непристойные выкрики. Этот мир явно нуждался в лечении. Он был чересчур агрессивен и полон риска.

Поскольку дорога кишела монстрами, Герой (как и всякий нормальный герой) решил пойти в обход. И от костра ушел вправо решив пробираться по скалам. Далеко уйти не удалось. Скоро впереди зашипели вараны, а ниже завывали черные зверюги, удивительно похожие на варгов.

Свернув налево, к дороге, Герой буквально свалился на голову какому-то бандиту, который кроме противной наружности имел еще и рисунок с его, Геройской, мордой лица.

Кое-как открестившись от встречи с предводителем бандитов, Жираф потрусил дальше, по направлению к Городу.

Встреча с первым миролюбивым человеком ознаменовалась для Жирафа трогательным рассказом, как его, несчастного, ограбили несносные бандиты, представляющие огромную опасность для всех мирных граждан. Пастух растрогался, посочувствовал и рассказал, что у его патрона можно прикупить одежонку, без которой в город — ну просто не пустят. И добавил, что бандиты его тоже беспокоят.

Найдя понимание в лице коренного населения, Герой развернулся и побежал к бандитам. После непродолжительных переговоров и ударов дубиной из-за угла те успокоились и решили больше никому не вредить. За что Жираф и удостоился от пастуха первой лычки «выполненного задания» и трех бутылок вина в награду. А потом начались тяжелые крестьянские будни: Долгий разговор с местным кулаком, сбор для него свеклы, отоваривание сковородкой его жены и небольшая попойка с его батраком Вино. Да, имя вполне соответствовало этому забулдыге.

В конце концов, эти труды окупились еще четырьмя отметками в «путевом листе» и купленной по сходной цене в 30 гольден штуке (гш) крестьянской одежде. Попутно Жираф, так, на всякий случай, отхватил пропуск у какого-то проезжего торговца, пообещав ему позже отплатить посильной услугой.

Через некоторое время, попутно разобравшись с несколькими жузжасщими бестиями и подобрав в канаве ржавый меч, Жираф проследовал через парадный вход в город Хоринис. Сообщив стражникам, что он всего лишь идет к кузнецу и заработав тем самым очередную отметку в путевке.

Глава 2. Знакомство с городом

Город просто поразил Жирафа своим уютом и миролюбивостью. Никто не бросался с палкой на раскрывшего рот провинциала, никто не торопился вывернуть его карманы, и даже более того, важные люди поручали ему не менее важные поручения. Буквально за час он вернул Маттео долг вертихвостки Гритты, взял поручения у Плотника и Алхимика и получил благословение мага Ватраса. Последний немного построжился, даже что-то поспрашивал, но зато не только благословил, но и полностью излечил раны Героя. Раздуваясь, от ощущения силы и здоровья, Герой вприпрыжку направился к рыночной площади.

Торговцы Хоринисского рынка были просто напичканы проблемами. Практически у каждого было самое срочное и самое неотложное дело. Выспросив у торговца около-магическими прибамбасами где алхимик собирает свои травки, а у девушки с саблями — почему возникли проблемы с поставками продукции сельского хозяйства, Жираф получил по скромной цене благословение священника Инноса. Повернувшись от ворот, Герой увидел ловкача, на которого жаловался еще один торговец, теперь почему-то спокойно стоящий неподалеку.

— Послушай, — обратился Жираф к бездельнику, — Ты зачем это украл у моего друга кошелек?

— Ну е-мое, опять бить будут, — воскликнул тот, и развернувшись бросился бежать. С удовольствием отметив, что он, наверное, очень круто выглядит, Герой припустил за беглецом, и, несмотря на то, что тот бегал значительно быстрее, все же настиг его между казармой и портом.

— Отдавай деньги, негодяй! — вскричал пышущий праведным гневом Защитник униженных и обиженных.

— Да на, у меня еще есть, — ответствовал не желающий связываться негодяй, — и вообще, меня Ренгару зовут, может еще свидимся. А не со мной, так с дружбанами моими встретишься.

Решив, что «дружбаны» — это весьма весомый аргумент, Герой проявил благодушие и отпустил раскаявшегося преступника с миром. А сам направил стопы в порт, дальше знакомясь с окружающими безобразиями.

Первой жертвой Справедливости в порту стал охранник на складе. Получив в пузо «Огненный шар» он кинулся, было в драку, но был добит и разоружен. Сундуки, послушно раскрыв свои недра, подарили Жирафу несколько целебных эликсиров и пакет какой-то зеленой дряни.

Пройдя дальше по набережной, и выслушав жалобу смотрителя маяка, Жираф увидел первую знакомую физиономию.

— Привет! — воскликнул Ларс, — Ты откуда такой ободранный?

— Сам ты… наемник недобитый, — незлобно огрызнулся Жираф. — Скажи лучше, как к Главному Паладину попасть?

— И меня не пусчають, — согласился Ларс, — А там столько вкусненького… Но я знаю, кто может это дело организовать! Ли! Он все может, он Герой и Предводитель! А я всегда тут стою, да вот к ночи только в эту забегаловку заглядываю.

Окинув взглядом «забегаловку», Искатель приключений решил что пора промочить горло и направился ко входу. Где и напоролся на, поджидающего слабаков, вышибалу.

В этот раз судьба отвернулась от костолома и его медяки перекочевали к Поборнику справедливости и Защитнику своей собственности. Убрав свой ржавый меч на пояс, Жираф прошел внутрь.

Подмазав бармена Жираф выяснил, что сидящий в углу Нагур местный спецагент и получив у него спецзадание на спецработу направился дальше, успокаивать стучащего на весь порт Феллана.

Пройдя вглубь портовых сооружений, Герой, сначала сразился с местным гладиатором (и ланистой по совместительству) Альриком, заработал несколько монет и только потом вернулся к долбящему домовладельцу.

Договорившись с Фелланом, что больше он шуметь не станет, Жираф оглянулся в поисках новых проблем и увидел в ближайшем домике мужика, сидящего в кресле с высокомерным выражением морды. Не стерпев, герой вмазал ему «Огненным шаром» и, увидев как тот ловко выхватывает меч, бросился бежать мимо его дома, надеясь спрятаться. Спрятаться не удалось, но зато удалось забежать в дом и прикрываясь столом наделать в камзоле зазнайки дыр. Осмотрев трофеи, Грамотей обнаружил книжицу и с предвкушением романа сунул в нее нос. К сожалению, ничего, кроме скупых долговых расписок, там не было.

Выйдя из дома «последней битвы», Жираф увидел вкалывающего кузнеца, который, за скромное вознаграждение, согласился научить его быть сильнее. Вознаграждение он, конечно после недолгих «уговоров», вернул, с небольшими процентами. Прислушавшись, ставший в два раза сильнее Жираф, расслышал в ближайшем доме бульканье и бормотание. Заинтересовавшись, он заглянул на звук и увидел зачуханного алхимика, который в счастье от подвернувшегося простака, предложил ему проверить работу заклинания по «стиранию негатива». Герой, не откладывая в долгий ящик, проверил заклинание на самом алхимике и получив от него честно заслуженную награду отправился дальше. Портовый район оказался освоен, и было пора возвращаться к цивилизованным людям.

Глава 3. Поиски работы

Обрадованный «благословленностью» вновь испеченного Праведника, Плотник согласился ходатайствовать о его городской прописке, а вид «долговой книжки» просто привел его в экстаз. На радоятях, он, не сходя с места, научил Героя взламывать замки и напутствовал самыми добрыми словами.

Пройдя сквозь подворотню, Жираф увидел Охотника и вспомнил, что одному из мастеров требовались шкуры. А не сделать ли маленький бизнес, подумал он. Охотник шкур не предложил, но согласился за умеренное вознаграждение, сводить его на экскурсию в ближайший лес.

Экскурсия оказалась не такой уж безопасной, но зато принесла Герою заслуженную славу, шкуры волков и мракориса, и даже топор орка, непонятно как оказавшегося у самых стен города.

Раздосадованный высокой кучностью неприятностей Охотник развернулся и потопал в город, а Искатель Приключений направил свои стопы вдоль городской стены, попутно собирая грибочки и всякий хлам, и лелея надежду его кому-нибудь загнать. Пройдя вдоль стены на север, Жираф «вылез» на дорогу около какого-то пня и, возрадовавшись от восхищения, собрал растущие рядом травки. Восхитило его нахождение Коронного растения — травки редкой и весьма полезной в алхимической промышленности Хориниса.

Перейдя дорогу, Герой сразился с волком, за обладание его шкурой и справедливо решив, что на дороге его могут поджидать неприятности, направился к городу вдоль отвесных скал. Последние, кстати, оказались не такими уж отвесными, и забравшись повыше (дабы осмотреться конечно) Счастливчик нашел чьи-то останки с, ждущими нового хозяина, Эликсирами и Колечками. Колечки оказались просто чудесной находкой, одарив нового владельца дополнительной силой и защитной аурой.

Приток силы не ослепил благоразумности Героя и он решил возвращаться в город. Заглянув в попавшуюся пещеру, он нашел там много полезного, но, уловив шорох из глубины, полностью ее осматривать не стал. Уже перед самыми воротами города, заплатив за «как бы помощь» стоящему на развилке Гаишнику, Ответственный Разведчик вспомнил слова торговца Цуриса и осмотрел лежащую вдоль стены местность. За что и был вознагражден целой охапкой трав и корешков.

Вернувшись в город Жираф вздохнул полной грудью от ощущения безопасности. Вернув стоявшему неподалеку купцу украденные Ренгару деньги, Честный Правдоискатель ничего взамен не получил, но, поболтав об Альрике, выпросил таки его меч. Довольный приобретением хотел уже двигаться дальше, но был тут же перехвачен Кантаром, тем самым торговцем, которому Герой легкомысленно пообещал услугу в обмен на так и не понадобившийся пропуск. Признавая долг, подавленный Жираф подсунул навязанную Кантаром бумагу торговке и, вздохнув, направился к Бельтраму. Договорившись с купцом о доставке товара от близлежащего помещика, Жираф отправился искать себе постоянную работу.

Алхимик, от вида охапки принесенных трав, уронил челюсть, Кузнец восхитился топором орка, а Шкурник радостно ухватился за принесенные трофеи и, с радостью, принял Жирафа в ученики. Для дальнейшего продвижения своей карьеры, новоиспеченный Гражданин Хориниса, направился в казарму, к представителю «Сил самообороны».

Посещение казармы оказалось весьма полезным. Герой узнал, что в городе орудует воровская шайка, вступил в городское Ополчение, повысил навык владения мечом и силу. В качестве вступительного задания лорд Андре предложил ему найти в порту пакет дури, которую Быстрый Олень тут же ему и выложил.

Стоял теплый летний вечер, по городу, мерцая, горели желтые фонари, распространяющие над каменными мостовыми ауру мира и уюта и вырисовывающие на деревянных стенах затейливые отблески. Жираф галопом несся в верхний город.

Глава 4. Путешествие по ночному Хоринису

Отважно ответивший на каверзные вопросы охранников Соискатель аудиенции был, наконец, допущен к столу лорда Хагена, и ринулся его убеждать в реальности «Минентальской опасности».

Лорд, человек в политике искушенный, решил просто: «Хочешь, чтоб тебе поверили — неси доказательства». Вот так просто, сходи к Драконам и принеси фотографии… тьфу, письменные подтверждения.

Ежась от страха и предвкушения приключений на свою самую многострадальную часть организма, Герой рванул в очередное авантюрное приключение. Уже выбегая из города, он вспомнил про необходимость наведаться к помещику и про то, что там поджидают головорезы — наемники.

— Эй, друг, — обратился Сын Осторожности к стоящему на развилке милиционеру, — ты ж вроде бабки брал за охрану? Так вот и отработка светит. На Акила наемники наезжали, надо бы проведать его.

— Вах! — воскликнул милиционер, — Пабежали быстрее, может, кого поймаем!

И они побежали, мужественно истребляя здоровенных шершней и наглых волков, а на лестнице Герой, с чувством глубокого удовлетворения, побил еще одного ненавистного гоблина.

