Проект Готика

Дневник последней гарпии

Автор: Тень
Дата публикации: 20.05.2005
Дата последнего изменения: 15.03.2017

Скелеты сказали, что время пришло… Не знаю, что бы это значило, но, кажется, их нужно расспросить получше, ведь из всех гарпий я ближе всего с ними знакома. Они говорят, что купол скоро будет разрушен, тогда нам точно конец. Наш Форт опять займут люди, как это было много лет назад, при короле. Еще не поздно все исправить…

***

Люди думают, будто мы, гарпии, не умеем писать, более того, некоторые считают, что мы совершенно не умеем рационально мыслить, и это вдвойне неприятно для нас. Сосуд с чернилами и перо из левого крыла (обязательно из левого, из правого нельзя — плохая примета) — вот все, что мне нужно.

***

К нам приходил орк с длинным жезлом, на конце которого светился синий камень, он призывал нам объединиться во имя Спящего. Он сказал, что скоро к нам придет Человек, с недобрыми намерениями, и мы должны препятствовать ему всеми возможными способами. Орк поднял свой жезл и… одна из моих сестер непроизвольно подлетела к каменному потолку, в тот же момент ее резко ударило об пол. Раздался пронзительный предсмертный крик…

— Так будет с каждым, кто отступит от Спящего. —,проскрипел орк.

Все были в смятении и потому не заметили, как орк исчез. Скелет сказал, что это был «шаман». Я поняла, что он имеет большое влияние среди своих. Странно было слушать, как он, запинаясь, пытается густым басом визжать на нашем языке, но, тем не менее, он выглядел внушительно.

***

Сегодняшний день, для меня овеян дыханием смерти. Одна за другой умерли мои сестры, я слышала их предсмертные крики, полные мольбы. Они как могли обороняли наше последнее сокровище — древний Юнитор. Но отстоять не смогли… Два жалких человека каким то образом пробрались через орочьи владения в Старый Форт. Один, в тяжелой броне, с большим луком и красивым мечом, сначала перебил дозорных, затем вбежал в замок, чем привел нас в замешательство. Я, как последний трус, затаилась в потайной комнате — скелеты любезно приютили меня. К счастью, Человек был настолько глуп, что не додумался потянуть за рычаг на стене, сделанный наподобие факела. Это к лучшему… Хотя нет… Я должна была умереть вместе с моими сестрами…

Как только крики затихли, я выбралась из своего укрытия. Ужасное зрелище мне довелось лицезреть: вокруг, в непроизвольных позах, лежали искалеченные трупы моих сестер. Из груди вырвался оглушительный крик, крик отчаяния и ненависти, крик боли и мести…

***

Очнулась оттого, что кто-то поил меня живительной жидкостью. Над собой я увидела скелета, с заботливым выражением на лице (если только у скелета может быть заботлиое выражение лица), терпеливо поившего меня эликсиром восстановления. Я неблагодарно оттолкнула моего спасителя, не до него мне было в тот момент. Вспомнилось, как Человек бормотал что-то о Юниторе в Каньоне Тролля. Этот Юнитор, как впрочем и сворованный у нас, из покон веков (то есть от времени создания Купола) охранялся гарпиями. Многих из них я знала лично, некоторые приходились мне родственницами. А этот Человек, Бельджар его побери, судя по всему, направился именно к ним. Может быть еще не поздно, и я успею предупредить их?

Я резко вспорхнула вверх, и, раздумывая, зависла над Фортом. Скелет внизу озабоченно прыгал и призывал меня спуститься. Я снизошла к его мольбам и подлетела к отполированной временем черепушке, скелет без лишних слов сунул мне эликсир и подтолкнул вверх. Я отмахнулась от него крылом, и снова взмыла над замком. Боль в голове еще давала о себе знать (судя по всему, после того, как я вылетела из тайника, меня настиг Сон Бельджара, люди называют это «Обморок», и я сильно ударилась о древний каменный пол). Но тогда не было времени думать о боли. И полетела на северо-запад, где ориентировочно находился Каньон Тролля.