На дворе Акила ошивалось двое здоровенных Наемников. Их наглые морды свидетельствовали о вымогательских намерениях, а мощное двуручное оружие внушало уверенность в патологических склонностях. Милиционер так ошалел от стресса, что, выхватив свой кургузый мечик, кинулся в драку. Крестьяне, осознав подставу и будучи уверенными, что за убийство «Воина короля при исполнении», им придется расплачиваться еще круче, чем в сваре с наемниками, дружно кинулись в битву. Наемники, не ожидая такого дружного нападения, сопротивлялись недолго и бесславно полегли.

Герой, вытирая окровавленный меч, получил товар для Бельтрама и, попрощавшись с храбрым ополченцем, потрусил в направлении востока. Сразу за каменным мостом к нему попытались пристроиться гоблины, видимо соблазнившиеся идеей совместного забега, но быстро отстали. Справа заскрипели полевые жуки, а слева промелькнуло одинокое строение на развилке дорог, архитектурой смахивающее то ли на публичный дом, то ли на таверну. Быстроногий Жираф не останавливаясь, рысью, приближался к проходу в Миненталь. До полуночи оставалось меньше часа.

Проскользнув в дверь ограды, Герой снова припустил. Он не останавливался, ни когда его кусал за пятку молодой волк, ни когда за сапог зацепилась здоровенная крыса. Гомон гоблинов неподалеку от тропы только ускорил его бег. Миновав последнюю стаю из четырех наглых молодых волков, Марафонец нырнул в пещеру прохода в Миненталь. В ушах зазвенело. Взглянув на будильник Жираф убедился что успел — часы показывали 00:05 минут 1 дня. До его воскрешения Ксардасом оставалось почти 8 часов.

Решив прихватить на память хоть какой сувенирчик, Герой поднялся на взгорок и, пообрубав лапы двум полевым жукам (а то мешают пройти кому попало), нашел руну телепорта. К этому самому месту.

«Во как», — подумал жираф, — «барьера то нет, я потом прямо сюда и телепортируюсь». Воодушевленный такими наивными надеждами он потопал обратно в Хоринис.

Четверо молодых волков, заметив возвращающегося труса, разинули пасти от изумления и направились к предполагаемому запоздалому ужину. Собственно, так и не осознав своей глупости, они расстались со своими шкурами, а Осерчавший охотник направился по только что (или еще только через 16 часов) проделанному маршруту. Временная синхронизация регионов Хориниса явно внушала опасения и, для спокойствия нервной системы, Жираф решил больше на эту тему не думать.

Перед ним широко раскинулся ночной Хоринис, раскрывший сонные объятия своему новому Покорителю. Стрекот цикад, жужжание шершней, струящийся звездный свет — все шептало Герою о нежности и неповторимости хрупких мгновений, стонущих и разлетающихся брызгами осколков под натиском жерновов судьбы и божественной воли. Жираф достал меч и, предвкушая удовольствие битвы, направился к гоблинской заставе.

Глава 5. Городские заботы

Громкий хруст сминаемого позвоночника был дополнен эхом предсмертного хрипа. Кровавая пена выступила на искусанных кривыми клыками губах маленького извращенца, и он задергался, пытаясь даже в смертельных конвульсиях дотянуться до плоти ненавистного человека, разрушившего всю его жизнь, все его идеалы и мечты Ненависть билась в огне его блекнущего взора.

Жираф убрал меч, удовлетворенно оглядел валяющиеся зеленые трупики, и, подобрав их незамысловатый скарб, побежал дальше. Эта встреча была лишь маленьким эпизодом его отношений с племенем маленьких зеленых человечков. Где-то впереди, в скалах, пряталась пещера, освещаемая отблесками небольшого костра, у которого проводили свои последние часы презренные негодяи, бандиты, стремящиеся бросить Хоринис в пучину коррупции и разбоя. Там ждала Жирафа измятая, вонючая записка, изобличающая одного из портовых торговцев.

Войдя в город в предрассветном сумраке, Ночной Охотник прошелся по его уснувшим домам. Сундуки послушно открывались, бутылочки и всякие полезные вещи с полок, послушно укладывались в его безразмерный карман. В течение нескольких часов буржуа Хориниса перенесли заметное облегчение в области достатка, а финансовые запасы Борца за всеобщее счастье — окрепли до приемлемых размеров. Где-то в районе 4 часов утра Жирафу повстречался пресловутый Валентино, а к окончанию этого грабительского марафона в хозяйстве первого была уже коллекция Кровавых чаш. Хоть надо признать — не полная коллекция.

Последними штрихами послужили изъятие чаши из сундука с ключом на камине, в 8 утра, и маленькая огненная стрелка в Лютеро, после которой ближайший стражник, с явным воодушевлением, порубил его в капусту. Воспользовавшись плодами его труда Хитроумный Жираф получил несколько занятных книжек и вещей, после чего применил заклинание забывчивости, решая таким образом проблему будущих взаимоотношений.

Спустившись в порт, Жираф заглянул в таверну, где он убедился, что милиция отрабатывала наколки четко, поскольку Нагур, заложенный вечером, уже отсутствовал, а Кардиф, скарбезно ухмыляясь, намекнул о намеченной Герою «стрелке».

Тут же, в порту, Новоиспеченному ополченцу, пришлось (как это ни было неприятно) заглянуть в бордель. И передать днюющему и ночующему там Стражнику, что его уже давно ищет казарменное начальство. Ругнувшись, тот побрел на рабочее место, а Блюститель нравственности направил свои стопы к Хальвору, торговцу, имя которого и было упомянуто в противной, вонючей и мятой бандитской записке.

Разобравшись, что Хальвор вполне добропорядочный горожанин, поскольку готов поделиться ценными породами рыб, Образец Хитрости решил на всякий случай проверить, не спрятал ли он чего на крыше. Прогуливаясь по крыше Хальворского особняка, Дальновидный Зоркоглаз заметил торчащего на пустыре типа мрачной наружности. Свирепый взгляд и наколки по всему периметру выдавали в нем чужеродный и уголовный элемент. Вспомнив о своем долге Королевского Стражника, Жираф решил не опускаться до беседы с мразью, негодяем и преступником, достал арбалет последней модели и посредством иглоукалывания привел психику подопытного в устойчиво-горизонтальное положение. Осмотрев, в поисках доказательств преступной деятельности, вещи покойного, нашел оные доказательства в качестве ключа ржавого, в количестве одной штуки.

При встрече с Ларсом, последний конечно удивился, что Жираф предпочел службу в ополчении вольным хлебам наемников, но этот факт ничего не изменил в их традиционно дружеских отношениях. Зато портовый наблюдатель дал Искателю Приключений классную наводку на вход в канализацию, хотя от связей с ворами открещивался с завидным упорством. Видимо, от греха подальше, сделал скидку «на форму».

Глава 6. Воровские забавы

Спрыгнув в воду и выбравшись у входа в городскую канализацию, Крадущийся Закон пробрался внутрь, и приступил к обследованию мрачных, осклизлых и зловонных катакомб. В первой же комнате, перестреляв полдюжины здоровенных крыс, он обнаружил воровскую начку. Серебро с нацарапанными инициалами Карагона и лук с личной пометкой Боспера доказывали, что Ищущий Воров на верном пути. Решив не поднимать шум, он взял наизготовку свиток сна и стал красться по коридору. Однако, стоящий на страже вор был остроглаз, остронюх и потрясающе внимателен, так что загодя заметил приближающегося Героя.

— Ну и чо тебе тут надо? — вежливо поздоровался вор.

— Да, это, я Атиллу замочил, — решил намекнуть на свою крутость Жираф, — Где Главный, то?

— Будет, будет… — загадочно ухмыльнулся Страж и повернулся, указывая дорогу.

Но Осторожный Жираф решил не рисковать понапрасну, активировал свиток и, не торопясь, зарезал валяющегося на грязном полу негодяя. В кармане последнего лежал фигурный ключик, точно подошедший к замку ближайшей двери, а внутри нашелся интересный сундучок. Повозившись несколько минут с головоломной комбинацией замка, придуманной явно извращенным сознанием, Терпеливый Взломщик обнаружил содержимое, которое стоило даже больших трудов. Бутылка с эликсиром ловкости и амулет большой силы радовали больше любых денег.

Расслабившись от такого щедрого подарка судьбы, Жираф топал по коридору, не обращая внимания на опасности. И остановился, лишь уткнувшись в матерого вора с длиннющей шпагой. Но тот, видимо уверенный в дееспособности стремного, т.е. стоящего на стреме сотоварища, или просто по своей безалаберности, отнесся к появлению незнакомца спокойно. Более того, он даже не сильно возражал, когда Обнаглевший Гость очистил охраняемые им сундуки.

Восхитившись своей смелостью, Храбрый Жираф решил не останавливаться на достигнутом и войдя в раж и в соседнюю комнату, довольно чистую и опрятную, первым делом вскрыл сундук Предводительницы. Она в это время была углублена в чтение очередного опуса любимой детективной серии и наглухо игнорировала окружающую реальность. Лишь на прямое обращение она отреагировала коротким диалогом и сообщила, что готова принять Незнакомца новобранцем при выполнении одного маленького, но очень ответственного поручения. Поручение оказалось простеньким и, благодаря Инноса, что не успел продать кольцо, утащенное утром из сундука алхимика, Испытуемый вручил его Кассии после чего был торжественно натурализован в Воровской Гильдии Хориниса.

Договорившись со Смертоносной Красоткой за небольшую плату, что она будет обучать его ловкости, Ловкач использовал эту возможность, а затем пожалел уплаченной мзды и, забравшись повыше, несколькими арбалетными болтами закрыл историю воровской гильдии Хориниса. Собрав с пола великолепные шпаги и изымая теневые средства, для возвращения их в официальный оборот, Страж Закона думал, что вот таким нехитрым способом он выполнил самое важное поручение лорда Андре. Оглянувшись, и не обнаружив более ничего примечательного, он направился к выходу, гадая, где оборудована дверь в подпольный мир.

Дверь вела в главную гостиницу Хориниса, полностью абонированную паладинским орденом. Это внушало уверенность в устойчивости Миртанского общества, Паладины все держали под контролем.

Направляясь к лорду Андре с кратким отчетом о проделанной работе, Герой мечтал о заслуженных дифирамбах и обдумывал дальнейший маршрут. Ресурсы Хориниса по развитию его «Качеств» и «Характеристик» были почти полностью использованы. Холодной волной стала для него недовольная мина Предводителя, заявившего, что нельзя, видите ли, просто по своей прихоти, колотить или обворовывать уважаемых Граждан, уважаемой Верхней части, уважаемого Города, находящегося под управлением уважаемых Паладинов, ведомых уважаемыми Магами самого уважаемого Инноса.

— Короче, шеф, сколько? — прямо спросил Проникшийся, — 100 гш? Ну так вот они, и это, Я больше не буду!

После принятия амнистии Раскаявшимся, состоялся дальнейший обмен любезностями. Отличившийся выдавал отчеты о завершении поручений и получал благодарственные отметки в своем путевом листе. Будучи несколько расстроен потерей гольден штукей, Оплот Нравственности честно, и с шокирующими подробностями, рассказал Андре, где и чем занимался его Оружейник. Когда же Герой получил новые задания и заглянул в кузницу за снаряжением, тот же самый Оружейник, наверное раздосадованный объемом полученной от начальства «премии», выдал ему самый короткий и ржавый меч, какой только смог найти.

Глава 7. Путешествие к голему

Оскорбленный таким отсутствием корпоративного духа и размышляя о возможности приобретения приличного меча, Жираф вышел на парапет городской стены. И увидел спину, странно знакомую и похожую на его недавнего обидчика.

— Ах ты, нехороший человек, — оглядываясь в поисках свидетелей, воскликнул Несправедливо Обиженный, — Сейчас ты ответишь!

Это оказался совсем не его обидчик, но извиняться уже было поздно и, глядя на валяющегося незнакомца, Жираф решил не оставлять ему таких тягостных воспоминаний.

Оказавшийся среди трофеев ключ подошел к двери башни ближайших ворот. Внутри лежал в ожидании нового владельца Благородный длинный меч, это было как раз то, что требовалось Бойцу За Справедливость. Дальше начался сбор подарков и благодарностей. Три торговца поочередно отметили выполнение их поручений, Ватрас искренне и весьма щедро, отблагодарил за выполнение своего задания. Карагон с умилением облобызал свое уворованное серебро и хищно высунул язык, разглядывая долговую книгу Лемара, а когда получил и то и другое — не сходя с места расплатился двумя кружками Специального пива. Пиво оказалось превосходным, но видимо слегка ударило в голову, потому что, поторговавшись с алхимиком насчет ценных травок, Бережливый Воин просто отобрал Коронные растения, избив скупца (а ведь говорили…) до потери памяти.

Обмен лука у Боспера на его благодарность и небольшая пробежка ко двору Лобарта за травками, с попутным уничтожением полевых жуков почти полностью завершили дела Жирафа в районе города Хориниса. Легкой рысью, Покоритель Неизведанного, трусил на встречу свой судьбе, ожидавшей его где-то за таверной «У мертвой гарпии». Взболтав и осушив бутылку «Ускорителя», Жираф, галопом, отправился в путь.

Первая серьезная опасность встретилась Герою за третьим поворотом. Это был здоровенный каменный голем, дурно пахнущий древней магией. Не тормозя, Хитрец пробежал вглубь за голема и, когда тот увязался в погоню, сделав небольшой круг вернулся обратно. Голем, тупо пытаясь пройти напрямую к обидчику, уперся в обрыв и застрял. Собрав, по быстрому, полезные вещички, оставшиеся от прежних гостей Чуда-Юда, Герой направился дальше по дороге. Он уже раздумывал, что найдет за маячившим впереди мостом, когда был резко остановлен наглым «Пионером», решившим пошмонать Мирного Жирафа.

Вытирая меч, Несгибаемый Защитник своей собственности тяжело вздохнул и принялся осматривать окрестности. В кустах нашелся отличный арбалет и, порадовавшись такому подарку судьбы, Путешественник решил развернуть свои стопы в направлении двора Онара, о котором столько все говорили.

Спускаясь вниз, за и под площадку прогулок Магического голема, Любознательный Исследователь решил посмотреть, куда же тот упадет, если стукнуть его посильнее. Внизу, большей частью была простая земля, из чего следовало, что голем специально выбрал для проживания такое безопасное место. Но в этой земле обнаружилась прелюбопытная нора, в которой тайно проживала местная ведьма, среди прочей ерунды продающая очень полезную травку.

Дальнейший путь ничем экстраординарным не ознаменовался, только уже у самого прохода в Миненталь Жираф разговорился с местным охотником. Как оказалось, тому очень досаждал таинственный сопящий зверь. Где бы охотник не устроился передохнуть, как у него над ухом раздавалось это мрачное, непрерывное и угрожающее сопение. Пришлось Спасителю Охотников обойти близлежащую местность, выманить сопящего ящера на удобную позицию и хладнокровно попортить его шкуру арбалетными болтами.

С чувством выполненного квеста, Герой направился выполнять поручение лорда Хагена, по удостоверению драконьего местожительства в Минентале. Под плещущий ропот водопада, под шелест ярких цветов и густой листвы, провожаемый ласковыми лучами послеполуденного солнца, Несущий Мир и Покой, топал по омертвевшей почве навстречу судьбе. Ему предстояло стать козырной картой в текущей партии, вечной игры богов.

Глава 8. Первая кровь Миненталя

Миненталь встретил Путешественника выжженной землей, исковерканным пейзажем и обгорелыми остовами жилищ. Только камень, покрытый наплывами копоти, стоял напоминанием былого могущества, но даже и каменные башни, местами уступили напору злой силы, повалились или обрушились.

Путь из Хориниса в Миненталь не близок и, дабы не терять понапрасну времени, Полномочный Посол его Лордства накатил бутылочку «ускориловки». Ворвавшись в Миненталь, он зацепился ногой за булыжник, причем его развернуло килем на север. Только миновав ворота и нескольких злобных орков, Скороход начал сомневаться в правильности выбранного направления. Но промедление было смерти подобно, и, виляя между орков и скал, он продолжал нестись вперед. Лишь забежав на гору, к остаткам Великого Деревянного товаро-транспортера, Герой таки высвободил бренчавший об деревья и валуны меч и во всеоружии встретил идущего навстречу грозного орка. Один орк, это не три орка, и вытирая победное оружие, Герой заметил несколько трофеев, владельцы которых уже явно претензий на право обладание не предъявят. Подобрав в том числе и такую полезную для бега по пересеченной орками местности бутылочку Ускорителя Жираф снова ускорил ход. Внизу, у водоема, не останавливаясь для беседы с возмущенными его марафонским забегом орками, Ловкач подхватил лежащий сиротливо кошелек, и только на полпути вниз смог разобрать на нем витиеватые вензеля Диего.

Спустился с перевала Путешественник уже легкой рысью. И, остановившись перевести дыхание, в беседе с воровского вида типом, узнал немало интересного. Пройдя вдоль скалы, Убийца Снепперов забрался на пенек и всех окружающих снепперов перебил. Потом прошел чуть дальше и наткнулся на труп, это вызывало опасения и он огляделся.

Оценивая перспективу «постепенного приближения» к осажденной орками крепости, как самоубийственную, Герой достал еще одну бутылку Ускорителя и осушив ее рванул в обход, на Восток. Известный по прошлому опыту туннельный проход в сторону Старой шахты оказался не засыпанным и вполне пригодным для пробежки, но зато изобиловал недовольно настроенными орками и варгами. Первые приветственно махали своими топорами и поддерживали Спринтера ритмичным «У-Ча-Ча», последние — просто пытались по щенячьи ухватить за пятку, поддавшись на провокацию «побегать».

Преодолев тоннель Жираф столкнулся нос к носу с паладином, мирно подремывавшим на своем посту, и, оставив его разбираться с преследователями, пронесся вглубь огороженной территории, свернув в жерло шахты. После короткого диалога с шахтером, Исследователь Миненталя выбежал с огороженной территории через другой проход и, не ввязываясь в свару паладинов с глорхами, на предельной скорости, рванул на юг. На подъеме его немного занесло, под ногу попался неустойчивый камень и на всей скорости Летающий Ополченец плюхнулся в реку. Подгребая к противоположному берегу он оглянулся, и встретился взглядом с гребущим, из всех сил, снеппером.

Рожа снеппера выразила искренне изумление от полученных ощущений и стремление больше не испытывать экстаз полета, после чего он активно направился к своему берегу. Жираф же, вынырнув около палатки, сорвал ягодку гоблина для своего гербария и ускоренно направился дальше, но уже на восток, вдоль реки, даже не пытаясь выяснять отношения с прогуливающимися вокруг шнытами.

Однако, совсем без конфликтов не обошлось… На узком перешейке, почти притираясь влажным боком к высокой скале, злобно ощерился матерый Шныгозавр, прикрываемый с воздуха двумя коварно нацеливающими ядовитые жала и угрожающе жужжащими шершнями. Четыре жестких щелчка арбалета поставили точку в этом скоротечном конфликте, и на ложе орудия лег новый болт, холодно ожидающий встречи, с огнем крови следующего шныга, выжидательно пришептывающего за выдающейся в реку скалой.

Обдумав применение своих навыков боевой стрельбы, Соколиный Глаз достал из гербария десяток ягодок гоблина и, тщательно пережевывая, съел их, чувствуя, как обостряется зрение и становится упруже каждая мышца. Любуясь солнечными искрами, на свеже снятых шкурах шныгов, Почитатель Прекрасного неспешно поднялся в аккуратно огороженный лагерь охотников, где и увидел двоих из них, тихо сидящих у костра. Судя по тому, что они не показывали друг другу размеры сраженной добычи, сидели они так уже давно. Поэтому, не вдаваясь в могущий затянуться разговор, Жираф подобрал всяческие полезности и вкусности и спрыгнул вниз, с невысокого огороженного обрыва, навстречу нахальному гомону гоблинов.

Глава 9. Путь в крепость

Гоблины дико возрадовались появлению закоренелого врага, и, пока отдаленные начали «танец грядущего нападения и победы в великой битве», ближние кинулись в атаку, поочередно ложась в кусты в такт со щелчками арбалета. Ближняя четверка полегла дружно и практически без задержек.

Стрелок, под одобрительные выкрики более активного из охотников, то же стремящегося принять участие в забаве, но застрявшего у ограды, сделал несколько шагов вглубь пещеры и вновь поднял арбалет. Вторая очередь мелко-зеленых хищников атаковала с большего расстояния, и поэтому точность выстрелов была ниже, но это не помешало Истребителю Зеленых Человечков положить их всех с минимальным ущербом для собственного здоровья.

Собрав, в качестве трофеев, с десяти черно-зеленых негодяев традиционные две ягодки гоблина, Зоркий Глаз обратил свое внимание вглубь пещеры, где увидел еще одну ягодку. Это был просто великолепный улов, и, воодушевившись, он вышел из пещеры вражеского племени, размышляя про себя о том, что, обладая такими ресурсами, гоблины автоматически попадают под действие «мер борьбы с терроризмом», а их агрессивность должна быть переведена в рамки «демократического выбора». Что это за выбор, он и сам толком не знал, но мысль звучала очень перспективно.

Спустившись в долинку к хибарке Ковалорна, периодически подстреливая из арбалета агрессивно настораживающихся полевых жуков и зазевавшихся крыс, кидающихся на ближайшую падаль, Жираф прошел к находящейся в глубине пещере, про себя надеясь встретить там «говорящего по человечески орка». Но встретил там только паладина Маркоса, храбро охраняющего несколько ящиков руды с северной шахты. Отыскав за спиной могучего воина очередную ягодку гоблина, Герой пообещал ему передать просьбу о подкреплении и храбро направился в сторону крепости, плотно охваченной кольцом оркской осады.

Немного повозившись с тремя, стоящими на пути к крепостным стенам, орками, Герой избавил себя от опасности случайных порезов и ушибов, а так же приобрел Дракойний корешок, любезно предоставленный поверженным в честном, ну или почти честном, с использованием остова одинокой обгорелой хижины, бою элитным орком. Надо честно признать, что Хитроумный Жираф не стеснялся использовать тактические преимущества рельефа местности и различных укрытий, для достижения собственных целей.

От упомянутой обгорелой хибары, сыгравшей роковую роль в судьбе могучего синего орка, Идущий к Цели, легким бегом, сопровождаемым ритмичным посапыванием, направился вдоль крепостной стены в сторону от главных ворот, полагая, что они должны быть закрыты намертво.

Вскоре, к ритмичному посапыванию Неторопливого Бегуна начали присоединяться еще более ритмичные «У-Ча-Ча» оркской погони, перемежаемые выкриками присоединяющихся к погоне и бормотанием «Ну ты достал» тех, кому погоня уже надоела. Несмотря на могучую силу, или вследствие большой биомассы, орки выносливостью не отличались. А может, просто, дисциплина не позволяла им удаляться далеко от точки определенной дислокации, вот и возвращались на «рабочие места».

Так, или иначе, но через четверть часа, Направляющийся в Крепость добежал до пробившего брешь в стене деревянного тарана, по которому можно было пробраться внутрь. По причине малой ширины и большого перепада высот, для орков этот «мост» был бесполезен и, видимо, паладины нанесли им в этом месте такой урон, что теперь «волосатые бойцы» к тарану даже не приближались. Да что там орки, даже варги останавливались у бревна, поджав хвост и скуля.

Показав, топчущимся в нерешительности оркам, язык и парочку не очень приличных жестов, Герой, с чувством превосходства над разбредающимися внизу «детьми Бельджара», поднялся по бревну в крепость. Там его встретили мрачные паладины, первый же из которых по дружески сообщил, что так можно и арбалетный болт в пузо заработать. Атмосфера крепости угнетала, так же, как и весь искореженный Миненталь.