***

Я с детства очень любила летать и почти никогда не ходила по земле. Мне нравилось, как внизу проплывают земли орков, как ветви деревьев приветливо машут мне в след. Самое большое удовольствие доставляли мне полеты над водой, вокруг затопленной башни магов или вдоль рек, окружающих Людские Лагеря (сейчас там летать опасно, людей становится все больше, и, хотя мы никогда не проявляем агрессии без причины, всё чаще и чаще становимся жертвами жестоких убийц). Летишь над потоком и наблюдаешь за своим отражением в стремительной воде, иногда опустишься пониже, так, чтобы кончики крыльев скользили по водной глади, и с наслаждением окунешься в прохладные объятья реки. Правда в этом есть один недостаток — оперение гарпий очень долго сохнет, но если стрелой взвиться к Куполу, а потом резко оборваться вниз и притормозить почти у земли, можно очень быстро обсохнуть.

***

Я долго летела над лесом, и неожиданно попала в просеку. Внизу пасся мракорис. Заметив меня, он приветливо завилял хвостом и еще некоторое время пытался догнать мою тень, скользившую по влажной земле.

Я совершенно не подумала о маскировке, и, наткнувшись на «старого друга» — Человека, который так жестоко расправился с моими сестрами, я не знала, что предпринять. Он весело, посвистывая, шагал по тропе, в направлении к Людскому Лагерю, время от времени отстреливаясь из смертоносного лука от безобидных Поедателей Падали, небольших птичек пасущихся неподалеку. Заметив меня, он натянул тетиву и прицелился, внезапно, острая боль заставила меня закричать уже второй раз за день, а ведь гарпии кричат, только предупреждая своих об опасности или перед смертью. Это был конец… Сознание помутилось…

***

Не знаю, сколько я лежала на ветвях высокого дерева. Когда очнулась, казалось, что весь мир перевернулся вверх дном. Передо мной плясали красные круги, от которых рябило в глазах. Наверное обостренная болью память, помогла мне вспомнить об эликсире. О! Как я в тот момент благодарила предусмотрительного скелета, да что там, я готова была расцеловать его костяную макушку. Выхватив из заплечной сумочки бутылек с эликсиром, я одним глотком его осушила. Сначала результата я не почувствовала, но постепенно силы вернулись ко мне, видно эликсир был замедленного действия, в конце концов — это лучше, чем ничего.

***

Я летела над макушками деревьев, и безнадежность подкатывала к горлу, хотелось завопить третий раз за день. Внизу промелькнула стайка пасшихся в ущелье Глорхов — совершенно бесполезных существ, способных только подстерегать добычу и грамотно её разделывать.

Подлетев к Каньону, я сразу заподозрила неладное. Тролля, охранявшего Юнитор вместе с гарпиями, там не было. «Скорее всего, струсил и убежал», — подумала я. Пролетев в дальнюю часть ущелья, я всё-таки наткнулась на убитого. Его маленькая тушка (Человек воспользовался магией уничижения) лежала перед входом в пещеру и преграждала мне путь. Тролль покоился, запрокинув голову, израненный, в запекшейся крови, видимо, смерть настигла его в бою, славная кончина…

Он преграждал мне вход в пещерку, поэтому мне пришлось поднапрячься и перенести его на камни у входа в Каньон. Судя по всему, Человек одержал победу и здесь. Да и чего можно было ожидать, ведь я уже видела, как он возвращался, в приподнятом нестроении, было ясно, что он без труда достиг намеченной цели. Внезапно разум пронзила мысль о том, что все безвозвратно потеряно. Только ради того, чтоб узнать, за что придется мстить, я влетела в пещеру.

Передо мной предстала знакомая картина: искалеченные трупы на холодном полу и пустующая плита Юнитора. Крылья опустились, и я сползла по стене на окровавленные плиты. Меня мутило. Было трудно дышать, я жадно хватала ртом затхлый воздух ужасной пещеры. Чувствовала, что больше ни секунды не выдержу в этом кошмаре. Как хотелось, чтобы все вернулось на свои места. Я мечтала заснуть и проснуться в старом добром Форте, на верхней жерди в библиотечной комнате, а затем слететь вниз и вновь пролистать выученную наизусть книгу. Мечты, как они захватывают и незаметно уносят тебя на много миль отсюда, туда, где ярко светит солнце, туда, где ты не одинок, туда, где нет этой безотчетной печали, ненависти. Реальность же была намного суровее, впрочем, как всегда…