Глава 10. Прогулка к шахте

Совершив краткий забег по комнатам и сундукам крепости, новоприбывший Гонец лорда Хагена ознакомился с действительно плачевным состоянием дел. Достаточно было представить, какой ордой орки долбили стену оставшимся огромным тараном, и становилось понятно, что маленькая горстка находящихся в крепости паладинов не способна решительно влиять на ситуацию, и шахты Миненталя дают каплями руду лишь до тех пор, пока оркам не вздумается их прикрыть. Создавалось впечатление, что орки оставили лишь небольшой осадный отряд для контроля и, когда паладины попытаются вывезти руду, нагрянут толпой и при поддержке огнеметной авиаподдержки отобьют ценный минерал. Ну, зачем им самим долбиться, если можно отхватить уже в ящиках, постепенно изматывая и уничтожая воинов Инноса.

Поскольку возвращение из Миненталя, по воле главного паладина этого региона, лорда Гаронда, ставилось в зависимость от выполнения поисковой миссии, Желающий Вернуться решил поспешать.

Чуть раньше, в храме пиромагов, он встретил Мильтена и узнал о том, что их старый знакомый Горн сидит у пададинов под замком. Пусть посидит пока, решил Бережливый Воин, услышав озвученную Гарондом цифру выкупа, и направился к заветному бревну.

Спустившись по бревну на изможденную почву, Осторожный Жираф притормозил. Впереди неспешно барражировали два орка. Как обычно больших, волосатых и злобных. Решив, что двое на одного — это подло, а подлость необходимо пресекать в зародыше, Хитрец нагло выбежал оркам навстречу и начал обзывать их «Блохастыми Дерьмотопами», когда же те, разумеется обидевшись, кинулись наказать обидчика, он вернулся в «запретную зону» и достал арбалет.

Очистив, таким образом, себе дальнейший путь и сверившись с, изъятой из сундука в большом зале замка, картой, Путешественник отправился по маршруту, не забыв, однако подобрать в покосившейся башне у бревна увесистый кошелек. Пробежав прямо по дороге, он выскочил на берег реки и оторопел. На противоположном берегу простиралась Великая Деревянная Ограда. Ограда тянулась слева направо (или справа налево, кто этих орков поймет) насколько хватало глаз, рук и ног.

— Да они ж на этот забор извели весь лес, включая Болотный лагерь, — подумал Человек Разумный, оценивающе оглядывая масштабы оркского конструктивного гения, и решил, что за такое надругательское отношение к природе, уродов надо просто убивать. И желательно в прямом смысле этого слова. Стряхнув оцепенение, он вздохнул, и потрусил дальше по берегу речушки, тихо журчащей под нежный шелест листвы последних, оставшихся еще у реки, деревьев

Когда дальнейший путь вдоль реки преградила скала, маршрутная линия изогнулась вправо, сделав небольшой зигзаг, и ушла вниз, в «Ущелье маленькой комнаты». Маленькая комната оказалась наполнена волками, пытающихся надругаться над телом мертвого человека. Перестреляв волков Герой поднял кошелек «потерпевшего» и в результате краткого дознания выявил на нем корявую надпись «Олаф», которая однозначно могла свидетельствовать о гибели вышеупомянутого Олафа либо от хищных волчьих зубов, либо от рук неизвестного негодяя, понесшего позже от волков справедливое возмездие.

Держась правого края, и изредка пробивая себе путь арбалетными болтами, Жираф немного потерял ориентацию и прошел до пещеры, где встречались Верные Друзья из разных лагерей. А может он, просто, надеялся найти там клад? Клада в пещере не оказалось, ну почти не оказалось. В пещере стояли ящики с рудой, охраняемые двумя мертвыми паладинами, распростершимися на входе. А у костра спокойно сидел Диего, отвернувшись от входа и делая вид, что ему все уже безразлично.

Собрав с Диего взнос, в фонд «освобождения старого друга», Жираф решил осмотреться. Но поскольку окружающие горы заслоняли вид, он полез наверх. Вытянув шею и оглядевшись с самой верхотуры, он увидел вдалеке орков различной видовой идентификации, а прямо под носом — коронное зелье. Подобрав его и возрадовавшись, Дальнозоркий спустился обратно и, не прощаясь с Диего, направился в сторону ближайшей шахты. Уже через 15 минут, двух волков и четырех шершней, он разглядывал небольшой, хило-огороженный участок рудодобычи, на северном входе в который маячил мрачный паладин.

Посланец его-Минентальско-Лордского Превосходительства, владельца Руд и прочих ресурсов, полномочного Представителя его Сиятельства Инноса, правообладателя и отца всего сущего, Гаронда Воссседательного, оправил комзольчик, передвинул меч, чтоб не бренчал на ходу, и направился выполнять порученную миссию.

Глава 11. Туда, сюда и обратно

По первым же словам Шахтоуправителя, Жираф понял, что простой эта миссия не будет. От него, слабого ополченца, паладины требовали то, чего не могли сделать сами — ни много, ни мало, а перебить всех снепперов во главе с когтистым вожаком. Более того, они не имели понятия, где этого ящера — предводителя искать. Что называется «пойди туда, не знаю куда, побей того, не знаю кого».

На счастье Пребывающего в Недоумении, в пришахтном лагере нашелся ополченец, знавший Олафа. Огорченный известием о кончине бедолаги, Бильгот решил дать деру в Хоринис и, под обещание помощи, выложил секретный план снепперов. Несчастный не знал, что ограниченный жесткими временными рамками, Истребитель Снепперов не успеет вернуться, подло обманув его, таким образом, обрекая на погибель.

После предъявления когтей снеппера — саботажника, Начальник Шахты выдал для передачи лорду Гаронду данные о запасах руды, производительности труда шахтеров и потерях личного состава.

Заглянув ненадолго в соседнюю шахту, Недоверчивый Истребитель Ползунов убедился, что сведения Диего абсолютно верны и эта экспедиция была просто пережевана Ползунами. Горестно вздохнув, Жираф решил, что плохих новостей с него достаточно, и побежал в направлении Старой башни Ксардаса. Башня Темного Мага благополучно пережила падение купола и пришествие Драконов и торчала в небо самым издевательским символом. Результат посещения этого «символа Магической мощи» принес Герою удовольствие от истребления мелких гоблинских скелетов, возомнивших себя живыми, и кучу бонусов. Он нашел Драконий корень, Эликсир Силы духа, шпагу Мастера и руну телепорта на 3 этаж.

Вернувшись в крепость в облаке магического дыма, Маг-недоучка первым делом вытряс долю выкупа из Мильтена. Тот расплатился, не мешкая, и Герой отправился на аудиенцию. Лорд Гаронд принял оговоренную тысячу гольден штук и заявил что, это пожертвование скрасит ему потерю удовлетворения от повешения закоренелого разбойника и негодяя Горна, а посему тот может быть свободен пока вновь не попадется.

Удовлетворенный, а точнее весьма раздосадованный, принесенными известиями и тем, что гонец не подавился столь дурными новостями, лорд Гаронд таки написал письмо лорду Хагену, о наличии существенных проблем в выполнении рудного госзаказа в виде звена вражеской «штурмовой авиации». Жирафу оставалось только освободить Горна из КПЗ и максимально быстро, с помощью руны перемещения живой массы в точку пространства с фиксированными координатами, валить из зоны рудников.

Что он и сделал.

Выход из рудниковой долины прошел буднично, чего не скажешь о возвращении в земли Хориниса, ознаменовавшемся феерической встречей. В Хоринисе появилась «Бригада огневой поддержки Бельджара», ребята из которой рассыпались по всей территории острова. Братва В Халатах разгуливала по дорогам, патрулировала ключевые зоны и перекрестки, а при встрече с Избранником Инноса в лице вашего скромного слуги, пытались его остановить и демонстрировали горячий прием с зажигательными элементами.

Самый первый Браток стоял перед оградой Миненталя, но Хитромудрый Жираф, не узнав в стоящем Паладина, заподозрил неладное и принял превентивные меры по расстрелу Чернорясого из-за угла.

В том, что эти действия были обоснованными и весьма своевременными, Герой убедился, едва выйдя за ограду, где на земле лежали мертвые Паладины-охранники, а прямо впереди, по курсу, маячила недовольная физиономия Лестера.

По мере приближения к Лестеру становилось понятно, что встреча с неприятностями не закончилась наличием «Черных пожарников». Судя по всему, Лестер только Жирафа и дожидался, потому, что, увидев последнего, рванул навстречу и торопливо всучил руну телепорта, как будто она обжигала его ледяные ладони.

— Ты, это, — пробормотал бывший сектант, — загляни по быстрому к Ксардасу. Очень пахан беспокоится по появлению каких-то новых братков. Походу заезжие гастролеры решили нам в пику свою крышу расстелить. Надобно пресекать, а ты ведь в нашей бригаде самый перспективный ликвидатор. Так, что — на тебя охотничий сезон открыли, вступай в дело.

За спиной Последнего из Болота расстилался изумрудный луг, радужно пестрели цветы и переливались солнечными искрами струи шелестящего водопада. Доносящийся аромат цветущего луга еще больше усиливал контраст с только что покинутой долиной Выжженных Камней.

На фоне этих чудес природы и жизни, вдалеке, маячили призраки черных капюшонов.

Глава 12. Как стать паладином

Путь в город был несколько осложнен сопутствующими трудностями. За, вроде бы, небольшое время отсутствия, по Хоринису не только расплодились имевшиеся и раньше зверюшки, но и расползлись новые монстры, впечатляющие толстой шкурой и острыми клыками мощных челюстей.

На каждом углу пытались остановить и обругать братки в черных халатах, прикидывающиеся гаишниками, а по сути бандиты — бандитами, так как при первой же возможности начинали «акцию превентивного уничтожения», норовя поджарить из карманного пульсирующего огнемета. Если бы не длительное время перезарядки, совсем бы худо пришлось Герою, а так он успевал укрыться от прямого огня или, в крайнем случае, — подбежать и надырявить нечестивого своим благородным мечом.

Забежав немного передохнуть, отдышаться, ну и выпить кружечку пива в таверну, Путешественник с радостью обнаружил обновление торгового ассортимента. Среди прочего в инвентаре хозяина таверны серела руна телепорта. За этот невзрачный камушек, позволяющий при минимальных затратах магической энергии оказаться у входа в заведение, он запросил с Путника ни много, ни мало, пять сотен гольден штук, и сколько тот ни торговался, уступить не захотел. Понимая, что Таверна «У мёртвой гарпии», это центр мира по Хоринисским меркам, отрывая от сердца, Жираф отсчитал сквалыге монеты, тяжело вздохнул и направился в сторону города.

Придя в город «по утру», вернувшийся из Минентальского круиза Путешевственник сразу направился к лорду Андре. Немного поторговавшись о цене списания прошлых грехов, заодно получил и некоторые бонусы. Но главное, получил от удивленного Сержанта дополнительный фехтовальный бонус «за раноутренние занятия». Попутно навестив заключенных, поговорил с кузнецом Онара, которого взяли за убийство, хотя понятно, что кузнецу закалывать паладина было глупо. Ну вот, если б молотом шандарахнул по башке, так паладины звона не боятся.

На пути к лорду Хагену, Жираф наткнулся на, болтающегося перед входом в верхний город, Диего. Этот тип, самым наглым образом (видимо подозревая, что от внимательных глах и цепких рук ничего не ускользнет), просил достать его кошель, заначенный в Минентале, Сам он, видишь ли, его там отыскать не смог, по вполне понятным причинам. Пришлось сознаться, что кошель в целости и сохранности и даже вернуть его содержимое. После этого, продолжающий хаметь Тип, попросил передать записку одному из домовладельцев верхнего города, намекая, что дом этот совсем даже и не его.

Предполагая некоторую выгоду и не сумев отвертеться, Жираф передал письмо внезапно побледневшему Узурпатору чужой Собственности и затем уже продолжил свой прерванный маршрут. Добежав до лорда Хагена, он честно рассказал ему о своих геройских свершениях, а так же передал геройски добытое и не менее геройски донесенное донесение ну очень геройски держащегося в Минентале лорда Гаронда. В обмен на эту бумагу, лорд Хаген выдал другую, — накладную на получение «Глаза Инноса». Правда, склад, как обычно, находился в другом конце острова, и за получением артефакта надо было бежать туда, но по сравнению с Миненталем — это было совсем недалеко.

Попутно поинтересовавшись уликами в деле арестованного кузнеца, Жираф получил информацию о свидетеле, на заявлении которого обвинение и держалось. Ни о каких отпечатках пальцев или графологических экспертизах лорд Хаген понятия не имел, так что дело наведения мостов с наемниками Ли вполне могло выгореть.

Поднявшись к заложившему кузнеца клерку, Герой — Ополченец строго поинтересовался:

— Ну что, редиска в халате, сразу расскажешь, кто тебе поклеп забашлял, или сначала в пузе мечиком поковырять?

— Да я тут самый честный, в натуре, — попытался отбрыкаться чинуша, — если меня тронешь, тебя самого посадят. Ну, например на кол…

Лучше бы он этого не говорил. Когда у Боевого Жирафа прояснилось в глазах, измочаленный, замызганный и хлюпающий носом чиновник писал в дневнике, что это он, сам, добровольно и без всякого принуждения, сознается в совершении поклепа, наговора и доноса, сделанных по наущению чужеродных братков в черных халатах. Которые одни во всем и виноваты.

Восхищенный оперативностью дознания и весомостью улик лорд Хаген, не мешкая, произвел Бывшего Ополченца в Паладины, вручил ему железный доспех и напутствовал к служению во имя Инноса, творца Законов и Порядка как здесь, так и повсеместно.

Глава 13. Знакомство с Монастырем

Окрыленный своим возвышением и наличием металлических штанов, позвякивая и переваливаясь при ходьбе, новоиспеченный Воин Инноса обошел верхний город, приобретя «бутылочку Ловкоповышаловки» у алхимика и другие бонусы за качественно выполненные поручения, у Лютеро и Фернандо. Диего, сменивший прикид на манер состоятельного горожанина, после напоминания отсыпал кучку гольден штукей и, с важным видом, замер у крыльца отвоеванного дома. Судя по его выражению, можно было сделать вывод о тотальном оглуплении владельцев Хоринисской недвижимости и уже не торопиться с овладением имущественными правами. Заглянув к бывшему мастеру, его Бывший Ученик сдал накопившиеся за прошедшие дни и километры всякие разные шкурки и прикупил немного арбалетных болтов. На первое время молодому Паладину из всего магического арсенала была выдана только руна местного освещения. Видимо подсветкой наименее значимых целей, достигался эффект выживания более зрелых особей. После небольшого уламывания кузнеца, тот, за вполне приличную сумму в 2 тыщи гольден штук, выложил паладинский двуручный медный клинок в количестве одной штуки. Надо отметить меч был неплох, легкий и удобный. В инструкции по эксплуатации загадочно красовалась пометка «нуждается в дополнительной магической обработке».

Почесав латной перчаткой прикрытое броневым листом пузо, Герой скептически обвел глазами невольно притихший Хоринис и, вздохнув, свел глаза на руне телепорта к таверне. Голубой всполох поглотил его с легким шипением.

Плюхнувшись на грунт в трех шагах от дверей заведения, Железный Скорход с места набрал крейсерскую скорость в направлении монастыря. На предмонастырском пятачке со скучающим видом переминался Мильтен, явно недовольный ролью привратника, но честно отрабатывающий темное Минентальское прошлое. Сначала он попытался было, построить из себя важную шишку, но, оценив приложенный к накладной палец лорда Хагена, тут же выдал ключ от главного входа.

Внутренний двор монастыря поражал чистотой и уютом. С одной стороны от входа он был облагорожен грядками чистопородных сорняков, с другой — результатами жизнедеятельности мило пасущегося овечьего стада.

Правое крыло встретило Путешественника миролюбием и незатейливостью, так что, раздобрившись, он решил пока ничего не разрушать. Маг, в крайней справа комнатке, весьма напоминавшей виноразливочный цех, немного поторговавшись, выложил за всякий ненужный хлам полновесные золотые, что тоже способствовало поддержанию в округе понимания и покоя.

В середине галереи дверной проем указывал путь в монастырские подвалы, куда обязательно стоило заглянуть. Все двери подвала оказались надежно заперты или хорошо охранялись, а настроения бузить пока не было. Скромно обойдя доступный подвал и подивившись на «божественные реликвии» Экскурсант набрел на бормочущего что-то над своими мензурками алхимика.

— Учишь? — Просто спросил гость.

— Только своих, — буркнул маг и, подозрительно оглядев увешанного броневыми пластинами солдафона, добавил — А тебе нужна эта вонючая химия?

— Мне нужны бутылки, — со знанием дела конкретизировал Жираф. — И побольше.

— Ну, это как раз легко, — вздохнул Алхимик и хитро ухмыльнулся — но не за так, разумеется.

Выдав Мастеру травки снеппера, и оплатив его маленький бизнес несколькими монетами, Путешественник обзавелся коллекцией бутылок «Ускорителя». Что-то ему подсказывало, что еще придется измерить окружающие просторы собственными ступнями. Поднявшись на галерею, Исследователь протиснулся мимо, деловито подметающего один и тот же кусочек каменного пола, послушника Бабо и бегло осмотрел последнее помещение этого крыла. Сундуки магов аппетитно сияли блестящими боками, их незатейливые замки как бы уже нащелкивали свои сокровенные коды.

Чуть погодя, полностью завершив обход правого крыла монастыря, Экскурсант направил свои стопы в крыло левое.

Глава 14. Монастырские страсти

Гордо шлепая железными ботами, Воин Инноса направлялся мимо пастбища, на запах ближайшей статуи божественного патрона. Он давно уже пронюхал, что своевременная молитва, сдобренная сотней золотых, способна растрогать патрона до щедрой подачки в виде увеличения способностей молящегося. В этот раз Иннос растрогался на четыре единички маны. Тут же, не отходя от монумента, Герой последовал совету стоящего у дверей мага, и возложил на алтарь пять тысяч гольден штук. Тоску в его глазах ярко озарила небесно — голубая благодать, снизошедшая с небес на его «сырой» клинок. Даже невооруженным взглядом было заметно, что убойная сила меча значительно возросла. Деньги с алтаря моментально исчезли, и только их веселый блеск некоторое время отражался в глазах улыбающегося мага. Понимая, что из магов, в отличие от ростовщиков, ничего не вытрясти, Бережливый Путешественник смирился с потерей.

Дверь слева от молельни, пропустила Ищущего Знания в дворовую библиотеку, где он после небольшой, но очень умной, беседы с одним из магов огня, презентовал последнему уже прочитанную книжицу про «движение звезд в вакууме по контуру доменного континуума».

Маг восхищенно потирал руки и причмокивал, а Жираф, с умным видом, направился в следующие помещения.

Обнаружив в предпоследнем помещении сундучок, наш Герой выглянул в дверь, что бы убедиться в приватности своих действий, и увидел нагло ухмыляющуюся личность послушника, как бы говорящую «а я знаю, что ты там делаешь». Не вытерпев такого нахальства, Воин Инноса достал свиток с огненной стрелой и вмазал ее охальнику под мантию. Тот взвизгнул, и кинулся отстаивать свое мировоззрение, на ходу вытаскивая из-за спины боевой посох. Посох, конечно же, не помог, и, произнеся над ним ритуальное заклинание «Да забудутся проблемы твои, да изгладится печаль твоя», Жираф более внимательно осмотрел новодобытые трофеи. Выделялся среди общеупотребительных мелочей небольшой ключик, с биркой «Игораз, комната 3/ сундук 3», который на удивление хорошо подошел к сундучку в предыдущей комнате. В сундуке лежала связка бумаг, перевязанная розовой ленточкой и надписью «любимому Бабоину».

Очистив сундуки последнего помещения, он твердым шагом направился к Бабо, как и прежде маячившему с метлой в противоположной галерее, но был остановлен магом, стоявшим в середине двора и видевшим «полет огненной стрелы». Возмущенный несанкционированным применением энергии божественного Господина, в не характерных для паладина целях, маг мог еще долго разглагольствовать, но перекочевавший в его карманы кошелек послужил убедительным доказательством гнусных намерений послушника Игораза, и решил проблему в пользу невиновности Паладина.

Просмотрев, на всякий случай, бумаги Бабо, Оплот Нравственности поразился тому, что жизнь монастырских послушников не так уж и аскетична. А ведь внешне послушник смотрелся совсем не презентабельно, кто бы мог подумать, что он такой Казанова.

— Эй, Бабо, у меня тут связка компромата с порнухой, — решил мягко намекнуть на необходимость диалога Поборник Чистоты и Скромности.

— Это, ой, а как бы, может… — замямлил послушник роняя метлу, — я не хотел, больше не буду, верните пажалуйста-аааа — его голос постепенно переходил в жалобное блеяние.

— Да ладно, что я, не человек, что ли? — разжалобился Лишенный Женского Внимания Солдат — у мужиков во время войны тяжелый выбор. Забирай свои пергаменты, и чтоб их больше никто не видел. Заучи наизусть и съешь!

Ой, спасибо, господин Паладин, ой вернули меня к жизни, ой фиг теперь Атон свой поклеп докажет — восхищенно забормотал Бабо, преданно заглядывая в глаза Спасителя — дай вам Иннос попутного ветра в киль.

Размышляя о пользе Добрых Дел, и расценках на человеческую благодарность, Жираф направился к Главному магу с грозным именем «машина Огня».

Глава 15. Вырванный Глаз

Главный Маг Огня придирчиво осмотрел накладную, но Глаз Инноса выдавать не спешил.

— Понимаешь, Воин, — задумчиво проговорил он, — а Глаза то нету.

— Да неужто на другой склад бежать? И как далеко?

— Не знаю как далеко, но бежать придется. Послушник, что на воротах стоял, поддался тлетворному влиянию внешнего мира и дал деру, прихватив Реликвию. Мы за ним погоню отправили, так что поторопись, а то если не успеешь, придется ждать результатов инвентаризации. Да, на вот тебе руну телепорта, чтоб к нам быстро вернуться смог, а то я тут беспокоиться буду.

Услышав такую новость, Жираф повернулся и достал из кармана свою, самую пошарпанную руну телепорта, потому как начинать поиски надо было из центра мира — от Таверны. Голубой цвет магии Инноса озарил его молчаливое прощание.

Таверна Мертвой Гарпии. Наверное, всякий прохожий, однажды задумывался об истоках этого названия. Бывши там, и попробовав предлагаемую кухню, а также увидев массу недоеденных блюд на столах, каждый понимает, отчего именно умерла бедная гарпия.

Проявившись возле таверны, Жираф неспешно добежал до одинокого охотника, после небольшой задушевной беседы возвратил ему утерянный на севере арбалет и, обдумав слова Пирокара о погоне, отхлебнул из серой, запыленной, бутылки ускорителя. После чего вздебезнулся и снова, уже значительно быстрее, рванул на север. К сожалению, крейсерский бег был прерван достаточно быстро, т.к. уже на первом взгорке за покинутым лагерем, его поджидало двое постовых в темных халатах с низко надвинутыми капюшонами. Резко затормозив, Боевой Скороход юзом ушел за толстое дерево и достал арбалет. Несколько удачно пущенных болтов решили проблему дорожной пробки и, подобрав трофейные бутылки, он вновь набрал скорость.

Путь, с завидной регулярностью, перемежался мертвыми послушниками и живыми, по крайней мере сначала, «братками», именующими себя «Ищущими», видимо потому, что явились в Хоринис искать приключения на свой… элемент устойчивости.

Этот «биатлон» продолжался до самого «круга Солнца» — этакого монументально-булыжного сооружения циклически-циклопической формы. В самом сооружении теснились Ищущие, видимо пытались «сообразить на троих». Увеличив их вес арбалетными болтами до потери устойчивости, Следопыт внимательно осмотрел грубую, каменную столешницу, надеясь поживится если не выпивкой, с каждого из «братков» он и так снял по пузырю, то хотя бы закуской.