***

Злая, уставшая и подавленная я летела в Старый Форт. Сильный ветер бил в лицо и мешал мне. Я сопротивлялась, как могла. Стоило только задуматься, меня сразу же сносило ветром. Так что поразмышлять по дороге не удалось. Когда поняла, что не в силах бороться со стихией, опустилась на макушку высокого дерева, здесь уж никто не помешает мне собраться с мыслями, а то этот глупый ветер… «Интересно, а откуда под Куполом берутся ветра», — подумала я. Хотелось не вспоминать о случившемся, хотелось поразмышлять о вещах, не затрагивающих «больную» тему, но она упрямо лезла в голову. Представилось, что я оказалась в числе убитых, гнетущее чувство овладело мной. Я взмахнула крыльями и взлетела к Куполу, пытаясь стряхнуть наваждение. Решила всё-таки лететь к Форту — домой…

***

Мостового голема на страже не было, и это показалось мне странным. Големы, созданные из древнейших частиц земли, чрезвычайно исполнительные существа. Вряд-ли он мог покинуть свой пост без причины. Пролетая над мостом, я наткнулась на жалкую горку камней, голем поплатился за свою настойчивость — видимо требовал пропуск у кого-то, кто хотел попасть в Форт. Вот только вопрос: у кого?

***

В замке, словно в склепе, стояла тишина. Чувство опустошенности перемешивалось с отвращением и ненавистью. На полу первого яруса всё ещё лежали трупы моих сестер. Да и куда им было деться? «Кроме меня они не были нужны больше никому», — пришлось с горечью констатировать факты. Успев за два часа с соответствующей церемонией погрести своих сестер, я взлетела на второй ярус — забрать хранившиеся в моем сундуке свитки. И, неожиданно для себя, наткнулась на человека, мирно читающего книги в нашей библиотеке. Этого я раньше уже видела, мельком. Он приходил к нам с тем Воином, что оставил меня последней гарпией под Куполом. Сейчас мне выдался редкий шанс разглядеть его поближе, так как он сидел ко мне спиной. Показалось, что на его гладко выбритой голове красовался огромный рисунок — «татуировка», как называют это люди, а может, никакого рисунка и не было, просто тени играли на блестящей лысине человека. Люди — всегда сильные противники, и я не рискнула напасть на лысого, слишком уж очевидно было его преимущество в силе. Стараясь не создавать лишнего шума, я выпорхнула из Форта.

Куда идти теперь? Что предпринять? Последнее мое пристанище, мой дом, занят все тем — же человеком. Стало страшно, первый раз за всю жизнь я действительно боялась.

Отдаляясь все дальше и дальше от Старого Форта, я постепенно теряла надежду на будущее, вообще. Даже не представляла, куда лечу? Зачем? Залетев в первую попавшуюся пещеру, я вытащила из заплечной сумочки чернила с бумагой и выдернула из левого крыла самое длинное перо. Примостившись на камни, стала писать эти записки. Для кого я их пишу? Не знаю. Вряд-ли кто-нибудь прочитает их. Одиноко и страшно. Из глаз текут слезы, а это привилегия немногих гарпий. Слезы роднят нас с человеком, постыдное родство, но… они приносят мне облегчение. Я плачу, и становится не так страшно, не так обидно, не так тяжело на душе. Что же будет дальше…

На этом «Дневник последней гарпии» заканчивается. При разрушении Купола Гарпия была убита молнией. Но ее записи не пропали. Ксардас, обследуя Рудниковую Долину, наткнулся на труп Гарпии, и, не побрезговав, заглянул в содержимое ее заплечного мешка. Вот, собственно, благодаря кому, «Дневник…» и попал к нам. А что до самой Гарпии… Вы видели чучело в башне Ксардаса?

:: версия для печати версия для печати :: оглавление оглавление :: наверх наверх ::



Рейтинг@Mail.ru The entire contents of this web site are © 2002-2007 by Snowball Gothic Community. Portions are © 1995-2007 by Snowball Avalanche LLC. All rights reserved. При цитировании ссылка обязательна. По всем вопросам пишите на akmych@myrtana.ru. Version 2.3.0. Rambler's Top100