Вместо закуски нашелся грязный, помятый и блеклый амулет совершенно безжизненного вида. На его аверсе был выдавлен открытый глаз, а на реверсе красовался монумент Инноса. Все сходилось к тому, что это и был искомый артефакт, только очень уж он непрезентабельно выглядел.

Вспомнив, что кузнец со двора Онара обязан ему своим освобождением, Находчивый Жираф решил его и озаботить починкой кулончика. Руна перенесла его к таверне практически мгновенно.

Направляясь в сторону усадьбы Онара веселой рысью, Путешественник услышал по левому борту кваканье гоблинов. Вспомнив, сколько бед и забот принесли эти мелкокалиберные негодяи, он непроизвольно свернул в сень скалистого грота.

Под ногами стелилась изумрудная трава, местами пересыпанная цветочной пыльцой, за спиной дышал прохладой водоем, мягко отражающий рокот водопада струящегося по скалам. Природа дышала нежностью и умиротворением. Раскрывший перед Жирафом свои сумрачные тайны скалистый вход как бы предлагал отдохнуть у трепещущего костра, прикладываясь к бутылочке крепкого Монастырского и похрустывая нежной корочкой свежеобжаренного окорочка.

И только одно портило впечатление — наличие маленьких зеленых человечков. Эти воры и прохиндеи, пещерные разбойники и суетливые негодяи, давно напрашивались на уничтожение. Одно их существование оскорбляло божественные земли Хориниса и требовало от Героя самых быстрых и решительных антигоблинских мер.

Глава 16. В окрестностях двора Онара

Добравшись до самого дальнего востока, Герой наткнулся на грустного, замученного жизнью и наемниками, пастушка Пепе. Услышав жалобы Пепе на волков, Защитник Сирых и Убогих немедленно отправился проучить Серых и прохвостов. И проучил, но когда собирал законные трофеи, услышал знакомые звуки и даже вздрогнул — так вот кто в действительности обижал пастуха! Да так, что бедный даже и говорить о такой беде боялся. В здоровенной норе обитал целый выводок гоблинов, самых мерзких и безобразных террористов Хориниса. После драки обнаружилось, что за своей норой, под охраной нескольких стучащих маслами скелетов, гоблины даже вырастили свою любимую ягодку, и только она смогла вернуть израненной душе покой, снять с Борца «за ГринПис без ГринХомиков» возбуждение мотивированной антитеррористической агрессии.

Двор Онара, выглядел негостеприимно. Наемники поглядывали недоброжелательно, несмотря даже на освобождение кузнеца. Кухарка Текла сначала так же была недовольна, но, посочувствовав усталому Воину Инноса, выдала ему усиленную обеденную порцию. Желая сделать доброй женщине приятное, и почувствовав приток силы от съеденного обеда, Жираф позвал «поговорить на свежем воздухе» местного громилу Булко, где и навешал ему люлей. Этот акт справедливости вызвал восторг не только у забитого пастушка, но и у кухарки, которая подтвердила свое расположение еще одной порцией обеда.

Кузнец, надо признать, артачиться не стал и, не только взялся за починку незнакомой безделушки совершенно даром, но и сам подарил чудесный амулет. А вот Ли, разглядев паладинские доспехи, чего-то побухтел невнятно, и всей пользы — дал руну телепорта к усадьбе.

С третьей порцией обеда пришлось потрудиться больше, чем с предыдущими — сбегать к лесной ведьме за «травками», которые видимо и делали суп таким мощным. По дороге встретился какой-то наемник и давай издеваться, что паладина любой тролль затопчет. Пришлось сначала продемонстрировать ему для убеждения шкуру Черного Тролля, а потом, поскольку жалко было этот коврик оставлять у такого пройдохи, отобрать ее обратно. Мол, посмотрел, пощупал — и будя!

Сагитта, симпатично виляя фигурой, делала вид, что активно алхимичит у лабораторного стола. Жираф, поддавшись на провокацию, попытался было позаигрывать, нежно ущипнув ее за выпуклость, но резко обломался, убедившись, что латные паладинские перчатки насмерть приклепаны к поддоспешнику. Снять их можно было только вместе с подштанниками. Пришлось ограничиться официальными отношениями, тем более что выглядела Сагитта, как заправская ведьма.

Невзирая на грубовато форматированную личность, Сагитта была на редкость добросердечной ведьмой, и общение с ней принесло множество выгод. Она передала комплект трав для Онарской кухарки, продала по общепринятой рыночной цене несколько очень ценных корешков и, после получения редкого околотроллиного растения, обещала обучать приготовлению всяческих алхимических рецептов. Рецептов же она знала множество, по возможности помогая жаждущим и излечивая страждущих. Не хватало в ее алхимическом ассортименте только косячков, что и было исправлено в рамках обоюдовыгодного товарооборота.

В разговоре о травках Сагитта упомянула долинку за горами, где одинокий охотник сторожит двух троллей, поэтому, вернув пакет Текле, Гербарист и начинающий Алхимик направился на юг. По пути ему пришлось заглянуть на гору, где во главе бандитской шайки сидел старый знакомец Декстер. Закрыв этим посещением два вопроса, — старый, по розыску бандитами, и новый, по появлению в мирной бандитской среде черной рожи в капюшоне, Борец с Капюшонами спустился под гору.

Одинокий охотник безуспешно пытался распилить ствол железного дерева, и так оголодал, что даже отказывался разговаривать. Сдобрившись, после получения продуктового пайка, Гром, а именно так скромно именовался охотник, оттаял и даже сам предложил обучать разным охотничьим секретам. Но поскольку Бывший Ученик Охотника не был заинтересован в выковыривании зубов или вырывании сердец, Гром сразу потерял к нему интерес, и последний смог заняться сбором любимого гербария.

Глава 17. Правосудие Хориниса

Добравшись до города Хориниса, Жираф первым делом огляделся. Руна забросила его в порт, растворяющаяся голубая дымка открыла вид на портовую таверну. Портовая забегаловка была самым низкопробным заведением, и внимания больше не заслуживала, чего нельзя было сказать о здании, стоящем через дорогу от нее. Заглянув в бордель «под красным фонарем», Поборник Законности решил выполнить последнее, небольшое, поручение лорда Андре.

— Хазяин, — обратился он хриплым голосом, переодевшись для конспирации в кожаные одежки, — Особый Товар есть?

— Есть. Самый особый товар, это Надя. — Ответствовал Пахан, он же Сутенер, по простому Папашка, — плати и наслаждайся.

— За 50 золотых всего час удовольствия? Ну ты крохобор — попробовал поспорить Гость.

— Не нравится, не ешь, — ухмыльнулся Крохобор, — у меня монополия на эксклюзивных девочек.

Решив, что неправильно пренебрегать гостеприимством и покидать заведение, не опробовав предлагаемый товар, Любитель Острых Ощущений отсчитал требуемый полтинник, сообщил Наде, что она «заабонирована» и начал нервно переминаться и прохаживаться, пока она намеренно неторопливо поднималась в нумера. А поднималась она красиво, мерно покачивая шикарными бедрами и плавно переступая высокими каблучками по тревожно скрипящим половицам.

С трудом дождавшись, пока девушка заняла позицию в абонированном номере, Герой нетерпеливо заговорил с ней. И выяснил, что Надя все-таки знает, где можно получить нечто особенное, и, как оказалось, это вовсе не она, а косячки борца за леголайз Борки.

Подпрыгнув от радости, Жираф забыл про возможность расслабиться и спешно направился к выходу. Наркодилер поупирался немного, с таинственным видом покрутил головой, и выдал расфасованную порцию болотной травы, обещающую лохматые видения и кривую походку.

Решив, что миссия по расследованию наркосети Хориниса выполнена, Следователь Особого Отдела вздохнул, выбросил Надю из головы и направился к кораблю, желая осмотреть его, и здраво рассуждая, что паладины своего не тронут.

Так все и было. После небольшого препирательства паладины пропустили «товарища по партии» в трюм, строго наказав бочек и пушек не утаскивать. Беглый осмотр подпалубных помещений показал наличие штучек, более интересных, чем ржавые и никому не нужные пушки. Две бутылки источали просто таки волшебный аромат. После добавления их к, изъятым из лаборатории корабельного мага, нескольким заклинаниям, миссию очистных работ можно было считать завершенной.

Решив оставить некоторую недосказанность своего визита, Хитрец сквозь синее облако телепорта шагнул из трюма назад, к портовой таверне. И направился в город, на встречу с интересными людьми.

Самым интересным оказался Ватрас. Он обрадовался, что Глаз Инноса найден и тут же начал строить планы по его восстановлению.

Оказывается, для придания амулету былого блеска, требуется совместная полировка тремя крутейшими магами различной ориентации. Основная палитра окраски артефакта смешивалась из всех трех основных цветов магической энергии — Синего, Красного и Фиолетового. По идее, фиолетовый и должен был получиться, но видимо магическая колористика имела свои закономерности, отличные от бытовой химии.

Возник было вопрос, о привлечении к работе сторонника Бельджара, но Ватрас согласился что Ксардас вполне способен закрыть эту вакансию. Мило попрощавшись со своей паствой, маг тихим шагом направился на восстановительные работы.

Поспешая, Жираф выкупил полезные корешки у Константино и бутылочку с волшебным эликсиром у Цуриса. Заглянул и к лорду Андре, отчитываясь за проделанную работу. Отчитавшись, поразился оперативности исполнительных органов Хоринисского ополчения — не успел он заложить наркоторговца, а тот уже сидит в камере и строит зверскую рожу.

Глава 18. Глазная Операция

Пирокар, услышав, что отмывать Глаз от скверны предстоит вместе с Ксардасом, аж подпрыгнул. Минут пять он вопил и размахивал руками, полностью игнорируя внешние раздражители, и даже то, что другого способа восстановить жизненную силу божественного артефакта не существует, никак не изменило его настроения. Когда ему стало известно, что маги Воды поддерживают темную кандидатуру, он только сморщился и фыркнул — идти на компромисс желания у него не было, даже во имя самой высокой цели.

Ксардас был значительно более спокоен и уверен в успехе предстоящей операции. Он выслушал предложение Ватраса «сообразить на троих» и деловито направился к дверям.

— Погоди, Ксардас, — возвопил Жираф, — а что же мне делать с Пирокаром? Он как услышал твое имя — чуть от злости не лопнул!

— Что, что, — пробурчал Некромант, — Пирокаром рулить, не дракона побить. Вот тебе ключик, открой им сундук, в сундуке книжка. Я ее припрятал от тупых Огнепоклонников, еще когда отвечал за их воспитание. Не выходило мне приличной замены. Отдашь книжонку Пирокару — он даже на Ирдорат пешком пойдет.

Видя ехидную улыбку Ксардаса, Герой решил не спрашивать, что такое Ирдорат и как далеко туда идти, а просто отправился в путь за библиографической редкостью.

То ли у Ищущих, как у породистых Гаишников, был нюх на ценные вещи, то ли им кто заложил время стрелки, но поджидали они Избранника Инноса у искомого сундучка уже вчетвером. Впрочем, результата это не изменило. Собрав трофеи, и достав из сундука запечатанную книгу, Жираф решил переговорить с хозяином усадьбы. Секоб, со своими чадами и домочадцами, торчал неподалеку и очень обрадовался, узнав, что незваные гости больше ему не угрожают. Но про Ксардаса и сундук ничего конкретного не говорил и делал вид, что его малина, для хранения краденного никак не использовалась. То ли упорно играл «под дурачка», то ли попал под могучее гипнотическое заклинание, но говорить с ним было бесполезно, осталось только достать руну путешествия в Монастырь.

Пирокар действительно был предсказуем. По крайней мере, все слова Темного Мага оправдались, и едва увидев книгу, Главный Огнеметчик подпрыгнул еще выше, чем предыдущий раз. Его глаза метали молнии, а возмущение не знало границ. В общем, как и ожидалось — он тут же направился к кругу Солнца, с намерением лично вправить мозги «этому отвратительному Некроманту».

А Герой, полностью завершив сбор реанимационной бригады, отправился забирать починенный амулет на двор Онара.

В ходе недолгого пребывания во владениях помещика, избавив Торлофа от его страхов по поводу представителей «капюшоновой мафии» и забрав отремонтированную подвеску, Подвыпивший Скороход вновь направился на север. Не обращая внимания на маячащих в близи дороги типов, он вскоре уже был у круга Солнца, где с сосредоточенными лицами его поджидала магическая элита Хориниса. Немного удивившись отсутствию фингалов и ожогов, и более того, наличию конструктивных настроений, Жираф еще раз убедился в превосходстве Ксардаса. Пирокар оставил все свои угрозы и претензии и полностью подчинился плану «починки Артефакта».

Передав Ватрасу безжизненный амулет и немного болотной травки для воскурения и медитации, как раз по стеблю на брата, Организатор встречи тихо отступил в тень.

Зажував по стеблю болотника, маги воздели руки над головой и начали выпускать пар. Не знаю, где они прятали огонь — но дым пыхал в разные стороны, Скалы и деревья отсвечивали в синих, красных и сиреневых отсветах ярких всполохов. Ватрас, Пирокар и Ксардас по очереди сосредотачивались, напрягались и испускали клубы собственной расцветки. До Зрителя донеслось амбре враждебной силы, покидающей изгаженный амулет, очистительная процедура заканчивалась и, судя по всему, участникам удалось «вдохнуть» в артефакт новую «силу».

Зайдя в круг, Избранник Инноса получил предназначенный ему Амулет и краткую инструкцию по его применению, примерил его на свою шею и заколдобился от выпирающей из собственного тела мощи инфракрасного спектра.

Глава 19. Второе пришествие

Получив от магов восстановленный ими Глаз Инноса, Жираф первым делом отправился доложиться к командиру паладинов. Получив, во время этого краткого визита, свою первую боевую руну, он сильно возрадовался и решил испытать ее в деле. Лучшего места, чем Рудниковая Долина, для такого испытания было не сыскать. Пройдя в Миненталь и там сразу телепортировавшись в замок, Герой осмотрелся — двор пестрел новыми лицами и воздух дышал проблемами. Кералот был уверен, что у него стащили кошелек, хотя он его банально выронил, и намеревался сорвать зло на кузнеце. Кузнец, по причине неустроенности, откровенно бездельничал. Один из наводнивших Миненталь Охотников за Драконьими хвостами, Ферос тихо грустил по поводу утерянного меча. Меч его, судя по всему, стащил кто-то из прихлебателей Шамана Гоши, но для Волосатиков он был маловат и оказался не востребован. Чуть в стороне, одиноко и грустно стоял Кор-Ангар, потерявший в перипетиях прошедших катаклизмов свой титул, свой амулет и сам выглядящий каким-то потерянным.

Понаобещав всем скорого решения их проблем, Великий Обещалкин направился к лорду Гаронду:

— Что скажете, Партайгеноссе, Драконы еще не разбежались?

— Ну ты и шутник, Избранный. Если такой ушлый, иди вон, сам разбирайся с ними. Да доложить об исполнении не забудь. Конкретную информацию по дислокации драконов тебе дадут в моем штабе.

— Отлично, мне, как всегда, самые пустяки остаются. А может, вам кузнец нужен?

— Какой кузнец? Ах, кузнец, говоришь, ну будем считать, ты за него ручаешься. Пусть немедленно берется за работу.

Штаб Гаронда состоял из двух офицеров, один из которых сразу предложил Герою дополнительную халтурку: Главарь Волосатых Топтунов по кличке Гоша Маленький обосновался на бугре вблизи выхода из крепости. Требовалось этого Гошу упаковать окончательно и в качестве «необходимого снаряжения» офицер предложил очень приличную выпивку. Сторговавшись на «темно-красном», Герой взялся за поручение и направился к выходу.

Кузнец, узнав что принят на работу, просиял и начал уверять, что обязан «по гроб жизни». Только броню или меч выковывать отказался, мотивируя это тем, что лучшего сделать не может. Врал, наверное, просто неблагодарный тип оказался.

Уже у самого спуска из крепости Жираф обратил внимание на отсутствие одного из стороживших «вход» паладинов. Оказалось, что в порыве депрессии, последний ушел куда-то прошлой ночью и не вернулся.

Спустившись по, любезно предоставленному орками, в качестве сходней, тарану, Задира огляделся. Слева паслось несколько варгов, справа несколько орков. Легко спрыгнув с бревна и повертев перед орками задом, он добился их внимания, взбежал под прикрытие крепостной обороны и достал свою первую боевую руну. Проверка самонаводящегося оружия индивидуального поражение увенчалась успехом. На простого орка требовалось 2 удара, на элитного — три. Освященные божественным огнем Инноса, элитные орки замирали, распластавшись у ног «дарящего свет» и расплачивались за прекращение своей никчемной жизни зелеными корешками.

После очистки ближайшего пространства, Воин Инноса спокойно сошел на выжженную землю и легкой рысью направился прямо вперед. Добежав до реки, он аналогичным образом расчистил противоположный берег и, перебравшись туда, увидел распластанное тело. Какой демон заставил несчастного паладина, ночью, топать к Великой Орочьей Стене, было непонятно, возможно он хотел выглядеть в щелку немного важной стратегической информации, но встретившийся ему Элитный орк оказался сильнее. И теперь, разделавшийся с Синюшным Гориллопоидом, Герой грустно вздохнул по погибшему, прихватил его арбалет, и направился обратно через речку.

Пройдя по берегу, и вдоль скальной стены, он удачно вышел к тому самому холму, на котором обосновался пресловутый Гоша. После обмена любезностями в рамках горячего приветствия, Великий и Ужасный Гош-Пак, могучий Шаман и Предводитель оркских орд, растянулся в пыли, а Герой, подобрав чудодейственный корешок и потерянный Феросом меч, направился дальше.

Его путь лежал к лагерю, где он в первое посещение встретил Диего, и где до сих пор лежали ящики с магической рудой. Лежали, символизируя, кто же на самом деле являлся хозяином в Минентале, в то время, как немногочисленные паладины сидели в осаде, а вокруг слонялись мобильные оркские патрули.

Глава 20. Смерть драконов

Пробившись с боями к домику Ковалорна, Жираф увидел двух сидящих у костра наемников. Это были бойцы со двора Онара, только судя по доспехам, они эту службу уже оставили в прошлом.

— Привет, Сайфер, вы никак решили Онару дичи настрелять?

— Да ну его, Онара, — поморщился Сайфер и смачно сплюнул, — мы теперь Охотники на Драконов.

— Ага, понял. А доспехи коричневые, чтоб не видно было, повстречали вы дракона или нет?

— У нас еще дезодорант, тьфу, ароматические травки есть, — Сайфер осклабиляся. — А может и правда, завалим дракона? Ты его отвлекать будешь, ну вроде как поговори за жизнь, а мы из засады, с арбалетами. Против его огнемета у нас три арбалета будет

На том и порешили. Всех, кто встретился, и шершней, и ящеров, и дракона. Последний имел явно завышенную самооценку, обзывался, грубил. Привык чешуйчатый к безнаказанности и не прочувствовал вовремя, что зашедший поговорить «человечишка» несет «Глаз Инноса», а потому является его Избранником. Так и остался болотный ящер — переросток валяться истыканный болтами и с вырванным сердцем, а Истребитель Драконов переместился в замок, восстанавливать ослабленный амулет и порадовать лорда Гаронда.

Еще до встречи с Гарондом, Жираф отдал Феросу потерянный меч. В отличие от кузнеца, Ферос был действительно благодарен и обещал учить силе и ловкости.

Лорд же, получив известие о гибели болотного Дракона, даже глазом не повел. Как будто эти летающие огнеметы не держали паладинов в постоянном напряжении. Не то, что бы Герой рассчитывал на большую благодарность, чем кучка гольден штуке, но ведь не падальщика завалил. Решив, что старшие паладины совсем закостенели, он направился на поиск следующего Пиродактиля. Лишь у выхода показал Удару арбалет погибшего паладина, закрыв этим вопрос о его исчезновении.

Выйдя за пределы крепости, и обдумав предстоящий маршрут, Владеющий Магией обратился в волка и потрусил вперед. Перебравшись на другой берег речушки он направился дальше вдоль Великой Орочьей Стены, рассматривая слоняющихся небольшими группами орков. Миновав ящериц, среди которых вальяжно прохаживалось несколько огненных, он поднялся по скальному уступу наверх. Справа, внизу, он чутким волчьим ухом расслышал голос Горна, беседующего с каким-то охотником, но решил его не ввязывать в эту рискованную охоту и побежал дальше, мимо ящеров, по мосту и наверх, к самой крепости.

Старая крепость была в верхней части основательно разрушена, но два этажа уцелели. На первом этаже, под охраной Огненного Демона, как-то быстро сдувшегося под ударами паладинской магии, лежали, дожидаясь положенной выдержки, две бутылочки «розового сладкого». С удовольствием осушив найденную амброзию, Герой воспрял духом и потопал рубить Дракона, точнее дырявить его болтами, с учетом полученного ранее опыта. Этот Дракон был так же высокомерен и нагл, и, не то, что бы раскаяться в своем Бельджарском прошлом, но вообще ничего ценного сказать не смог. Так и умер, истыканный арбалетными болтами, и каменная шкура его не спасла.

Похожим образом был уничтожен и Огненный Дракон. Отработанная схема действовала без осечки — безопасное путешествие в превращенном виде, короткая схватка на подходах к Пироящеру и бестолковый разговор, с последующим уничтожением переростка. Истребитель Драконов уже начал задумываться о внесении в процесс креативных новинок, но, вспомнив, что от добра, добра не ищут, решил действовать так же и дальше.

Проход к Ледяному Дракону он осуществлял со стороны входа в Рудниковую долину. Приняв «на грудь» ускориловки и быстро спустившись с горы, Жираф не снижая темпа, свернул направо, где галопом пронесся мимо лениво прохаживающихся ящериц. Его целью были пасущиеся на небольшой полянке остеры, а точнее располагающаяся за ними бутылочка тархуна. Полученный бутыль с изумрудным отливом мог существенно повысить его ловкость, но пока был убран, «до лучших времен».

Следующая остановка в этом марафонском забеге пришлась на лагерь «у старой шахты». Избранный Инноса старался не манкировать обязательствами перед патроном, тем более, что молитва, сдобренная скромным финансовым пожертвованием, приносила весьма приятные изменения в личных характеристиках. Действие ускориловки закончилось уже в покрытой льдом области.

Превращенный Волк мирно проскользнул мимо сторожащих вход ледяных големов, мимо торчащих тут и там, по одиночке, ящеров, и вернул себе человеческий облик лишь перед пещерой Дракона.

Четвертый, последний в Минентале и самый мощный Ледяной Дракон, то же ничего действительно важного не сказал, кроме небольшого намека на какой-то там Ирдорат. Вспомнив, что слышал это название от Ксардаса, Истребитель Драконов уничтожил и это порождение Бога Смерти.

Глава 21. Последний обход

Поправив немного здоровье после битвы с Исполинской Сосулькой, пыхающей Огнем, Жираф осмотрелся в поисках «вкусного». В осиротевших сокровищах багровело на снегу яйцо дракона, которое должно было заинтересовать магов. Непродолжительная прогулка по прилегающей территории показала, что ледяные големы выращивают волшебные травки, а в сооружениях ворот бывшего Нового Лагеря нашлось две бутылки «розового сладкого». Урожай просто превосходный.

Выбравшись за внешние ворота, Герой заметил сидящих у костра Сильвио и Булко и, помня по прежним встречам об их вредности, свернул направо. Первая же пещера на его пути охранялась толпой маленьких зеленых негодяев. Черные Гоблины, увидев своего извечного врага, начали размахивать палками и выкрикивать непристойности, после чего, окончательно возбудившись, кинулись в атаку. Там они и полегли, щедро оплатив потраченные болты заветной Ягодкой.

Не ввязываясь в возможные стычки и обходя опасности, Осторожный Путешественник перебрался на другой берег водоема. Несмотря на ледяной панцирь, покрывший окружающие земли, вода была весьма теплой. На берегу бродил шныг, окруженный роем беспорядочно летающих шершней. Их участь решило то, что за ними, на взгорке, гомонила группа Черных гоблинов. За гоблинами тупо топтался здоровенный тролль, видимо нанятый маленькими разбойниками в качестве охранника, но эта «крыша» им не помогла. Расправа наступила быстро и была неотвратима как судьба. Прихватив, из охраняемого подлыми негодяями сундучка, волшебную ягодку, Неустрашимый Паладин быстрой рысью пронесся мимо озадаченного таким поворотом тролля.

На горке, над заброшенным склепом, одиноко стоял Ангар.

— Ну что, нашел свой амулет? — поинтересовался Жираф.

— Нутром чую, где-то здесь. Наверное, в склепе, но духан там отвратительный.

— Ну, давай поглядим. Я ж обещал помочь, а паладин против нечисти — Сила.

Ангар в ответ грустно улыбнулся и направился к зияющему провалу подземелья.

Битва была короткой и жестокой. Едва они спустились в подземелье, Маг скелетов активировал руну ледяной глыбы, пытаясь заморозить непрошенных гостей, а скелеты воины выхватили двуручные мечи. Глыба врезалась в стену и рассыпалась на тысячи льдинок, а навстречу скелетам понеслись магические вспышки. Пока Ангар своим клинком сражался со скелетом, маг пытался вызвать еще нескольких. Несколько ударов святой стрелы превратили колдующего мага в жалкие ошметки, как раз в то же время, как удар Ангара разбил нападающий скелет на отдельные косточки.

— Здесь невыносимо, — буркнул Ангар, отворачиваясь — я подожду тебя снаружи.

Герой принюхался. Его не тошнило. Решив, что это после болотной катавасии Ангару совсем тошно, если он постоянно на недомогание жалуется, Воин Инноса тщательно обследовал погребок. Амулет Ангара был весьма ценным, потому, что его нацепил сам Маг скелетов. Еще в склепе отыскалась бутылочка «Голубики», чудесного эликсира, повышающего личные магические характеристики.

Выбравшись из подземелья, Жираф отдал амулет Ангару и проводил взглядом удаляющуюся фигуру. Непонятно, как этот Воин прошел сюда сквозь барьеры орков и как он сможет выбраться обратно, но было ясно, что даже сломленный многими несчастьями, этот человек все еще обладал большой силой.

Вздохнув, Избранник Инноса отбросил тени в прошлое, и направился к пещере, блекло выделяющейся на скальном пейзаже прилегающего горного массива. Из пещеры вырвался обтянутый мертвой кожей скелет мракориса, зубы, когти и повадки которого были по-прежнему опасны, несмотря на то, что сам он уже давно расстался с жизнью. И вновь он умер. Так же, как и еще два скелета воина, прятавшиеся в той же пещере. Похрустывая металлическими сапогами по осколкам костей Уничтожитель Нечисти прошел в очищенную от нежити пещеру и был вознагражден бутылкой «темно-красного крепленого».

Оставалось только доложить Гаронду об итогах дедраконизации. Миссия в Минентале была завершена.

Глава 22. Подземелье монастыря

И снова возвращение в Хоринис сопровождалось дурными новостями. Первую из них поведал здоровенный, посиневший от времени, орк-военачальник, поджидавший Героя на ближайшем мосту. Диалога не получилось. Герой спокойно оглядел валяющуюся на мосту тушу и, достав руну, отправился к Ксардасу. Каково же было его удивление, когда вывалившись из голубого тумана телепортации, он уткнулся носом в точно такого же орка, сторожащего вход в башню. Противники дружно вздрогнули и синхронно потянули из ножен двуручные мечи. Доказав в очередной раз, что орк Герою не помеха, последний заметил на дороге одиноко переминающегося Лестера.

— Ты чего тут оркам глаза мозолишь? — доброжелательно поинтересовался Новоприбывший у Скромно Ждущего.

— Так это, Ксардас велел, — промямлил Лестер, — говорит, дождись Избранного и передай записку.

— Какую записку?

— Да вот, тут он что-то понаписал, я даже разобрать не мог…

Развернув и прочитав записку Ксардаса, Образованный (а кто тут говорил, что он из «простых»?) Искатель Приключений понял, что его снова посылают. На этот раз в Монастырь, перечитывать старые книжки. По сравнению с Миненталем, где приходилось отлавливать и добивать Драконов, это было существенным прогрессом. Оставалось только сомнение, что это временное затишье и следующая «посылка» будет значительно дальше. Хрустнув пальцами, в латных перчатках, он с легким шелестом магического дыма отправился в монастырь.

Пирокар, на вопрос о книжке выданной Ксардасом, разразился гневной тирадой, в которой, поминая всех родственников и сожителей последнего, утверждал, что опять был им подло обманут.

— Представьте себе, — кричал он, топая ногами, — на книге стоит печать, которую мне никак не открыть!

Так что с получением книги проблем не возникло. Верховный маг огня, проплевавшись и немного остыв, дал разрешение на вход в подвальную библиотеку, где книга и должна была ждать своей участи.

В подземелье по-прежнему работал маг — алхимик, денно и нощно изобретающий всякую выпивку с оригинальными свойствами. Он с удовольствием ухватился за Драконье Яйцо и заявил, что готов даже поделиться результатами своих экспериментов, разумеется после их завершения. Видимо в подопытных кроликах у него была нехватка.

Пройдя в «святая святых» магов огня, зал подпольной библиотеки, Жираф отыскал переданный ранее Пирокару фолиант. Взяв том в руки и расставив ноги пошире он, вытаращив от усердия глаза, произнес пароль доступа к информации, нацарапанный Ксардасом в записке. Книжка полыхнула, выделяя магическую энергию мирным способом, и открылась. Удовлетворившись беглым просмотром, можно было понять, что остров Ирдорат — это прибежище одного из храмов Бельджара, а более детальная информации сокрыта в подполе этой подпольной библиотеки.

Найденный по подсказке «ламповый рычаг» послушно открыл проход в нижние галереи, откуда пахнуло затхлостью и мертвечиной. Воин Инноса достал, так, на всякий случай, руну «Святой стрелы» и начал неторопливо и осторожно спускаться по каменным ступеням. Осторожность оправдала себя, и, едва он ступил на площадку нижних коридоров, как услышал характерный треск бегущих скелетов-воинов. Подземелье озарилось вспышками магического огня и хрустом рассыпающихся костей, позвякиванием подпрыгивающих и дребезжащих на камнях, ржавых от времени, двуручных клинков.

Каменный лабиринт, скрывающий смертоносную нежить под гирляндами зеленой плесени, вывел в небольшое помещение, где любым гостям был уготован прохладный прием. И вновь ледяная глыба, не найдя цели, разбилась о стену, красиво сверкнув голубизной осколков, а маг скелетов привычно воздел свои руки в черном колдовстве. И вновь магия Инноса оказалась сильнее, и маг шматком плюхнулся на каменный пол.

Открыв крепкую, тяжелую дверь, найденным в книге про Ирдорат, ключом, Герой прошел в глубь и, перебив встречающихся тут и там скелетов и демонов (одного даже оставил на развод), нашел Карту, флакон Слез и Альманах.

Глава 23. Прощальная мозаика

Самый простой способ выйти из подвала — телепортация. Ап, и ты уже во дворе, вдыхаешь свежий воздух. Только голова немного кружится от расхода магической энергии и перепада давления.

Небольшой визит к Божественной статуе показал, насколько сильный ингредиент «Слезы Инноса». Опрысканный ими «рудный клинок», под воздействием горячей молитвы, превратился в чудо-оружие, значительно улучшив свои режущие качества. По прочитанному в Альманахе рецепту получилась руна телепортации, которая позволила оказаться в отдельном помещении, где хранились мощные паладинские доспехи. Теперь Герой осуществил свою мечту выглядеть «как Лотар», жаль, что последний этого уже не оценит.

Понимая, что гулять осталось уже не долго, Жираф решил пробежаться по окрестностям с целью собрать травки и корешки, для пополнения гербария. Он оправил новый, сияющий сталью, доспех и через телепорт отправился к Онару. Начался калейдоскоп стремительного круиза по уже известным и необжитым территориям Хориниса. Текла ставила угощение на поминки Драконов Миненталя, Дар заинтересовался кольцом орка — Военачальника, Торлоф облегченно вздохнул, узнав, что обладатель Черного капюшона из бандитского лагеря убран, в общем жизнь продолжалась стремительным потоком горного водопада.

После Сагитты, одарившей гостя несколькими ценными травками, был прыжок к «Мертвой гарпии»

И бег к каменному кругу мимо усадьбы Акила. Возле каменного круга гербарий профессионального Натуралиста пополнился несколькими замечательными травками, включая Драконий корень. Дальнейшую траекторию и сам Путешественник уже мог вспомнить только обрывками. Все смешалось в его памяти, драки, травки, снова драки и снова корешки. Он был у маяка и снова у двора Акила, собрал ягоду Гоблина и корень Дракона по дороги к тому же маяку, посетил самый высокий взгорок, доминирующей над Хоринисом горы.

Вернувшись в город по скале от маяка, он пробежал по знакомым торговцам и сообщил Джеку, что его маяк свободен. Дела на острове стремительно уходили в прошлое, и стоило задуматься о прощании с этим тихим, мирным и очень уютным городком.

Заглянув к Константино, который в это время пытался спать, новоиспеченный Алхимик, по полученным от Сагитты рецептам, доделал оставшиеся и недавно закупленные травки Коронного зелья в искрящийся голубизной эликсир Силы Духа, после чего, с негромким хлопком, отправился к монастырю. Монастырский алхимик слово сдержал и приготовил из яйца Дракона новое зелье. Он честно предупредил, что пойло — экспериментальное и за эффект ответственности не несет, но когда такие мелочи останавливали Героев?

Понадеявшись на божественного патрона, Избранник Инноса, крякнув, осушил неизведанный напиток. Непонятно из какой части его могучего организма, раздался громкий рык, и сила его возросла.

Очарованный приятным ощущением духовного подъема, он, не сходя с места, осушил все оставшиеся бутылки с выпивкой, закусывая травками и корешками великой магической силы. Пил, не пьянея, и необыкновенный духовный подъем переполнял его естество.

Когда пить было уже нечего, а закусывать — практически нечем, Жираф вышел на свежий воздух и оглядел двор Монастыря. Перед ним лежал путь в логово страшного врага, в самое сердце логова приверженцев бога Смерти, но на сейчас, на текущий момент, цель была завершена. Легкая грусть окутала его сознание, затуманивая обычно острый взгляд и приводя накачанные тренировками руки в состояние позорной слабости.

Изумрудная трава окутывала грубые стальные сапоги, в нескольких шагах паслись доверчивые монастырские овечки. Голубое небо, изредка пересекаемое перьями невесомых облаков, манило цветом несбыточной надежды, надежды, что впереди будут не только бои и неприятности, но и мгновенья чистого душевного покоя.

Жизнь ждала, пока Герой сделает шаг…

От автора: Прошу извинения, за то, что получилось не строго документально. Местами поступки и предметы перемещены во времени для оптимизации сюжета. На самом деле Прохождение было совсем не таким. Или почти не таким. Ну, скорее почти таким. Да разьве это важно? Вот перед вами мое скромное описание, как Жираф гулял по землям Хориниса и, поверьте, именно Так оно и было!

:: версия для печати версия для печати :: оглавление оглавление :: наверх наверх ::



Рейтинг@Mail.ru The entire contents of this web site are © 2002-2007 by Snowball Gothic Community. Portions are © 1995-2007 by Snowball Avalanche LLC. All rights reserved. При цитировании ссылка обязательна. По всем вопросам пишите на akmych@myrtana.ru. Version 2.3.0. Rambler's Top100